В чём заключалась главная тайна «Таинственного острова»?

10 May
43k full reads
4 min.
76k story viewsUnique page visitors
43k read the story to the endThat's 57% of the total page views
4 minutes — average reading time

Приключенческая книжка «Таинственный остров» французского писателя-фантаста Жюля Верна, несмотря на то, что написана больше 150 лет назад, до сих пор пользуется популярностью среди мальчишек и девчонок. История о том, как четверо американцев попадают на крохотный необитаемый остров в Тихом Океане и благодаря своим знаниям и упорному труду превращают дикий ландшафт в самую настоящую маленькую цивилизацию – с пастбищами, огородами, пшеничными полями, загонами для домашних животных, дорогами, разводными мостами, комфортным жильём (даже с лифтом, представьте себе!) и электрическим телеграфом... Это же здорово!

Жюль Верн был страстным поклонником науки и техники, этот писатель был полон веры во всесилие человека. Однако мы с вами люди взрослые, и прекрасно знаем про один из главных законов природы: «из ничего не сделать ничего». Чтобы преобразовывать природу так, как это делали «колонисты» Таинственного Острова, одних только знаний и трудолюбия мало. Чтобы делать железные инструменты и проволоку для телеграфа, чтобы готовить пироксилиновый порох и нитроглицерин для взрыва скал – для всего этого нужны ещё и определённые вещества, минералы.

Жюль Верн это, кстати говоря, тоже понимал. Именно поэтому на Таинственном острове «случайно» оказались месторождения самых разных полезных ископаемых. Вспомним описание первой экспедиции колонистов по острову из 12-й главы:

Пенкроф, Наб и Герберт шли во главе; инженер и Гедеон Спилет следовали за ними. Журналист держал наготове карандаш, чтобы записать малейшее происшествие. Инженер почти все время молчал и иногда сворачивал в сторону, подбирая с дороги какой-нибудь камень или растение, которое он безмолвно клал в карман

– Что это он, черт возьми, подбирает? – бормотал Пенкроф. – Честное слово, я бы не стал из-за этого нагибаться!

После ужина, когда все собрались ложиться спать, Сайрес Смит вынул из кармана несколько образцов минералов и сказал:

– Друзья мои, вот железная руда, вот серный колчедан, вот глина, вот известь, вот уголь. Все это дает нам природа, и такова ее доля участия в общей работе. Теперь будущее за нас!

Здесь, кстати, обратим внимание на досадную оплошность переводчика: конечно же, Смит нашёл не известь, а известняк, то есть минерал, из которого при помощи обжига люди получают известь. Глина и известь были нужны для того, чтобы колонисты смогли делать кирпичи и строительный раствор. Уголь и железная руда – для получения железа. Наконец, без серного колчедана у Смита никак не вышло бы получить серную кислоту, необходимую для получения взрывчатых веществ – нитроглицерина и пироксилина. Кстати, ещё на острове присутствовали залежи ещё одного абсолютно необходимого вещества:

К счастью, природа сама доставила селитру, которую надо было лишь подобрать. Герберт нашел залежи селитры в северной части острова, у подножия горы Франклина, и ее оставалось только очистить...

В общем, если учесть, что Таинственный остров был совсем небольшим (можно было обойти пешком за пару дней), то такое «геологическое разнообразие» удивляет безмерно. Да этот остров не менее обоснованно можно было назвать «Чудесным», а не «Таинственным»!

Давайте сыграем в «геологическую игру». Найдите и откройте большую карту мира, на которой обозначены разными значками месторождения угля, руды, нефти и так далее – а теперь попробуйте найти место на Земле, где месторождения угля и железной руды располагались бы рядом. Можете искать долго – и вряд ли найдёте. Дело в том, что условия образования для угля и железных руд требуются разные! Поэтому залегают они весьма далеко друг от друга: например, Магнитогорский металлургический комбинат использует «местную» железную руду, с горы Магнитной, на Урале. А уголь туда приходится вагонами возить из Кузбасса – за 2 тысячи километров! Думаете, это оттого, что людям просто хотелось «покататься на паровозике»? Нет, оттого, что ближе, чем Кузбасс, запасов каменного угля просто не было! А вот на Таинственном острове был, что называется, «геологический рай», где «всё что нужно под рукой»:

Руда, которую нашел инженер, была сама по себе очень чиста и богата железом. Это была окисленная руда, залегающая беспорядочными темно-серыми массами, которая дает черную пыль, образует правильные восьмигранные кристаллы, доставляет естественные магниты. Она служит для изготовления первосортного железа. Недалеко от залежей железной руды находились залежи каменного угля...

Жюль Верн, конечно, и сам «чувствовал» некую неестественность подобного удивительного совпадения. В романе есть даже вот такой вот диалог:

– Мистер Сайрес, как вы думаете, существуют ли острова для потерпевших крушение?

– Что вы хотите этим сказать, Пенкроф?

Я хочу сказать, – острова, которые созданы специально для того, чтобы около них было удобно терпеть крушение и чтобы бедняги вроде нас могли легко выйти из всякого затруднения.

– Возможно, что такие острова и существуют, – улыбаясь, сказал инженер.

– Это несомненно, сударь, – сказал Пенкроф – И еще более несомненно, что остров Линкольна один из таких островов.

«Ну понятно, это же роман!» – скажете вы. «Почему бы и не предположить, что такой остров всё-таки может быть на Земле!». Согласны. Но всё-таки «Таинственный остров» – роман научно-фантастический, а не сказочный, верно? То есть изложенные там события и обстоятельства должны соответствовать науке, а не чистой фантазии. Мог ли на самом деле существовать остров Линкольна – такой, каким его описал автор? Нет, не мог – и даже не потому, что слишком «удачно всё совпало». Но Жюлю Верну для сюжета нужен был ещё и вулкан – и таинственный остров Линкольна волей автора получил «вулканическое происхождение»:

– Все это прекрасно, – воскликнул Пенкроф, который слушал с великим интересом, – но скажите мне, пожалуйста, мистер Сайрес: остров Линкольна тоже построили ваши инфузории?

– Нет, он чисто вулканического происхождения, – ответил инженер.

Остров вулканического происхождения – это остров, образовавшийся в результате извержения подводного вулкана, то есть излияния и застывания раскалённой лавы, чаще всего базальтовой. Но дело в том, что сложенный вулканическими базальтами остров никак не может обладать запасами каменного угля. Каменный уголь – это осадочная порода органического происхождения, она образуется из остатков растений при высоком давлении и температуре. Селитра тоже образуется при окислении азотсодержащих органических веществ. Да и подавляющее большинство железных руд представляет собой осадочные породы, из этого правила есть редчайшие исключения (например, месторождение Кируна в Швеции), но это именно исключения. Вулканические же острова, особенно в Тихом океане – геологически молодые, и запасов угля или железной руды на них нет и быть не может.


Возьмём самый большой и самый древний в мире вулканический остров – Исландию. Ему около 60 миллионов лет. Много ли на этом острове полезных ископаемых? Можно сказать, что их там вообще нет. Это вулканов и гейзеров в Исландии много, а вот железной руды, нефти, каменного угля, селитры, серного колчедана и так далее – или «совсем нет» или «практически нет». А вот другие знаменитые вулканические острова – Гавайские. Есть там полезные ископаемые? Снова нет. Вулканы, пляжи, отели и народные танцы есть, а руды и угля – ноль. Ещё один крупный вулканический остров – Бали. Как тропический курорт он очень даже знаменит, а вот как месторождение полезных ископаемых – «опять облом»! Самый крупный вулканический остров России – Итуруп, один из Курильских островов. Вот на нём есть ценное месторождение очень редкого металла – рения. Но снова – никаких железных руд, угля и всего прочего!

Не верите нам? Хорошо, чтобы не утруждать вас поисками, цитируем Википедию: «На большинстве островов Океании полезные ископаемые отсутствуют, только на наиболее крупных из них ведутся разработки: никеля (Новая Каледония), нефти и газа (остров Новая Гвинея, Новая Зеландия)...». Так что, существуй вулканический Таинственный Остров в реальности, колонистам пришлось бы довольствоваться исключительно каменными ножами и топорами. И уж точно там никак нельзя было бы сделать электрический телеграф, пироксилиновый порох, нитроглицерин и другие блага цивилизации. Впрочем, топоры и ножи из обсидиана – вулканического стекла – очень даже остры, и прекрасно годятся как для охоты, так и для рубки деревьев. Так что от голода и холода герои романа точно не погибли бы!

Читайте также:

В чём была ошибка капитана Гранта?

Что такое "Мерлезонский балет", и о чём умолчал Александр Дюма

Как школьник сделал находку, от которой учёные всего мира схватились за голову