Рижские шпроты в масле подошли к концу?

Прибалтийские страны были очень перспективными лет так 30 назад, но после их выхода из СССР ситуация изменилась. Столь желанная некоторыми тамошними политиками независимость не принесла государствам и их жителям ничего не хорошего. До сих пор Литва, Латвия и Эстония пытаются выйти из всех кризисов, последовавших за рьяным желанием так называемой свободы.

Присоединение стран Балтии к СССР произошло в 1940 году. С тех пор началось производственное становление прибалтийских государств, ибо до 1939 года ни одно из них не могло похвастаться хорошими показателями в этой сфере.

В составе союза только за первые двадцать лет в одной только Латвии было построено 20 предприятий, и в 1965 году объемы производства увеличились в 15 раз в сравнении с теми, что были до 1940-го. А промышленность Литвы тем временем достигла довоенного уровня уже в 1948-м.

Весь Союз ездил в Прибалтику на экскурсии, параллельно закупаясь колбасами и сырами. Но прозападных прибалтийских политиков подобное положение не устраивало, и теперь Латвия, Литва и Эстония входят в ЕС и потихоньку разоряются, являясь лишь военными полигонами для НАТО.

О былых производственных успехах уже давно и речи не идет. Так, к примеру, предприятие Brīvais Vilnis, известное своим производством шпротов, уже несколько лет подряд увеличивает лишь один показатель – убыточность. В прошлом году она увеличилась до 1, 122 миллиона евро.

Причиной таких несчастий стало то, что в 2015 году Россельхоз наложил ограничение на поставки рыбных продуктов из Эстонии и Латвии. И россияне, в общем-то, даже не заметили этого благодаря наличию на прилавках калининградских шпротов. Зато латышские производители прочувствовали все прелести вражды с Россией, которую начали политики ЕС.

Впрочем, все европейские производители и фермеры очень пострадали из-за российского ответа на введенные против нашей страны санкции. И в то время как наша страна развивала политику импортозамещения, благодаря которой мы не очень-то и почувствовали отсутствие иностранных товаров на прилавках магазинов, европейские государства до сих пор продолжают подсчитывать свои убытки.