Он как закричит на нас: «Да вы присяге изменили! Да вас под трибунал!» (Воспоминания ветерана)

Я с ними только один раз сталкивался, после войны, в 1948 году. Мы тогда, два сержанта, идем по городу, молодые были, 23 года, смотрим – две красивые немки стоят. Мы им говорим: «Давай это..». Они: «Что мы, собаки что ли? Пойдёмте к нам на летнюю дачу». До дачи 3 километра, а 7 вечера только было, нам в часть до 11 часов, отбоя, вернуться надо было. Мы пришли на эту дачу, красиво там, две комнаты – немки эти, в юбочках. Разобрались кто с кем будет, причем как разобрались, одна немка, самая красивая, говорит: «Я с тем буду, кто 50 раз присядет». Мой друг, Коля Униченко, он сам с Харькова был, так он жирнее меня был и смог 60 раз присесть, а я худее – 75 раз сделал. И она мне досталась. Разделись, электрического света нет, зажгли свечки, а холодно, надо печь растопить. Так она тазик взяла и пошла. А я побаиваюсь, взял наган, и пошел за ней. В подвале там торфяные брикеты были, набрали их, растопили – тепло. Балдеем. По разу полежали, другой раз, потом как захрапели и только около 5 проснулись. Ну всё – трибунал! Надо скорей в часть, но, я говорю: «Микола, давай их проводим домой, хоть увидим где они живут, вдруг триппер поймали или чего?» Проводили их, а потом бегом в часть. Прибежали, а нас там уже ждут. Ремни сняли, погоны сняли и на гауптвахту. И вот мы давай отбрехиваться, что не с немками были, а взяли в военторге водку и напились. «А кто вам водку купил?» «Капитан!» «Какой капитан?» А у нас там 3 полка стояло – наш полк, потом полк тяжёлых танков и тяжёлый минометный полк. Говорим: «Не знаем фамилии, он не с нашего полка». В общем открутились. Нам ремни отдали, мы на занятия сходили, тогда стрельбы были из миномётов и тут прибегает посыльной, говорит: «Вас майор Смерть вызывает», – это начальник особого отдела нашего полка был. Заходим, он нас папиросами «Казбек» угощает, а их офицерам выдавали, мы друг с другом переглядываемся, думаем: «Хороший майор попался». Так с ним разговариваем, а потом он как закричит на нас: «Да вы присяге изменили! Да вас под трибунал!»

Вы читаете отрывки из интервью Леонтьева Петра Леонтьевича – участника Великой Отечественной войны. В праздничные дни советским солдатам выдавали дополнительный паек или спиртные напитки. А если немецкие бойцы праздновали что-то, то красноармейцы устраивали им усиленный артиллерийский обстрел.

Но повезло. Комполка Смерти позвонил, говорит: «Отпусти, не позорь полк». «Ну ладно, из-за уважение к тебе, мы с тобой всё же на фронте вместе были и друг друга давно знаем». Отпустил нас. Только 10 суток строго ареста дали. А перед арестом обязательно наголо стригли. Мы в санчасть пришли, там сержант один сидит, плачет. Он попался на самоволке попался, а ему через неделю домой. Чтобы его не стригли, он голову намазал солидолом, а парикмахер рассердился, и прошелся ему через всю голову, как траншею сделал.

Правда, мы только 6 дней отсидели. Нас 16 февраля посадили, а 23 февраля – День Советской Армии и, в честь праздника, «амнистия».

Ваши "Палец вверх" очень ценны для меня. Уделите 1 секунду и поставьте "Палец вверх". Так же не забывайте подписываться на канал.