Баксанская - история песни

3,8k full reads
6,8k story viewsUnique page visitors
3,8k read the story to the endThat's 56% of the total page views
6 minutes — average reading time
Помнишь, товарищ, белые снега,
Стройный лес Баксана, блиндажи врага.
Помнишь гранату и записку в ней
Под скалистым гребнем для грядущих дней.

Эту песню часто приписывают Юрию Визбору, но на самом деле написал ее не он, хотя и часто исполнял.

Тут Вики права:

Эта песня написана в начале 1943 года группой военных альпинистов на мотив популярного в то время танго «Пусть дни проходят» композитора Бориса Терентьева.

Вот история ее написания.

В первых числах января 1943 года, когда стало ясно, что гитлеровцы терпят поражение в Сталинграде, горные части генерала Конрада стали покидать перевалы Главного Кавказского хребта - фашистскому командованию стало понятно, что Кавказ становится ловушкой для вермахта. Спешно отступил и отряд егерей, ранее хваставшийся захватом Эльбруса. Однако снять гитлеровские флаги оттуда оказалось непростой задачей.

В конце января группа альпинистов из 20 человек получив приказ снять с вершин Эльбруса, два фашистских знамени, установленных 21 августа 1942 года егерями фашистского капитана Гротта, бывавшими на Эльбрусе до войны и установить советские.

Помните у Высоцкого?

И парень тот, он тоже здесь - среди стрелков из "Эдельвейс...

Операция по возвращению советских флагов на Эльбрус была поручена специальной группе из 20 советских военных альпинистов под руководством опытного спортсмена, полярника и ученого-метеоролога военинженера 3-го ранга Александра Гусева, за плечами у которого было зимнее восхождение на высочайшую гору Кавказа – в 1934-м и несколько месяцев боевых действий против немецких егерей.

Александр Гусев
Александр Гусев
Александр Гусев

Части альпинистского отряда находились в разных местах.
Из Местии через перевал Бечо под командованием лейтенанта
Николая Гусака, участника боев за Клухорский и Нахарский перевалы, отправились шесть альпинистов-воинов: Г. Одноблюдов, А. Сидоренко, В. Кухтин, Б. Грачев и братья Б. Хергиани и Г. Хергиани.
Группа лейтенанта
А. Грязнова, в которую входили Л. Каратаева, Н. Персиянинов, А. Немчинов, выдвинулась из других райнов Сванетии.
С перевала Донгуз-Орун двигалась группа
Г. Сулаквелидзе, в которую вошли А. Багров и Н. Моренец.
Е. Белецкий был включен в группу А. Гусева. В эту группу входили также В. Лубенец, Л. Кельс, Е. Смирнов, кинооператор Н. Петросов.

Александр Гусев вспоминал после войны:

«Это было первое массовое восхождение на эту вершину в условиях военной зимы. Мы знали, что нас подстерегало: кроме меня и заслуженного мастера спорта Николая Гусака зимой на Эльбрус никто не восходил, нам были неизвестны расположения минных полей, а что стоило самодельное альпинистское снаряжение?! Большой груз оружия, минимум питания, неясность обстановки…»

В начале февраля 1943 г. все группы соединились на «Приюте одиннадцати» отряды объединились.

Слева направо: первый ряд - Николай Гусак, Никита Персиянинов. 2-й ряд: Николай Моренец, Георгий Одноблюдов, Борис Грачев, Виктор Кухтин, Александр Сидоренко
Слева направо: первый ряд - Николай Гусак, Никита Персиянинов. 2-й ряд: Николай Моренец, Георгий Одноблюдов, Борис Грачев, Виктор Кухтин, Александр Сидоренко
Слева направо: первый ряд - Николай Гусак, Никита Персиянинов. 2-й ряд: Николай Моренец, Георгий Одноблюдов, Борис Грачев, Виктор Кухтин, Александр Сидоренко

Здание «Приюта» было повреждено бомбежками, но укрыться в нем от непогоды оказалось возможным, и это было весьма кстати, так как состояние погоды явно говорило о приближении бурана.

«Приют одиннадцати»
«Приют одиннадцати»
«Приют одиннадцати»

Буран бушевал целую неделю. В отряде кончились продукты. Положение становилось критическим - в довоенное время в такой ситуации альпинисты должны были бы спускаться вниз. Но 12 февраля они узнали, что Красной Армией освобожден Краснодар и было принято решение идти к вершинам Эльбруса в любую погоду, разделившись на два отряда.

На Западную вершину уходили: Н. Гусак, А. Сидоренко, братья Хергиани, Е. Белецкий, Е Смирнов.

Подъем затруднялся в первую очередь тем, что многие тропы на склонах Эльбруса были заминированы отступавшими немецкими егерями. Поэтому советским альпинистам приходилось двигаться очень осторожно, в обход привычных маршрутов, по лавиноопасным склонам.

Первую группу возглавил заместитель Гусева, лейтенант Николай Гусак. Видимость не превышала 10 метров, свирепый ветер валил людей с ног.

Гусак Николай Афанасьевич
Гусак Николай Афанасьевич
Гусак Николай Афанасьевич

"Тринадцатое февраля, погода испортилась, западный ветер, облачность, снегопад. В 02:30 вышли Николай Гусак, Евгений Белецкий, братья Бекну и Габриель Хергиани, Юрий Смирнов и я. Ориентировка затруднена. Взяли левее. Габриель и я проваливались несколько раз в трещины. У Белецкого то и дело гнутся зубья на левой кошке. Нудный длинный траверс от "Приюта Пастухова" к седловине. Ветер в лицо. На щеках и носу то и дело образуются ледышки. В 10:20 подошли к домику на седловине (5300 метров) — забит снегом. В 30 метрах — могила с крестом. Оставили рюкзаки, начали крутой снежный подъем на вершину. На вершинном плато туман. Не видно ни зги" -
На Западной вершине заметили обрывки фашистских флагов. Сорвали. Установили свой.

— писал в своем дневнике участник восхождения Александр Сидоренко

Сидоренко Александр Игнатьевич
Сидоренко Александр Игнатьевич
Сидоренко Александр Игнатьевич

Советское знамя было установлено на Западной вершине 13 февраля 1943

Водружение советского флага на Эльбрусе
Водружение советского флага на Эльбрусе
Водружение советского флага на Эльбрусе

Рядом с победным знаменем Советской Родины командир штурмовой группы лейтенант Николай Гусак оставил памятную записку:

«13.02.1943 г. 14:00 Сегодня сюда поднялась группа инструкторов альпинизма РККА в составе: начальник группы - мастер спорта СССР Н. Гусак - лейтенант. Участники: А. Сидоренко, сваны-партизаны Г. Хергиани и Б. Хергиани, политрук Е. Белецкий, военный техник 2 ранга - инструктор Е. Смирнов. Поднялись с «Приюта Одиннадцати» за 9 ч. Снегопад, туман, мороз. Восхождение посвящено освобождению Кавказа от гитлеровцев и 25-й годовщине нашей славной Красной Армии. Группа по приказу командования Закфронта сняла немецко-фашистский вымпел и установила наш Красный флаг СССР. Смерть немецким оккупантам! Да здравствует наша героическая Красная Армия! Да здравствует наш Эльбрус и вновь свободный Кавказ!»

Оставшиеся у "Приюта одиннадцати" еще не знали, что экспедиция на Западную вершину завершилась успехом и дежурили посменно вне помещения, пытаясь высмотреть в метели возвращающихся друзей. Спустя некоторое время Гусев, не выдержав ожидания, отдал приказ формировать спасательный отряд.

"Формируем группу, быстро собираемся в путь. Но куда направиться? Где искать пропавших?— Неожиданно мы услышали крик дежурившего в укрытии под скалой альпиниста. Выбежали из дома. Из серой мглы один за другим появились Гусак, Белецкий, Габриэлль и Бесну Хергиани, Смирнов, Сидоренко. Они еле шли, шатаясь от усталости. Мы подхватили ребят и чуть ли не на руках внесли в здание. Здесь они швырнули на пол обрывки фашистских военных флагов"

- вспоминал после войны Александр Гусев

Теперь предстояло проделать всё то же самое на восточной вершине.

Братья Габриэль и Бекну Хергиани, партизаны, участники операции по снятию фашистских и установке советских флагов на Эльбрусе . Февраль 1943. Музей Победы
Братья Габриэль и Бекну Хергиани, партизаны, участники операции по снятию фашистских и установке советских флагов на Эльбрусе . Февраль 1943. Музей Победы
Братья Габриэль и Бекну Хергиани, партизаны, участники операции по снятию фашистских и установке советских флагов на Эльбрусе . Февраль 1943. Музей Победы

В тот же день советские бойцы-альпинисты узнали по радиосвязи об освобождении Ростова. После этого радостного известия Александр Гусев принял решение о приступить к штурму восточного пика. Он лично повел группу на вторую вершину .

На восточную вершину шел отряд в составе: А.. Гусев, Г. Одноблюдов, Б. Грачев, В. Кухтин, Н. Моренец, А. Грязнов, А. Багров, Н. Персианинов, Л. Коротаева, Г. Сулаквелидзе.

Примечательно, что самих немецких штандартов на восточном куполе уже не было - остались одни палки. Гордый Эльбрус сам скинул с себя знамена фашистских захватчиков. Советские альпинисты выдернули изо льда обломки древка с обрывками нацистского флага и установили стяг СССР 17 февраля.

Лейтенант А.В. Багров и лейтенант А.А. Немчинов на вершине Эльбруса 
17 Февраля 1943. Фото Н.П. Персиянинова. Музей Победы
Лейтенант А.В. Багров и лейтенант А.А. Немчинов на вершине Эльбруса 17 Февраля 1943. Фото Н.П. Персиянинова. Музей Победы
Лейтенант А.В. Багров и лейтенант А.А. Немчинов на вершине Эльбруса 17 Февраля 1943. Фото Н.П. Персиянинова. Музей Победы
Группа восхождения на Эльбрус воинов-альпинистов для снятия немецких флагов и водружения советских. Слева направо: В. Лубенец, Ю. Одноблюдов, А. Гусев, Н. Моренец, Е. Смирнов, Н. Персиянинов, Л. Кельс, Л. Коротаева, В. Кухтин; сидят: А. Багров, А. Грязнов - 17 Февраля 1943 Музей Победы.
Группа восхождения на Эльбрус воинов-альпинистов для снятия немецких флагов и водружения советских. Слева направо: В. Лубенец, Ю. Одноблюдов, А. Гусев, Н. Моренец, Е. Смирнов, Н. Персиянинов, Л. Кельс, Л. Коротаева, В. Кухтин; сидят: А. Багров, А. Грязнов - 17 Февраля 1943 Музей Победы.
Группа восхождения на Эльбрус воинов-альпинистов для снятия немецких флагов и водружения советских. Слева направо: В. Лубенец, Ю. Одноблюдов, А. Гусев, Н. Моренец, Е. Смирнов, Н. Персиянинов, Л. Кельс, Л. Коротаева, В. Кухтин; сидят: А. Багров, А. Грязнов - 17 Февраля 1943 Музей Победы.

Обрывки нацистских штандартов были переданы командующему Закавказским фронтом генералу Тюленеву. В штабе фронта всем альпинистам вручили награды: Гусеву, Гусаку, политруку Евгению Белецкому – ордена Красной Звезды, остальным, в том числе, единственной женщине в группе, разведчице Любови Коротаевой – медали "За отвагу".

Участники этих событий и написали "Баксанскую" - Андрей Грязнов, Любовь Коротаева, Ника Персиянинов.

Авторы «Баксанской» — слева направо: А.Грязнов, Л.Коротаева и Н.Персиянинов
Авторы «Баксанской» — слева направо: А.Грязнов, Л.Коротаева и Н.Персиянинов
Авторы «Баксанской» — слева направо: А.Грязнов, Л.Коротаева и Н.Персиянинов

Так она звучит в исполнении Юрия Визбора


Есть выпуск звукового журнала "Кругозор" 1968 года с репортажем Юрия Визбора , где Люба Коротаева (единственная женщина из 20 альпинистов, участвоваших в снятии фашистских флагов) вспоминает о создании этой песни:

"Однажды мы с Андреем Грязновым получили задание: установить пути отступления немцев с Кавказа. Целый день пролежали в снегу на хребте Когутай. А в такой обстановке разные мысли приходят, и мы решили это место отметить. Вынули из одной гранаты запал, написали, что такого-то числа здесь были в разведке лейтенанты Грязнов и Коротаева. Потом сложили тур из камней и положили туда гранату.
Договорились, что кто первый после войны придет - сообщит другому, что снял эту гранату. Ни ему, ни мне не пришлось больше там побывать...
Пришло время. Нам приказали сорвать немецкие флаги. Начался путь из Приэльбрусья.
Когда мы остановились в Итколе ночевать, то установили дежурство на веранде балкарского домика. Была чудная лунная ночь, и как раз из Иткола было очень хорошо видно гребень, на котором оставили мы гранату. Все вышли на балкон. Андрей Грязнов стал напевать про себя песню, а потом случайно у него сложились слова: "Помнишь гранату и записку в ней". А потом кто-то добавил: "На скалистом
гребне для грядущих дней". И потом у нас такой энтузиазм сразу вдруг появился к сочинению, получилось что-то такое, и начали создавать.
Так что стихи - коллективное творчество"

А это текст "Баксанской" с http://www.mountain.ru/

Taм, где снег тропинки заметает,
Где лавины грозные шумят,
Эту песнь сложил и распевает
Альпинистов боевой отряд.

Нам в боях родными стали горы,
Не страшны метели и пурга.
Дан приказ, недолги были сборы,
На разведку в логово врага.

Помнишь, товарищ, белые снега.
Стройный лес Баксана, блиндажи врага,
Пoмнишь, гранату и записку в ней,
На скалистом гребне для грядущих дней.

На костре в дыму трещали ветки,
В котелке дымился крепкий чай.
Ты пришел усталый из разведки,
Много пил, и столько же молчал.

Синими замерзшими руками,
Потирал замерзший автомат,
Глубоко вздыхая временами,
Головой, откинувшись назад.

Помнишь товарищ, вой ночной пурги,
Помнишь, как кричали нам в лицо враги,
Помнишь, как ответил с ревом автомат,
Помнишь, как вернулись мы с тобой в отряд.

Там где днем и ночью крутят шквалы,
Тонут скалы грозные в снегу,
Мы закрыли прочно перевалы,
И ни пяди не отдали врагу.

День придет, решительным ударом,
В бой пойдет народ в последний раз,
И тогда мы скажем, что недаром
Мы стояли насмерть за Кавказ.

Памятник защитникам приэльбрусья
Памятник защитникам приэльбрусья
Памятник защитникам приэльбрусья

С уважением, @maksina

При подготовке публикации были использовани материалы http://www.mountain.ru и risk.ru .

PS. На bards.ru есть еще три куплета - один явно более поздний, скорее всего 70х, последний пел и Валерий Чечет, поют и "Люди идут по свету", так чтоб не было вопросов, тоже их привожу.

Время былое пролетит как дым
В памяти развеет прошлого следы,
Но не забыть нам этих грозных дней,
Вечно сохраним их в памяти своей.

Шуткам не учат в наших лагерях,
Если придется воевать в горах
Вместе с ледорубом возьмешь ты автомат,
Словно на страховке, прижмешь его приклад.

Вспомни, товарищ, белые снега,
Стройный лес Баксана, блиндажи врага,
Кости на Бассе, могилы под Ушбой,
Вспомни товарищ, вспомни дорогой.