Истории о полных женщинах. Блатная музыка

На небольшой песчаный пляжик пришла группа шпанистых оболтусов, что называется, застолбить место. После обеда намечался какой-то их сабантуй и нужно было сделать так, чтобы на эту территорию не набился народ - день был субботний, жаркий.

Молодежь принесла с собой уйму пива, которое сразу пошло в ход. Вместе с ростом количества пустых банок рос градус настроения - разговоры становились всё громче, темы всё сальней - густой мат стоял на десятки метров вокруг.

Народ подходил к пляжу, видел, что там творится, разворачивался и шёл искать более спокойные места.

Несколько молодых мам с детьми, которые пришли сюда раньше гопников, недолго терпели такое соседство - одна за другой они сворачивались и уходили.

Наконец на пляжике осталась одна пожилая женщина. Она пришла чуть раньше оболтусов, удобно расположилась, причем там, где и они были бы не прочь посидеть сами. Она, как будто ничего не слышала, что происходило вокруг.

Надо сказать, что она была в теле. Причем, подступающая старость сделала его малоэстетичным - что ж тут поделать!

Время шло, а женщина все не уходила.

Оболтусы и раньше обращали на нее внимание, но пока никак не задевали, и наконец решили, что пора.

Сначала они начали неспешно и со вкусом обсуждать её внешность: я не могу здесь привести абсолютное большинство всех эпитетов, которыми они награждали женщину - они матерные, ограничусь самыми невинными - "жирная свинота", "старая бегемотиха" и тому подобные.

На женщину эти рассказы не производили никакого впечатления, она продолжала лежать и читать книгу.

Дальше рядом с ней стал приземляться всякий мусор, прилетающий из "ниоткуда". Лишь когда пустая банка из-под пива чуть не угодила в неё, женщина посмотрела в их сторону, поправила очки и попросила, чтобы "мальчики не мешали".

"Мальчики" сделали вывод что бабка глуховата, тем что было её не пронять, и устроили на неё атаку комками мокрых склизких водорослей.

Это возымело полный успех: женщина поднялась, сняла с себя морскую растительность, наскоро ополоснулась и ушла с одеждой в руках под гогот и улюлюканье.

Единственное, самому наблюдательному гопнику не понравился взгляд, которым посмотрела на них, уходя, женщина - это был не взгляд дряблой пенсионерки, но взгляд волчицы.

Прошло около полутора-двух часов.

Пляжик уже заполнился: гремела музыка, начали жариться шашлыки, визжали девочки - это было самое начало разгуляя.

Вдруг туда вернулась та самая женщина, но она преобразилась - несмотря на жару, она была в блузке с длинными рукавами, строгой юбке, колготах, туфлях и была похожа, скажем, на работницу загса, которая проводит церемонии бракосочетаний.

Она резво, несмотря на свою тучность, растолкала тех, кто ей мешал, подошла к орущему магнитофону и выключила его.

Стало тихо, но лишь на мгновение - всё повернулись к ней и послышались недовольные возгласы, особенно старались девушки. Перекрывая гомон, женщина неожиданно твердым и резким голосом порекомендовала парням заткнуть своих бл..ой!... нехороших девушек и слушать её.

Воцарилась абсолютная тишина. Шпана каким-то десятым чувством поняла, что лучше не перечить этой смешной на вид женщине.

Дальше началось нечто.

Женщина произнесла десятиминутный монолог, из которого я не могу привести ни слова.

Начала она с обсценной лексики: малые загибы чередовались с большими, переплетались вместе, расходились в стороны и ни разу не повторялись, но это было лишь вступление.

Потом началась основная часть - она перешла на язык блатных. Ах, как красиво она говорила, с легкостью переходя с одесского диалекта на колымский, оттуда на свердловский и возвращаясь к ростовскому - это действительно звучало, как музыка.

Компания из сорвиголов, часть из которых побаивались не только сверстники, но и многие взрослые, молчала. Ни один из них не мог не то, чтобы так виртуозно изъясняться, но и даже запомнить большую часть из сказанного.

Если перевести на литературный русский язык то, что сказала им женщина, то это звучало так - старость нужно уважать.

Закончив воспитательную беседу, женщина оглядела всех и спросила - кто здесь старший?

Несколько человек зашевелилось, женщина их жестом подозвала к себе. Остальные сгрудились в дальнем, топком углу пляжика.

Она коротко с ними о чем-то поговорила, потом прежним стальным голосом громко произнесла - НЕ НУЖНО, САМА ДОЙДУ, А ВЫ ВСЕ НЕ ЗАДЕРЖИВАЙТЕСЬ ЗДЕСЬ - и пошла оттуда.

Всё это слышал наряд полиции, который наконец приехал после многочисленных сигналов, застав самое начало концерта, и решил не спешить - оценить обстановку, а потом сам заслушался.

Полицейские конечно спросили у женщины, откуда она так хорошо знает мат, феню и вообще умеет вести себя со шпаной?

- Понимаете, я всю жизнь проработала учителем в школе при колонии для несовершеннолетних - опыт есть.

- А что вы сказали отдельно тем молодым людям?

- Я сказала, что некоторые из моих бывших учеников, сейчас серьезные, уважаемые люди, и они будут очень недовольны, если узнают, что те "мальчики" себя плохо ведут.

Да! Еще я сказала, чтобы они не мешали людям и уходили.

---

Если Вам понравилась история, пожалуйста, подпишитесь на мой канал.

---

Еще Вам может быть интересно:

Магнетизм большой попы. Насильник