Был у меня соперник...

Был у меня соперник, неглупый был и красивый,

Рожденный, видать, в рубашке, - все удавалось ему.

Был он не просто соперник, а, как говориться, счастливый,

Та, о которой мечтал я, сердцем рвалась к нему.

И все-таки я любовался, под вечер ее встречая,

Нарядную, с синими-синими звездами вместо глаз,

Была она от заката вся словно бы золотая,

И я понимал, куда она торопится в этот час.

Конечно, мне нужно было давно уж махнуть рукою.

На свете немало песен, и радостей, и дорог,

И встретить глаза другие, и счастье встретить другое,

Но я любил. И с надеждой расстаться никак не мог.

Нет, слабым я не был. Напротив, я не желал сдаваться!

Я верил: зажгу, сумею, заставлю ее полюбить!

Я даже от матери тайно гипнозом стал заниматься.

Гипноз не пустяк, а наука. Тут всякое может быть!

Шли месяцы. Как и прежде, в прогулке меня встречая,

Она на бегу кивала, то холодно, то тепло,

Но я не сдавался. Ведь чудо не только в сказках бывает...

И вот однажды свершилось! Чудо произошло!

Помню холодный вечер с белой колючей крупкой,

И встречу с ней, с необычной и словно бы вдруг хмельной...

С глазами не синими - черными, в распахнутой теплой шубке,

И то, как она сказала: - Я жду тебя здесь. Постой!

И дальше как в лихорадке: - Ты любишь, я знаю, знаю!

Ты славный... Я все решила... Отныне и навсегда...

Я словно теперь проснулась, все заново открываю...

Ты рад мне? Скажи: ты любишь? - Я еле выдохнул: - Да!

Тучи исчезли. И город ярким вдруг стал и звонким,

Словно иллюминацию развесили до утра.

Звезды расхохотались, как озорные девчонки,

И, закружившись в небе, крикнули мне: - "Ура!"

Помню, как били в стекло фар огоньки ночные,

И как мы с ней целовались даже на самой заре,

И как я шептал ей нежности, глупые и смешные,

Которых наверное нету еще ни в одном словаре...

И вдруг, как в бреду, как в горячке: - А здорово я проучила!

Пусть знает теперь, как с другими встречаться у фонарей!

Он думал, что я заплачу... а я ему отомстила!

Тебя он не любит? Прекрасно. Тем будет ему больней.

С гулом обрушилось небо, и разом на целом свете

Погасли огни, как будто полночь пришла навек.

Возглас: - Постой! Куда ты?.. - Потом сумасшедший ветер...

Улицы, переулки... да резкий, колючий снег...

Бывают в любви ошибки, и, если сказать по чести,

Случается, любят слабо, бывает, не навсегда.

Но говорить о нежности и целоваться из мести -

Вот этого, люди, не надо! Не делайте никогда!

Эдуард Асадов

Месть есть наслаждение души мелкой и низкой (Ювенал)