Как разрешилась загадка века - Дед Мороз и Наполеон

30.12.2017

Помню, как перепугались тогда французы. Но начну с самого начала. Это случилось ещё тогда, когда в СССР на самом деле всё рухнуло, но люди продолжали верить в светлое будущее. Поэтому неудивительно, что председатель нашего колхоза выписал из Франции трёх французов, что бы они сыродельню колхозу наладили и таким путём образовалось советское импортозамещение. Троица состояла из семейной пары - Жан-Клод (не Ван-Дамм, тот вообще бельгиец) и его жена Катрин (не Денёв). С ними ещё немец Александр. Оказалось, что во Франции есть какие-то немецкие земли, где немцы живут. Этот был как раз из таких, и ещё он фанат Патрисии Каас.

Французов поселили на хуторе, чтобы они не пересекались бесконтрольно с советскими гражданами, "а то мало ли чего". Меня отрядили помогать им по хозяйству - возить, снабжать продуктами, топить печи и так далее. А я, между прочим, ещё школу не закончил. Впрочем, дело обычное для сельской местности - учёба учёбой, а зарабатывать уже надо было. Я тогда вообще весь сентябрь пропустил - вкалывал на колхозной зерносушилке. И ничего - впоследствии быстро всё нагнал, учёба давалась легко.

Откровенно говоря, на мой взгляд, французы только и делали, что бездельничали. Потому что не особо клеилось что-то с сыроварней. Хотя СССР и умирал, но свободу колхозам в бизнесе так и не давали. Помню, попробовали молоко колхозное напрямую с машины людям продавать, так сразу получили по рукам. Да и до сих пор ведь так в стране - без посредника, которому и достаётся основная прибыль, производителю не дадут ничего толком донести до простого народа.

Из французов сносно на русском говорила только Катрин. Она и читала прилично. Я для неё в библиотеке нашей книжки брал. Вот, наверное, удивлялись на абонементе, когда я, к примеру, с двухтомником Ницше от них выходил. Как-то Катрин мне сказала, что зря я сейчас так хорошо питаюсь. Я удивился и она пояснила - мол, надо уже сейчас тренироваться, привыкать русским к голоду и к тому, что придётся есть дрянь всякую. Конечно, я ей не поверил, а она, как в воду глядела, напророчив ужас девяностых.

Но я опять отвлёкся. Дело шло к Новому году. Я по служебным обязанностям остался справлять его с французами на хуторе. Они, естественно, замутили празднование, поставили ёлку, всё чин чинарём и Дедом Морозом должен был быть немец Александр, он с удовольствием согласился. И вот - день настал. Вернее уже ночь, 31-го декабря. Я прихожу к ним, стучусь, мне открывают. Передо мной стоит Катрин в довольно специфическом наряде - какое-то дамское одеяние для балов, но из платья голые титьки торчат. Я так впечатлился, что не сразу обратил внимание на Жан-Клода. А тот перевоплотился в Наполеона, очень похоже, кстати. Стало быть, его жена и её топлесс - это всё Жозефина, супруга Бонапарта.

Сели мы втроём за столик. Я, помню, стараюсь и стараюсь не коситься на "Жозефину". Они налили французского коньяка, мы выпили. А я до того дня ещё ни разу в жизни спиртного не употреблял! Вот такой вот я был молодец, хороший мальчик.

Скоро в дверь ввалился Дед Мороз. В его мешке оказалась большая бутылка самогона, лосиные рога в количестве аж трёх пар и ворох новых белых валенок разных размеров. Всё это добро поставили под ель и сели за стол, продолжая праздник. И уже довольно плотно "набрались", когда ещё один человек появился. Это был немец Александр, которые естественным образом сел с нами и стал путано пояснять, что, мол, проспал немного, будильник сломался, сейчас выпьет кофе, переоденется в костюм Деда Мороза...

И тут до всех вдруг дошло - кто же тогда Дед Мороз, который уже сидит с нами!? Установилось неловкое молчание, мягко говоря. Правда мне, со всеми этими титьками и первым в жизни коньяком, было как-то фиолетово на мистику случившегося. А чего такого? Ну вышел из леса Дед Мороз, поздравил, принёс подарки - всё, в конце концов, как в книжках написано. Я и говорю французам, что у нас часто такое бывает, ничего, мол, особенного. И вообще, радоваться надо, ведь вместо Деда Мороза мог зайти какой-нибудь Берия.

Потом пришлось им долго рассказывать, что такое "Берия" и, как ни странно, это французов успокоило. Но что же наш Дед Мороз? А он словно и не замечал ничего - восторженно говорил тосты, наливал коньяк, пенно открыл шампанское, крепко налегал на импортные продукты. А к утру взял, да и ушёл.

На следующий день упорные иностранцы обошли хутор вокруг. И ведь ни одного свежего следа! Загадка, однако. Они потом даже у себя в газете французской про это написали, а мне вырезку прислали. Жаль, что однажды все мои архивы сгорели, но это другая история.

А что до этой, так спустя аж двадцать лет с небольшим председатель, наконец, "раскололся". Дедом Морозом был он. Уж больно ему хотелось поразить и порадовать иностранцев. Осуществил он свою идею элементарно - загодя залёг с пузырём в сене у лошадей, дождался нужного времени, выбрался. А потом туда же в сено и вернулся, где проспал до вечера первого января.

Кстати, когда я после того нового года про это в школе рассказывал, то одноклассники поверили и в Деда Мороза, и в Наполеона и в коньяк. Не поверили только в голые титьки. Не понимаю до сих пор - почему? И это теперь единственная загадка, оставшаяся после того исторического новогодия. Остальные загадки, как видим, все разрешились.

"Нет ничего тайного, чтобы впоследствии не стало явным!" (с)

На этом пока всё, всем спасибо, ставьте палец вверх!

Будем признательны за любую сумму, которая покажется вам достаточной, чтобы поддержать наш деревенский канал "Жизнь в Максатихе"! Спасибо!