Что ждало советского солдата, вышедшего из окружения?

В особом отделе вас не допрашивали по поводу нахождения в окружении?

Понимаете, в чем обстоит дело? Никаких допросов со мной по этому поводу совершенно не велось. Никто меня туда не вызывал и никогда по этому поводу не допрашивал, - никогда этого не было. Хотя личное дело, конечно, велось. Ведь когда кончилась война, все это приводилось в надлежащий порядок. Раньше в анкетах были такие вопросы: «Был ли в плену?», «Был ли в окружении?» Сейчас таких отметок нет. Так вот, в ответ на первый вопрос я писал «в плену не был», а в ответ на второй вопрос, значит, указывал: «Был в окружении». Конечно, если бы я этого бы не писал, никто об этом бы и не знал. Но я писал честно и просто: «Был в окружении». А потом в анкетах перестали писать даже таких вопросов: «Был в окружении?» Существовал только такой вопрос: был ли в плену? Я писал тогда: в плену не был. Все остальные вопросы были такими: где родился, где учился? Ну и так далее. В общем, нужно было указывать все прохождение службы, - все это, значит, такое было дело. Так что по поводу моего нахождения в окружении никаких не было ни допросов, ни тем более попыток, чтобы, так сказать, уточнить что-то и так далее, - ничего этого со мной не было.

Вы читаете отрывки из интервью Блинкова Николая Александровича – участника Великой Отечественной войны. В большинстве частях каждый день выдавали по сто грамм «фронтовых». А у некоторых только перед атакой, чтобы приподнять боевой дух солдат.

А питались, как правило, чем вы, когда находились в немецком окружении?

Ну питались мы как? Бывало такое, что заходим в деревушку какую-то, а там, значит, домик стоит. И всем, что там было, тем мы и питались.

А лошадей не ели?

Нет, лично у нас такого не было, чтобы лошадей ели. Это, конечно, действительно было с теми большими группами, которые в окружении находились. Было, значит, такое, что когда большие группы выходили от немцев, им там нечего было есть и они ели лошадей. А такого, чтобы мы питались лошадьми, у нас лично не было.

А паники не было у вас, когда вы в окружение попали?

Какая могла быть у нас паника? Война есть война. Какая тут могла быть паника? Тут уже, правда, может, по молодости, какое-то, я бы сказал, безразличие внутреннее у нас было. А паники — нет, не было.

Не забывайте ставить "Палец вверх" и подписываться на канал. Благодаря этому вы помогаете мне развиваться и расти.