Студентам двоек не ставить

28 March 2019

Ректор МГу Виктор Савдовний, ректор ВШЭ Ярослав Еузьминов
Ректор МГу Виктор Савдовний, ректор ВШЭ Ярослав Еузьминов

Высшего образования в России нет. Предыдущая главка

Отчуждение между преподавателями и студентами нарастает и возникает трагикомическая ситуация – многие преподаватели делают вид что учат, а студенты – что учатся. «Docendo discimus» (обучая других, мы учимся сами) – похоже эта фраза Сенеки вычеркнута из лексикона российских вузов на длительное время. Но это и понятно, если значительное количество студентов это люди приносящие деньги, то ректор и его администрация всегда на их стороне – им можно все: повальное списывание на зачетах и экзаменах, скачивание с интернета рефератов, курсовых работ и т.д. Разумеется, имитируется и весьма помпезно борьба с этими явлениями, издаются грозные приказы и инструкции, но если преподаватель проявит принципиальность, то он накажет, в первую очередь, самого себя, пересдачи практически не учитываются в нагрузке, но требуют больших нервных и временных затрат. Нервных, потому что авторитет преподавателя в глазах студентов стремительно снижается, многие из них и в достаточно хамской форме занимаются откровенным вымогательством нужной им оценки. И родители часто помогают им в этом – ребенок ведь получает услугу, следовательно, он вправе оценить ее качество, особенно когда за нее заплачены немалые деньги. Именно поэтому во многих вузах существует негласное правило – двоек не ставить и за неуспеваемость не отчислять. А то, что такое поведение развращает молодых людей, порождает инфантилизм и иждивенчество, редко кто из «заботливых» родителей задумывается. И как следствие в мегаполисах мы видим целые толпы 30-40 летних представителей «офисного планктона» неспособных не только отстаивать, но даже осознавать собственные интересы, не говоря уже об интересах государственных.

При этом во многих вузах зарплата работников деканатов прямо поставлена в зависимость от количества отчисленных студентов, естественно, с отрицательным знаком. Для еще большего «внуздания» преподавателей регулярно проводятся опросы среди студентов о качестве лекций и практических занятий и в этом непотребном действе Высшая школа экономики опередила все другие вузы – если преподаватель угодил студентам, то ему повышают зарплату. Безусловно, в учебном процессе должна существовать обратная связь, исключающая субъективизм отдельных преподавателей, но, конечно, не в таком извращенном виде. Впрочем, эти действия вполне согласуются с настойчивым желанием власть предержащих ввести в России в полном объеме по аналогии с западными странами ювенальную юстицию, достаточно вспомнить федеральный закон «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» и соответствующие поправки в Уголовный кодекс, которые, по мнению многих квалифицированных юристов, направлены на разрушение семьи как основной ячейки общества. А уничтожение семьи – это уничтожение общества, его культуры и традиций и эта тенденция не может не отражаться на отношениях преподавателей и студентов. Если студенты в этой системе отношений, как и дети в семьях, являются доминирующим началом, то принцип социальной субординации, основанный на обычном уважении к старшим просто исключается из общественной жизни и мы получает такую же картину, как в 1917 году, когда студенты многих российских вузов простым голосованием решали, кто из профессоров может преподавать, а кто нет.

А чтобы у чрезмерно пассионарных преподавателей не оставалось времени на размышления о печальной участи российского высшего образования от них требуется, помимо выполнения своих прямых обязанностей, писать бесконечные отчеты по самым разным формам, переписывать учебные программы, которые мало кто из студентов читает и еще много-много всего другого. Об этой бюрократической вакханалии неоднократно писали в пустоту многие возмущенные работники высшей школы на протяжении, по меньшей мере, последних десяти лет, не понимая при этом одной простой вещи, что руководству вуза нужно чем-то занимать рабочее время многочисленного административного персонала.

Отрицательному отбору в вузовской среде способствует и постоянное увеличение учебной нагрузки преподавателей – до 900 часов в год, этот верхний предел одинаков для всех – что для преклонного возраста профессора, что для молодого неопытного ассистента. А поскольку качественно выполнить такую нагрузку просто невозможно, то синдром эмоционального выгорания чаще всего настигает неравнодушных, беспокойных, озабоченных интересами дела, а не только своего собственного кармана, преподавателей. Впрочем, такой объем нагрузки можно сказать «подарок» преподавателям от министерских чиновников – несколько лет назад они серьезно обсуждали вопрос о верхнем пределе нагрузки в 1200 часов. Но при этом, как по Оруэллу – на скотном дворе все равны, но есть те которые гораздо равнее, а в российских вузах это, без сомнения, ректор и его администрация. Вот для них указанный предел не имеет никакого значения, заведующие кафедрами и руководители департаментов сами себе абсолютно произвольно устанавливают учебную нагрузку.

Кроме этого в принудительном порядке в вузах внедряется система так называемого «эффективного контракта» (название то какое!), требования которого выполнить в некоторых «особо преуспевающих» вузах просто невозможно. Цель в общем-то понятная, сократить в максимальной степени количество преподавателей по рекомендациям Всемирного банка. Как следствие – о какой эффективной (очень любят это слово наши руководители!) научной работе при такой нагрузке может идти речь. Это ведь тоже одна из причин, по которой наука в России, по признанию нынешнего президента РАН Сергеева, находится в катастрофическом состоянии – как академическая, так и вузовская. При этом в совершенно удивительном положении оказалась аспирантура, до сих пор никто в России не может понять, что это такое – действительно ли это ступень высшего образования или все-таки «кузница» кадров высшей квалификации.

Автор: профессор вуза, пожелавший остаться анонимным

Продолжение следует

Книга «Мы всё ещё русские» здесь