Зося

25 April

"Вера Даниловна, вы дома?" – Катя поставила сумки на пол, и толкнула дверь квартиры, та была слегка приоткрыта. Сделав шаг в прихожую, она в нерешительности остановилась. Надо бы позвать кого-нибудь, но кого? Муж на работе. Соседи на дачах. Может, Вера Даниловна тоже на даче, может, её квартиру ограбили? А может…Катя решительно прошла в комнату. Никого. Затем ей послышался шорох. Память подбросила картинку из детектива, просмотренного накануне: убийца затаился, и выжидает удобный момент для нападения.

Катя осторожно, мелкими шажками, попятилась назад.

Когда до двери оставалось меньше метра, она услышала слабый писк. Как же она могла забыть? У Веры Даниловны была старенькая собачка, по кличке Зося. Конечно, это она.

Дверь в кухню была закрыта. За ней, на маленькой кушетке лежала собачка. Она была старенькая, слепая, дрожала мелкой дрожью. Катя взяла её на руки, и покинула квартиру, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Дома она положила Зосю на свернутое одеяльце, но та не пожелала лежать. Она поковыляла к двери и стала царапать её.

Бедная Зося! Веру Даниловну, должно быть, забрали в больницу, и собачка осталась одна. Вон как обессилела, бедняжка. Катя открыла холодильник, отрезала кусочек докторской колбаски, налила в блюдце молока...но собачка отвернулась от еды, только еле слышно поскуливала.

Катя гладила Зосю, и слёзы жалости выступали на глазах.

Она как раз соображала, что скажет Олегу по поводу собачки, как в дверь позвонили.

Муж зашёл в квартиру не как обычно, было видно, что его что-то угнетает.

- Что с тобой? ­- обеспокоилась Катя.

-Там скорая у подъезда. Я боялся, вдруг к нам. - он посмотрел на округлившийся живот супруги, и поднял на неё любящие глаза: - но оказалось, к Вере Даниловне.

-Как к Вере Даниловне? – а она разве… - тут Катя выскочила на лестницу и толкнула дверь напротив. К счастью, та снова была не заперта.

Вера Даниловна лежала на той самой кушетке, откуда Катя несколько часов назад взяла собачку. Около неё сидел фельдшер и мерил пенсионерке давление.

Завидев Катю, Вера Даниловна заплакала, а медик, обернувшись, посмотрел неодобрительно.

-Зосю…мою…украли…- всхлипывала Вера Даниловна. Я пошла в магазин, дверь захлопнула, но видать, не плотно. И мою Зосеньку украли…

Через несколько секунд Катя стояла у кровати больной, а Зося повизгивала и рвалась к хозяйке.

-Простите меня…я думала, вас забрали…а собачка одна…

Фельдшер хмыкнул, и обратился к Вере Даниловне:

-Я сделаю вам укол. Давление упадёт. Вы какие препараты принимаете?

-Не надо укол. Я не пью лекарств. Вот мой главный доктор! – уворачиваясь от эмоциональных поцелуев своей любимицы, сказала Вера Даниловна.

Когда фельдшер попрощался и направился на выход, Катя пошла за ним, на душе у нее было скверно. Вера Даниловна окликнула её, пришлось вернуться.

-Спасибо тебе, Катенька. – сказала старуха. Теперь я знаю, что если умру раньше Зоси, она не останется одна. Для меня это очень важно!

Зося прожила еще около года и умерла от старости, в тепле и сытости, на руках у любимой хозяйки.

Фото из Интернета
Фото из Интернета