Деревенский мороз, Атилла, Ницше и Шипик

24 January

Не знаю почему, ибо человеческий мозг загадочен, как-то одним недавним морозным днём подумал об Атилле. Представил себе, как сидел он где-то у Волги в её верхах, сидел в холодной избе и стало ему, наконец, невмоготу, безмерно захотелось тепла, ощутить свободу от почти вечного напряжения выживания. И тогда бросил Атилла клич своим гуннам-хуннам, да поскакали они на юг, сперва в Византию, потом в сторону Рима. Толком и окончательно ребята, конечно, ничего не завоевали, зато согрелись.

Обдумав это, выглянул я в холодные сени, где на зеленом диване притулился с несчастным видом мой молодой кошак Шипик. Я выпустил в его сторону облако пара изо рта и позвал в теплую избу, протопленную аж двумя охапками березовых дров.

Деревенский мороз, Атилла, Ницше и Шипик

Потом мы долго и внимательно смотрели друг на друга, я на Шипика, а Шипик на меня. Мне в тот момент думалось, что Ницше был категорически не прав. Потому что в жизни то, что нас не убивает (например, холод), не делает нас сильнее. Все совсем не так, ведь трудности, которые мы преодолеваем, одних делают добрее, других злее. Атилла развязывает войну, а я пускаю кота в дом. А ведь никогда до этого в жизни ещё себе подобного не позволял.

Кстати, о коте — о чём думал Шипик, совершенно непонятно. Свои мудрые мысли он тщательно заглушал довольным урчанием. Конспиратор усатый.