Ловушка

12 June 2019

Шла я как-то с ребенком с пляжа. Дочь подобрала в кустах какую-то ржавую палку от пляжного зонта, и уже через минуту пихнула её мне, наказав беречь как зеницу ока.

Я сразу же засунула в эту трубу палец. Что ещё делать с ней взрослой тетке?

А потом стала вытаскивать. А он... пальчик-то мой застрял. Как объевшийся Винни Пух в норе у Кролика. Дергаю, а не идет. Мимо идут люди, а я с длинной ржавой трубой до пола на руке, стою и произвожу непонятные телодвижения. Люди посмотрели на меня косо, да и пошли себе дальше.

Я истерически засмеялась, сделав вид, что все по плану, и вообще - дети, море - всё пучком. Всё под контролем. Яжемать в конце концов.

И давай опять дергать. Палец тем временем стал почему-то разбухать, превращаясь в помидорину.

Не поддаваясь панике, начинаю его с силой тянуть. А он еще больше краснеет и пухнет.

И еще больше застревать. Проходит минут десять, и понимаю - дело мое худо. Внезапно началась паника.

Так испугалась, что села на камни на дорожке и стала зажимать палку коленками, вытягивая руку.

Проделывая сии акробатические трюки, я параллельно представляла, как буду жить с этой палкой, впаянной в мое тело. Мыть посуду одной рукой. Спать, вытянув руку, а железка тем временем будет свисать до пола. Мух гонять, рисовать гадости на песке.

Палка вообще-то полезная штука. Тем более с моим ростом. Сбивать инжир с веток. Можно бить ею завистников. Потом подумала, что меня замучают в аэропорту при прохождении всяких рамок. Да и в любом ресторане-кафе тоже косо будут смотреть.

Почему палец синеет?!

Мамочки!

Я стала выгрызать, выдирать его, рискуя окончательно потерять. Я вся взмокла. Движения мои стали частыми, нервными и бесполезными. Я вставала, садилась, бегала, прыгала. От паники резко перешла к истерике.

А палец намертво впаялся. Как клеем.

Оставшиеся на свободе пальцы затряслись, как у алкоголика, ищущего безрезультатно опохмел с утра.

Дочь меж тем, не понимая масштаба катастрофы:

- Пошли уже домой! Отдай палку!

Отдай ей палку! Я опустила голову и бессильно заплакала. Как назло в это время проходил симпатичный молодой человек. Мне стало хуже.

- Девушка, что-то случилось? Вам помочь?

Что сказать? Что я засунула за каким-то хреном палец в ржавую трубу, и теперь не могу с этим ничего сделать?

Сделав покер-фейс, я нервно улыбнулась, дергая при этом глазом, и заявила что все хорошо.

Пока улыбалась, и прятала позор, по ногам полезли муравьи и начали кусать за ляжки. Молодой человек видел, что всё вовсе не хорошо, но испугался моего очарования и сбежал.

Это стало последней каплей. Невыносимая ярость охватила меня. Красавчик и муравьи меня раздавили. Всю боль, ужас и страх я вложила в рывок. Я была уверена, что палка выйдет с мясом остатков самого пальца. Но мне уже становилось все равно. Тот самый момент, когда истерика переходит в фазу аффекта. Раздался глухой звук и... палец вылетел на свободу. Целым.

В общем, теперь аргументов перед ребенком у меня нет. Дитёныш скопил приличную охапку козырей, на каждую мою пилку, нудёж и лекцию о том, как надо себя вести.

А вообще, к моему глубокому сожалению, у меня таких историй даже слишком много.
Только не говорите, что вы никогда не влипали!
А вообще, к моему глубокому сожалению, у меня таких историй даже слишком много.
Только не говорите, что вы никогда не влипали!