Загадка и разгадка картины, стоившей Веласкесу жизни

Большинство исследователей считают самой сложной, необычной и загадочной картиной Веласкеса его «Las Meninas» – «Менины».

Маленькая инфанта Маргарита, старшая дочь короля Филиппа, была любимицей художника, он рисовал её много и с удовольствием. Девочке прислуживают две фрейлины (или, по-другому, менины, – они и дали название картине). Немного в стороне от инфанты – придворные шуты-карлики. Чуть позади инфанты – её воспитательница и охранник.

Справа от принцессы Маргариты художник изобразил самого себя – в руках у него кисть и палитра с красками, он пишет портрет... Но чей? Инфанты? А вот и нет! В зеркале на заднем плане (это именно зеркало, а не картина, как это может показаться на первый взгляд) видны две фигуры – короля Филиппа IV и его жены, королевы Марианны, именно их портрет пишет Диего Веласкес.

Кстати, «Менинами» эту картину стали называть только в XVIII веке, до этого она называлась «La Familia», то есть «Семья». Обратите внимание на костюм самого художника. Ничего необычного не замечаете?

Загадка рыцарского плаща

Художник за работой одет вовсе не в фартук (как положено при работе с красками), а в чёрный блестящий плащ со странным красным крестом на груди. Это не просто плащ, это орденское одеяние рыцарского ордена Сантьяго! А на поясе у художника видны ключи, – и снова это не просто ключи, это символ высокой придворной должности – камергера.

Почему же художник работает над портретом короля и его жены «при полном параде», в орденском плаще и с камергерскими ключами?

Надо сказать, что Веласкес был не просто придворным живописцем – он был личным другом короля Филиппа. С королём Веласкес познакомился, когда они были ещё молодыми людьми: Филиппу было девятнадцать лет, а Веласкесу – чуть больше двадцати, и дружба эта продолжалась до самой смерти художника в 1660 году. Подобное положение принесло художнику славу, деньги, влияние и... бешеную зависть придворных!

Дело в том, что Диего Веласкес был низкого происхождения – старший сын простого нотариуса из Севильи; да и живопись в те времена считалась «ремеслом», а не искусством, и работа живописцем считалась делом недостойным дворянина. Вообразите же, какую ненависть вызывал этот «выскочка-маляр» у гордых чопорных испанских грандов! Веласкес об этой ненависти прекрасно знал и очень переживал. Ему казалось, что его труд, талант и дружба короля вполне способны компенсировать нехватку знатного происхождения, но у придворных было своё мнение на этот счёт.

Король Филипп всё происходящее видел, но мало что мог сделать. Он мог осыпать своего друга деньгами, дать ему высокую должность при дворе – но существуют вещи, с которыми не могут ничего поделать даже короли...

Тогда Филипп придумал, как ему показалось, весьма хитрый ход: он дал Веласкесу право выбрать для себя вступление в любой из рыцарских орденов Испании: Алькантары, Калатравы или Сантьяго. Членство в любом из этих орденов автоматически делало художника принадлежащим к элите испанского дворянства, и уже никто не посмел бы упрекнуть его в «незнатности». Диего Веласкес выбрал орден Сантьяго – самый престижный из трёх.

Крест ордена Сантьяго
Крест ордена Сантьяго

Но король и его друг недооценили спеси испанского высшего дворянства. Тогдашний магистр ордена Сантьяго и «совет тринадцати», выслушав просьбу короля, согласились обсудить вступление Веласкеса в орден – однако, согласно правилам ордена, кандидат на вступление должен был предоставить официальные документы, удостоверяющие «чистоту крови» («limpieza de sangre»). Кровь признавалась «чистой», если четыре поколения предков кандидата были дворянами (идальго) и «старыми христианами», то есть в родне не должно было быть ни мусульман, ни евреев. Однако дед и бабка художника были торговцами, да ещё и «конверсос», то есть принявшими христианство евреями!

«Дело о чистоте крови» Веласкеса длилось несколько лет – и стало для художника настоящей пыткой. С молчаливого согласия короля ему пришлось фабриковать документы, подкупать свидетелей, лгать под присягой, изворачиваться, униженно просить гордых грандов о снисхождении – это ему-то, личному другу короля, камергеру двора, одному из самых влиятельных лиц королевства!

Картина «Менины» была написана в 1656 году – в самый разгар процесса о «чистоте крови», а потому на тот момент художник ещё не имел рыцарского звания и не имел права носить плащ с крестом ордена Сантьяго. Откуда же на картине крест?

По словам Антонио Паломино, биографа Веласкеса, красный крест ордена Сантьяго на плаще нарисовал лично король Филипп уже после смерти художника, со словами «он это заслужил». Вряд ли это правда. Ведь тогда получается, что изначально художник изобразил себя в торжественном церемониальном плаще – только без креста? Не в фартуке живописца, а при полном параде, с ключами камергера – но без креста Сантьяго... Странно, правда?

Разгадка

В 1658 году терпение короля Филиппа лопнуло, и он открытым текстом приказал Магистру ордена Сантьяго принять Веласкеса. Однако и здесь чопорные испанские вельможи нашли способ поиздеваться над ненавистным «выскочкой-маляром»: ему пришлось «покаяться», подписать документы о том, что он принимается в орден «в виде исключения», что ему оказывают «снисхождение» и «прощают» недостаточную чистоту крови «по просьбе Его Величества».

И, хотя теперь формально Веласкес принадлежал к высшему дворянству королевства, художник так и не будет принят испанскими грандами, как равный – через 2 года он умрёт (возможно, что здоровье его подорвал длительный и унизительный процесс), и на похоронах его гроб будут нести рыцари Алькантары и Калатравы, но не рыцари ордена Сантьяго (как это следовало бы согласно придворному этикету).

Теперь вы поняли, почему картина изначально называлась «Семья»? Почему Веласкес изобразил себя в рыцарском одеянии – и вместе с королём, королевой и маленькой инфантой? Эта картина – ответ измотанного волокитой художника гордым вельможам, смеющимся над его низким происхождением.

Ну и что, – как бы отвечает художник со своего полотна. Зато я – полноправный член королевской семьи, видите? Вот мои камергерские ключи, а вот мой рыцарский плащ, а вот вся королевская семья в моей мастерской во дворце! Вы можете хвастаться чистотой крови своих предков, но кто из вас может называть себя близким другом семьи самого короля?

Читайте также:

Кто в действительности позировал для портрета Джоконды?

Самые скандальные портретисты ХХ века

Как художник Казимир Малевич до Чёрного Квадрата дошёл?

Разгадка "Неизвестной"