Ты стояла до конца среди свинца - памяти Алии Молдагуловой

36k full reads
90k story viewsUnique page visitors
36k read the story to the endThat's 41% of the total page views
11,5 minutes — average reading time
Каплю Вечного огня возьму в ладонь,
Знаю я, что за меня ты шла в огонь!
Ты стояла до конца среди свинца!
Чтоб всегда была ясна моя весна!

Эти строки из вольного перевода с казахского песни о Алие Молдагуловой, девушке-снайпере, ставшей Героем Советского Союза в 18 лет. Посмертно.

К сожалению, об Алие сохранилось очень мало достоверной информации, даже фотографий. Вот одна из них.

Алия Молдагулова
Алия Молдагулова
Алия Молдагулова

Герой Советского Союза Алия Нурмухамбетовна Молдагулова (казахский - Әлия Нұрмухамбетқызы Молдағұлова, в наградном листе - Лия Курумгамб Магдагулова) родилась 25 октября 1925 года — снайпер, в годы Великой Отечественной войны служила в 54-й отдельной стрелковой бригаде 22-й армии 2-го Прибалтийского фронта, ефрейтор. Уничтожила 78 солдат и офицеров противника.

Во многих статьях про Алию написано, что сама она про себя рассказывать не любила. Правда бывшие сослуживцы, и просто люди, знавшие Алию, оставили довольно много воспоминаний, но они нередко не то чтоб противоречат, но не очень стыкуются друг с другом.

Попытаемся все же проследить ее короткий жизненный путь, в котором было так много тяжелых испытаний.

Родилась Алия 25 октября (по другим данным 15 июля) 1925 года в ауле Булак (ныне — в Хобдинском районе Актюбинской области в Казахстане). Отец Алии, Нурмухамет Саркулов, жил отдельно о семьи. Почему - испугался ли трудностей, непривычных для состоятельного, каким он был до революции, человека, или хотел защитить семью от возможных преследований (по семейной легенде, он прятался от советской власти, поскольку принадлежал к старинному байскому роду), точно мы уже никогда не узнаем.

При рождении девочка была записана как Ылыя Саркулова. Имя впоследствии превратилось в Алию (одноклассники и однополчане вообще чаще звали её Лией, и так она и записана в наградном листе), а фамилию сменили на дядину, когда брат матери Абубакир Молдагулов забрал девочку к себе в Алма-Ату. Это случилось после того, как в восемь лет на нее свалилось первое страшное горе. Алия осиротела - её маму убили, когда та собирала остатки картошки на колхозном поле, чтоб накормить детей. Говорили, что сторож выстрелили из ружья - и пуля попала в грудь.

Брат матери не только приютил девочку - он научил Алию русскому языку, и через год девочка пошла в школу и стала отличницей - уже тогда стало проявляться ее необыкновенное упорство в достижении цели. Через два года дядю Абубакира отправили учиться в Москву, в транспортную академию. Он забрал в столицу не только жену и двоих детей, но и младшую сестру Сапуру, и племянницу Алию. Сапура и Алия были почти ровесницами, так что во многих источниках Сапуру называют сестрою Алии, хотя на самом деле она приходилась Алие тетей. Девочки дружили с детства, и именно ей Алия писала письма с фронта.

Алия (справа) двоюродной сестрою (?)
Алия (справа) двоюродной сестрою (?)
Алия (справа) двоюродной сестрою (?)

Не берусь утверждать, но на этом фото Алия где ей уже 12 лет, скорее всего, именно с тётей Сапурой.

Через 2 года академию и дядю Алии вместе с ней перевели в Ленинград. В городе на Неве Молдагуловым дали комнату в коммунальной квартире. В этой единственной комнате оказались не только семья Абакира, но и пожилые родственники - его мать - бабушка Алии - и теща. Дядя с женою, его двое детей, сестра, племянница, мать и тёща - итого 8 человек. Стоит ли удивляться, что для того, чтоб она могла нормально учиться, осенью 1939 года дядя устроил Алию в школу-интернат № 46 (детдомом интернат стал уже во время войны). Старое здание интерната находилось на месте нынешней гостиницы «Охтинская».

Естественно, что после переезда в интернат Алия продолжала общаться с родственниками — приходила к Молдагуловым на выходные, а в начале 1941 года вместе с семьей встречала из роддома тетю, по сути заменившую ей мать, и несла на руках новорожденного двоюродного брата.

В 1940 году Алия за хорошую учебу и общественную работу была премирована путевкой в "Артек" - как и Гуля Королёва, о которой я писала раньше. Алия была первой девочкой-казашкой, побывавшей в Артеке (я была там спустя ровно 40 лет, в 1980, но это совсем другая история).

Артек в 1940 году.
Артек в 1940 году.
Артек в 1940 году.

Как бы сложилась дальше жизнь Алии, если бы не война, мы никогда не узнаем. По воспоминаниям одноклассников, Алия 22 июня собиралась в поход с друзьями, но жизнь распорядилась иначе.

В июне 1941 года дядя Алии был на практике в Ташкенте. По свидетельству родных он сразу же он отправил в Ленинград две телеграммы: одну — семье с приказом уезжать в Казахстан, а другую — другу Алексею с просьбой помочь семье - жене, детям, матери и теще, сестре и племяннице эвакуироваться. Однако упрямая Алия не послушалась дядю и отказалась уезжать из Ленинграда. Вообще она с начала войны стремилась на фронт, как очень многие ее ровесники, но ей еще даже не было шестнадцати, так что в военкомате ей велели ей сначала окончить обучение в школе.

Но очень быстро стало не до учебы - 8 сентября 1941 года началась блокада Ленинграда... Группа старших воспитанником интерната приняла участие в сооружении оборонительных укреплений вокруг Ленинграда. Среди них и Лия. Всю первую, самую страшную блокадную зиму Алия оставалась в городе.

Зима 1941-42 . Ленинград.
Зима 1941-42 . Ленинград.
Зима 1941-42 . Ленинград.

Самым страшным было то, что к девочке вернулся кошмар ее раннего детства — голод. Все знавшие её отмечали, что Алия была совсем маленького роста и очень хрупкой, скорее всего из-за детского недоедания.

Вот что вспоминает бывшая пионервожатая детского дома(трудно поручиться за достоверность, но все-таки решила их привести:

«Однажды Лия, отправившись с санками за водой, долго не возвращалась. Ее нашли лежащей без памяти на середине улицы. Когда врач осмотрел Лию, оказалось, что она сильно истощена. Едва выходили. Как выяснилось позже, Лия отдавала половину своего скудного хлебного пайка маленькой, слабой здоровьем девочке Кате. Как только встала на ноги, поднялась на крышу и вместе с другими стала тушить бомбы-зажигалки».

Старшие ребята и Лия вместе с ними тушили зажигательные бомбы, помогали разбирать завалы. Изуродованный фашистами любимый город, смерти людей не могли не повлиять на впечатлительную Алию. Она жаждала мщения.

С1980 года улица, на которой находился детский дом, переименована в улицу имени Алии Молдагуловой. А в мае прошлого года (2019) там был установлен памятник Алие.

Памятник Алие в Санкт-Петербурге 9 установлен в мае 2019 года)
Памятник Алие в Санкт-Петербурге 9 установлен в мае 2019 года)
Памятник Алие в Санкт-Петербурге 9 установлен в мае 2019 года)

В марте 1942-го интернат, переименованный в детдом, по льду Ладожского озера вывезли в тыл, в Ярославскую область. В мае того же года Алия в селе Вятском Ярославской области окончила 7-й класс. Летом Молдагулова поступила в Рыбинский авиационный техникум. Алия очень хотела летать, но зачислили ее на лишь специальность, связанную с ремонтом двигателей - «холодная обработка металлов».

Это было слишком далеко от ее цели - Алия с еще бОльшим упорством рвалась на фронт. И ей, если можно так сказать, повезло.

16 марта 1942-го вышел «Приказ об усилении пехотного ядра и средств противотанковой обороны в стрелковых дивизиях». В соответствии с этим приказом каждый стрелковый взвод должен был включать не менее трех снайперов. В стране стали массово готовить искусных стрелков - как мужчин, так и женщин. Алия узнала, что в Рыбинске набирают девушек для обучения снайперскому делу, и отправилась в военкомат.

В декабре 1942-го Алия попала в первый набор только что созданной Центральной женской школы снайперской подготовки. 23 февраля 1943 года она приняла воинскую присягу.

Она располагалась в подмосковном поселке Вешняки - теперь это давно Москва. Тогда на территории, где сейчас расположен Московский гуманитарный университет (улица Юности, дом 5), открылась первая в мире женская школа снайперов. В этом здании проходили занятия, а казармы для курсанток были устроены на территории музея-усадьбы «Кусково». Алия попала в первый набор школы.

Школа была уникальной: по приказу Наркомата обороны от 21 мая 1943 года в нее принимали девушек-добровольцев младше 25 лет с образованием не ниже семи классов, прошедших обучение в снайперских комсомольско-молодежных подразделениях Всевобуча. Девушек учили собирать и разбирать винтовку, оказывать первую медицинскую помощь, действовать в противогазе, метать гранаты и зажигательные смеси, стрелять из разного вида оружия.

Из воспоминаний Н. Матвеевой:

«17 декабря 1942 года я впервые встретилась с Алией в горисполкоме города Рыбинска. В то время она выглядела совсем ещё юной девчонкой-подростком, ей было 17 лет. Но Алия настойчиво добивалась, чтобы пойти добровольцем на фронт… По прибытии в школу прошли медицинскую комиссию. Меня с Лией (я её так звала) по росту зачислили в четвертую роту — самых низкорослых. Разместили в оранжерее с трёхъярусными нарами. Спали мы с Лией рядом. Было холодно, негде было просушить одежду, солдатские портянки, обувь. Затем нашу четвёртую роту перевели в капитальный барак, условия стали лучше. После этого началась учёба в снайперской школе. Учились метко стрелять, ползать по-пластунски, быть незаметными для врага. В учёбе Алия проявляла настойчивость, упорство в овладении снайперским делом».

Самая  известная фотография Алии
Самая известная фотография Алии
Самая известная фотография Алии

«Блокада оставила следы на неокрепшем теле Алии, она часто мучилась от фурункулов. Ростом небольшая, хрупкая, она мужественно превозмогала боль и старалась не отставать от сокурсниц, как все бегала и тренировалась, удивляя всех нас выносливостью и твердостью характера. Школу Алия закончила в июле 1943 г., но поскольку она была еще очень слаба физически, решили оставить ее в роте инструктором на три месяца, но она наотрез отказалась и уехала на Северо-Западный фронт вместе с подругами, где воевала в 54-й отдельной стрелковой бригаде».

На занятиях по стрельбе Алия вместе с другими курсантами училась в полной темноте попадать в горящий окурок и сбивать подвижную мишень с большого расстояния.

Курсанты школы снайперов в Вешняках
Курсанты школы снайперов в Вешняках
Курсанты школы снайперов в Вешняках

26 июля 1943 года Алия получила удостоверение снайпера и именную винтовку с гравировкой «От ЦК ВЛКСМ за отличную стрельбу». Из трех сотен выпускниц похвастаться такой наградой могли далеко не все. Не исключено, что именно эта наградная винтовка сыграла решающую роль в решении пойти навстречу желанию девушки оказаться как можно скорее в действующей армии.

Мемориальная доска на московской школе №891
Мемориальная доска на московской школе №891
Мемориальная доска на московской школе №891

Рассказывают, что во время учёбы произошел с Алией такой случай. Однажды ночью дневальная обнаружила: девушки нет в казарме. Доложила дежурному и командиру роты. Стали искать. И как же удивились, когда увидели её на дереве.

- Товарищ командир, я совсем не умею взбираться на деревья, ведь наш аул степной. А вы сами говорили, что без этого снайперу нельзя. Вот и решила ночью потренироваться.

Было ли это на самом деле - кто знает...

Июль 1943 года. Учеба окончена, впереди фронт. Алия писала Сапуре - своей близкой подруге и родственнице (и пусть тёте, а не сестре, но в больших семьях так бывает):

"Привет с дороги !   Добрый день, Сапура !
Не знаю, когда дойдёт до тебя моё письмо, но всё же спешу сообщить последние события в моей военной жизни. Сейчас нахожусь в пути. Выехали позавчера и сегодня думаем быть уже у цели. Но точно неизвестно.
Куда я держу путь, думаю, и так поймёшь. Но тужить об этом, прошу тебя, не надо. Я сама попросила послать меня на фронт, хотя оставляли в школе ещё на некоторое время. На жизнь не жалуюсь. Провожание было чудесное, и едем тоже прекрасно.
Но есть на сердце грусть, потому что не пришлось повидаться с тобой, с малышами, с тётей и вообще с родными.
Очень прошу: напиши тёте о моём отъезде, что чувствую себя прекрасно, настроение хорошее. Пусть не расстраивается. Передай, что я очень прошу быть ласковой с малышами... Пусть она воспитывает их честными, смелыми, преданными народному делу и особенно любящими людей. Хотелось бы ещё о многом поговорить, но всего не напишешь. До следующих писем. Алия".

Комбриг Николай Уральский, в распоряжение которого поступила "рота карандашиков" - девушки-снайперы в ней подобрались все небольшого роста - сначала скептически смотрел на вчерашних школьниц и было хотел отправить их на кухню, но увидев винтовку Алии в идеальном состоянии, определил девушек в 4-й батальон.

Вспоминают сержант Попова Зинаида Васильевна, награждённая орденом Красной Звезды и ефрейтор Матвеева Надежда Абрамовна:

"Лию мы встретили в Декабре 1942 года в снайперской школе. Сразу же бросилась в глаза эта девушка. Стройная, весёлая. Разговорились с ней...
Вспоминается наша первая охота. Мы начали охотиться из блиндажа. Наблюдали весь день, но немцы не показывались. В этот день открыла счёт Шура Ужегова. Лия очень расстроилась, что не увидела ни одного фрица, и завидовала подруге. Но на следующий день открыла счёт, и надо было видеть, как она ликовала.
У Лии была горячая казахская кровь. И эта благородная кровь бывала часто причиной, что у Лии иногда не хватало терпения. Мы держали оборону на Ловати. Мы были на одном берегу, немцы - на другом. Расстояние метров 150. Наблюдать приходилось много и надоедало. Так, Лия выглянет через бруствер и кричит: "Фриц, покажись !", и присвистывает. Мы говорили, что если она погибнет здесь, то глупой смертью. А она только смеялась в ответ".

За первые два месяца на фронте снайпер Молдагулова уничтожила более трех десятков противников. Девушка славилась не только отвагой, но и хитростью, например, раскладывала осколки стекла. Немцы стреляли по бликам солнца, принимая их за прицелы наших снайперов, и выдавали свое расположение.

О ней и других девушках-снайперах буквально ходили легенды. Рассказывали вот про такой случай. Молдагулова и её боевые подруги решили пробраться по нейтральной полосе поближе к вражеским позициям. Хотели укрыться в таких местах, откуда можно было бы бить наверняка. Но немцы засекли девушек и устроили засаду - решили взять их живыми. Не вышло. Хотя и с некоторым опозданием, Алия заметила фашистов. Крикнув: "Бей гадов !" - первой выстрелила почти в упор в ближайшего. Ещё двух фрицев убили снайперы Зина и Надя, оставшихся двух солдат противника девушки под конвоем привели на командный пункт.

В декабре 1943-го 54-я стрелковая бригада передала оборону под Холмом (и снова совпадение с историей моей семьи - именно в Холмско-Торопецкой операции весною 1942-го погиб мой дядя - старший брат моей мамы, о котором я здесь тоже писала, хотя что удивляться, у нас была одна страна на всех) другим частям и маршем выступила в сторону города Новосокольники. Там готовилось сражение, которое должно было стать этапом масштабного советского наступления под Ленинградом. Но храброй девушке Лие не суждено было дожить до освобождения любимого города.

Письмо Алии в Ташкент:

"Здравствуй, родная Сапура! С большой задержкой отвечаю на твои письма. Этой задержке были причины. Во-первых, когда письмо пришло, то я была на "охоте". Вот сегодня 2 января 1944 года. В тылу радуются, веселятся, наверно. А мы расположились на морозе, под открытым небом. Метель, пурга кругом, ни жилья, ничего, кроме единственной землянки, в которой народу набито столько, что яблоку упасть негде. Пишу на коленях, неудобно, к тому же так темно, что не видно строчек. Извини, дорогая, что вместо новогоднего поздравительного письма пишу такое скучное: это зависит от условий жизни. Ну ладно, хватить расстраивать. Поздравляю тебя с Новым годом! Желаю счастливо жить и здравствовать. Целую. Лия. Привет от "кочевников" наших.

В январе 1944-го в ходе Ленинградско-Новгородской операции 54-я стрелковая бригада маршем выдвинулась вдоль фронта к городу Новосокольники Псковской области. Части бригады вышли к железной дороге у станции Насва, где были встречены огнем противника. Заняв ночью исходные рубежи, на рассвете 14 января красноармейцы атаковали врага.

О последнем бое Алии тоже есть разные версии. Приведу ту, что указана в наградном листе ( и в Википедии).

По воспоминаниям Г. В. Варшавского, политрука 4-го батальона, где служила снайпер Алия Молдагулова, части бригады вышли к железной дороге у станции Насва, где были встречены сильным огнём противника. Заняв ночью исходные рубежи, красноармейцы атаковали на рассвете 14 января 1944 года. Батальону, действия которого прикрывали снайперы, была поставлена задача перерезать железную дорогу Новосокольники — Дно в районе станции Насва и захватить деревню Казачиха. Несмотря на то, что первая линия обороны уже была успешно прорвана, атака захлебнулась из-за сильного ответного огня противника. В этот критический момент Алия Молдагулова встала во весь рост и крикнула: «Братья, солдаты, за мной!». В тот день Алия трижды участвовала в отражении контратак противника.
Во время одной из атак Алия Молдагулова, будучи раненной в руку осколком мины, тем не менее, участвовала в рукопашном бою, который завязался в немецкой траншее. В ходе боя Алия была вторично ранена немецким офицером.

Что было дальше - есть две версии - смерть по дороге в медсанбат или попадание мины в сарай, где была Алия вместе с другими раненными. 14 января 1944 года Алии не стало ( в комментариях к этому очерку появилось сообщение, что бой происходил не 14, а 15 января 1944 года).

Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 4 июня 1944г. Алие Молдагуловой было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Наградной лист  Алии Молдагуловой
Наградной лист Алии Молдагуловой
Наградной лист Алии Молдагуловой

Что осталось нам в память об Алие? Не так уж и мало: улицы, названные ее именем в Москве и Ленинграде (Санкт-Петербурге), а также в Нур-Султане и Караганде; в казахстанском городе Актобе ( раньше он назывался Актюбинск) есть проспект Молдагуловой, на котором находится музей девушки-снайпера. Есть памятник Алие и в Алматы, бывшей столице Казахстана, где они вместе с другой казашкой - Маншук Маметовой, хотя в жизни девушки никогда не встречались, стоят на гранитном постаменте с их именами и звездами Героев.

Памятник в Алматы  Алие Молдалгуловой и Маншук Маметовой.
Памятник в Алматы Алие Молдалгуловой и Маншук Маметовой.
Памятник в Алматы Алие Молдалгуловой и Маншук Маметовой.

Почтовый конверт в 1975 и марка спустя 20 лет уже в независимом Казахстане - с одним и тем же портретом, приведенном в самом начале очерка.

Почта СССР - 1975 год
Почта СССР - 1975 год
Почта СССР - 1975 год

1995 - Казахстан
1995 - Казахстан
1995 - Казахстан

Об Алие в 1985 году был снят фильм "Снайперы" (режиссёр Болотбек Шамшиев).

Кадр из фильма "Снайперы"  ( 1985)
Кадр из фильма "Снайперы" ( 1985)
Кадр из фильма "Снайперы" ( 1985)

А еще осталась песня, которую, благодаря таланту другой хрупкой маленькой девушке из Казахстана по имени Роза, знал, не побоюсь этих слов, весь Союз. Послушайте!

Не каждый воин, отдавший свою жизнь за родную страну, удостаивается такой памяти. Так что же заставило меня написать эту заметку об Алие? Ответ прост - я хочу, чтоб память о ней и таких как она, не ушла вместе с моим поколением.
В списке героев, родившихся 25 октября, имя Алии стоит в особом разделе - "Знаменитые герои". Но многие ли из тех, кому сейчас те самые 18, ответят, кто она такая, и почему улицы двух столиц носят ее имя?

Спасибо, что прочли.

С уважением, @maksina

PS. В 2013 году псковские краеведы заявили, что могила, считавшаяся местом захоронения девушки-снайпера, пуста, а по их версии, останки Алии Молдагуловой покоятся в братской могиле в псковских лесах. В марте 2013 года, при вскрытии могилы Алии Молдагуловой, подтвердилось, что останков девушки там нет. Были сформированы поисковые отряды для проведения раскопок в Новосокольническом районе, в трёхстах метрах от деревни Пичевка, где, предположительно, она была похоронена в январе 1944 года. В ходе этих работ было обнаружено и перезахоронено около 173 останков советских солдат и среди них останки трех женщин. Останки одной из них были переданы двоюродному брату Алии Молдагуловой для проведения генетической экспертизы и, по заявлению казахстанских генетиков, найденные в Псковской области останки Алие Молдагуловой не принадлежат.

Из комментария к данному очерку Николая Моисеева:

Летом 2013 года наш поисковый отряд и прибывшие отряды из Казахстана начали подъём останков погибших. Время и кислая лесная почва сделали своё дело. Все останки были в очень плохом состоянии и найти среди них останки Алии Молдагуловой было не реально. Казахские поисковики очень старались это сделать, но у них ни чего не получилось.
Сданные на генетическую экспертизу останки одного бойца, которые могли быть останки Алии, это не подтвердили, т.к. это был мужчина. Из сданных других останков не смогли выделить ДНК из-за плохого их состояния. Конечно, казахстанских поисковиков можно было понять, они хотели сенсации, возможно хотели отвезти останки Героини на Родину и там захоронить. Но ни чего не получилось. А мы и так были уверены, что она там, среди погибших и что перезахороним Алию вместе с другими бойцами. Перезахоронения проходили на воинском братском кладбище в д. Монаково. В 2013 году перезахоронили 173 бойца, а 2014 году остальных. Всего 578 человек. В 2015 году к 70-летию Победы имена всех перезахороненных были увековечены на мемориальных плитах. Есть на них и имя Алии Молдагуловой.
Памятник Алие Молдагуловой в Новосокольниках
Памятник Алие Молдагуловой в Новосокольниках
Памятник Алие Молдагуловой в Новосокольниках

Другие публикации канала о героинях войны:

Мы больше смерти боялись живыми попасть в плен

Они с собой не брали парашютов - Герои Советского Союза Татьяна Макарова и Вера Белик

Другая Зоя

Партизанка Лена - памяти военкора Лилии Карастояновой

"Ходим на охоту за фрицами и за черникой" - памяти Наташи Ковшовой и Маши Поливановой

Жила-была девочка. Герой Советского Союза Елена Колесова

Только имя... Памяти радистки-разведчицы Клавдии Ивановой

Жизнь за Родину. Гуля Королёва

Навсегда двадцатилетняя, или "невидимый ужас Восточной Пруссии»

Завтра я умру, мама

Я Вера

Ночная ведьма - полёт окончен