Экстрим по-русски. Волки

Этот случай произошёл в те далёкие годы, летом 1971-го. Начало своего отпуска я решил посвятить экстремальным спускам с гор. В советские времена это было запрещено, так же как и одиночные восхождения. Но начальник спасслужбу Приэльбрусья Толик Махин был мой приятель. Он лишь сказал мне, чтобы я был осторожен и помечал трещины по пути будущего спуска. Это, конечно, азбука и её надо соблюдать. Если что случится, тебе ни кто не сможет помочь. Это и есть экстрим по-русски. Один на один с горой - это тебе не спуски под телекамерами и вертолетами спасслужбы на Западе.

Я обычно ставил палатку на «Зелёной гостинице», так назывался небольшой зелёный островок под ледниками в конце ущелья. Там ниже был зашарпанный вагончик , в котором иногда останавливались туристы или альпинисты. Я ломал ветки кустарников растущих чуть ниже по моренам и ночью выходил на вершины или перевалы. Пока снег был плотный, можно было идти смело, не боясь схода лавин. Я помечал опасные участки ветками, обозначая трассу спуска.

В горнолыжных ботинках, конечно, идти было не очень удобно, но надо было тащить палки и лыжи. А брать дополнительный рюкзак за плечи не хотелось. Рюкзак мешал при спуске. Погода была хорошая. Иногда спускаясь утром с вершины, я приводил в восторг идущих на восхождение альпинистов. «Откуда этот чудак здесь нарисовался?» Спуски в безмолвии – это, конечно, не Чегет с его чайниками, которые частенько могут сделать непредсказуемое движение под лыжника. Так однажды из-за чайника мне пришлось прыгать на лавиноопасны склон. Благо лавина была сухая и небольшая. Всё обошлось.

Однажды, достаточно поздно спускаясь по башкаринском леднику, я услышал музыку доносящуюся из трещины. Когда я заглянул в трещину, то обнаружил там туриста, который пытался выбраться наружу. Вокруг никого не было. «Ты как здесь оказался», – крикнул я ему. «С группой приехали на экскурсию, потом добрались до ледника. Я пошёл вверх и неожиданно оступился и улетел сюда. Кричал, но они вероятно не услышали и ушли вниз».

Трещина была не глубокая – не более пяти метров. «Подожди меня немного, – крикнул я ему, – сейчас помогу выбраться» Я пометил место веткой что стояла недалеко, спустился к палатке взял ледоруб, верёвку карабины и поднялся к трещине. Парень прилично замёрз. Я соорудил страховку через ледоруб, сбросил ему конец с петлёй, чтобы парень одел её под руки. Потихоньку полегоньку парня удалось вытащить наверх. «Считай что тебе повезло», – меня могло здесь и не быть вообще. Парень был, конечно, в шоке. Он оказался студентом какого-то Пятигорского Вуза. Я отпоил его горячим чаем. и проводил вниз до хорошей тропы. Думаю, что его пропажу обнаружили и пошли на встречу.

Но самый удивительный случай произошёл позже.

Как-то рано утром я выбрался из палатки и чуть не сел от неожиданности. Метрах в десяти от палатки сидела волчица. Волчицу от волка отличить не сложно по морде, по экстерьеру. Она вскочила и взвизгнув, немного отбежала вниз и присела. Я не сразу пришёл в себя. Волков я встречал не мало, но вот так, чтоб сидела у палатки- не приходилось. Солнце было уже на подходе и для волков это знак прятаться. Днём они не гуляют открыто.

Волчица посмотрела на меня, прилегла на брюхо, потом встала , отбежала несколько шагов и опять присела. Всем своим видом она давала мне понять, чтобы я её не боялся и шёл за ней. У меня не было огнестрельного оружия. Был конечно нож, ледоруб, топор, горнолыжное снаряжение, верёвки , карабины- на всякий случай. Наконец я стал понимать, что происходит. Она просит меня идти за ней. Я взял нож, и ледоруб и пошёл за ней. Она отходила пробираясь между камней вперёд метров на 20 и садилась , когда я подходил ближе, она вновь отбегала и садилась. Всем своим видом она давала понять, что я правильно её понял. Так мы прошли вниз около километра. Ниже в полукилометре был лес. Я не мог понять причину такого поведения зверя.

Наконец, выйдя из за камня, я всё понял. Недалеко, между камнями лежал волк, задняя нога которого была в капкане. Всю стало ясно. Здесь в верховьях ущелий местные жители иногда загоняют отары овец. Овцы никуда уйти не могут и их частенько оставляют одних и уходят вниз в посёлок, что в 12 км ниже в Баксанском ущелье. Волки конечно же отслеживают передвижение пастухов А те в свою очередь ставят капканы в тех местах, где замечены волчьи тропы. Вот и попал серы в такой капкан. Понял я и поведение волчицы . Она видимо за мною долго наблюдала , и поняв , что от меня не исходит угрозы , решила позвать на помощь. Я был поражён умом зверя. Позже мне довелось встречаться в горах с турами, которые тоже различали охотников –абхазцев и туристов, которые им не несли угрозы.

Волк лежал на брюхе, положив голову на лапы. Когда я приблизился шагов на десять, он прижал уши и тихо зарычал. Волчица повизгивала, видимо что-то ему объясняя на своем волчьем языке. Задняя лапа была в крови. Кровь была на траве и капкане. Капкан был самодельный, но прочный. На обеих скобах были нарезаны зубцы напильником. Волк вероятно уже долго пытался освободиться и потерял силы. Волчица сидела метрах в десяти-пятнадцать от волка периодически ложась на брюхо и тихо скуля. Я уже хорошо понимал, что произошло, и зачем меня сюда манила волчица.

Надо было помочь волку освободить ногу из капкана. Я попробовал дотянуться штычком ледоруба до капкана и отжать скобы. Но это было невозможно, так как пружина была достаточно тугая. Да и шевеление капкана доставляло боль волку и он скалил зубы. Первоначальный страх как то отошёл за мыслями о том, как отжать скобы. «Если одной рукой взяться за скобу, то можно ледорубом отжать немного вторую скобу и вставить камень», прикидывал я про себя. А потом взяться двумя руками и отжать обе скобы. Но как будет вести себя раненый зверь? Он, конечно устал, но если бросится на меня, то мало не покажется. Но мне его было жалко. Волк здорово рисковал, подпустив меня так близко. Я подошёл, взялся левой рукой за скобу, испачканную кровью. Ледорубом в правой руке быстро отжал скобу. Волк только заурчал. Он, вероятно, понимал, что я пытаюсь ему помочь. В образовавшийся зазор левой рукой вставил плоский камень. Это позволяло мне просунуть вторую руку.

Отложив ледоруб, я двумя руками разжал скобы. Волк почувствовал свободу, выдернул лапу и с рычанием отскочил, прижав уши. Волчица вскочила и подбежав к волку лизнула его в морду. Они пошли вниз к границе леса. Волчица трусила впереди, а волк на трёх ногах ковылял сзади. Периодически они останавливались, и волк лизал израненную ногу. Потом они в последний раз оглянулись и исчезли за камнями. Больше я их не видел. На следующий день я спустился вниз. В посёлок, но об этом случае, конечно, никому не рассказывал. Местные жители, при всём уважении ко мне, могли неправильно понять. Ведь волки дерут их овец, а я помог сбежать главному врагу овец.

Спустя многие годы, наблюдая по ТВ экстремальные спуски с гор, я вспоминал даже не столько спуски, как встречу с этими удивительно умными и преданными животными.

Автор: Вячеслав Черников, источник: Polden другие истории этого автора здесь и здесь

Книга "Мы всё ещё русские" здесь

Другие статьи, рассказы, эссе "Про жизнь" читайте здесь

Книги здесь или здесь