Новогодний экстрим

22 June 2019

У кого-то есть традиция ходить в баню под новый год . Я же, с тех пор, как начал кататься на сноуборде, стараюсь на зимние праздники выбираться в горы.

Так же было и под конец 2010-го. Мы с друзьями решили ехать в Кировск. Это небольшой город у подножья Хибинских гор в Мурманской области.

Ехали с разных городов: из Москвы, Петербурга, Архангельска, Мурманска. Так вышло, что мой поезд прибывал раньше всех. Уже в девять утра я получил ключи от квартиры, которую мы брали в аренду. К десяти разобрал дорожную сумку и сходил в продуктовый магазин. В одиннадцать начала прибывать остальная компания и мы начали отмечать приход нового года.

Начали сразу с распития рома. Ведь известно, что употребление этого напитка делает вас пиратом, а не алкоголиком! Попутно начали готовить блюда к праздничному столу. За делом и веселыми разговорами время летело незаметно. Примерно к шести вечера была распита бутылка рома на троих. В этот момент трое моих товарищей появились на кухне в снаряжении с претензией:

- А ты чего не собираешься?
- Куда?
- Катать! Мы же в новогоднюю ночь планировали спуск с фейерверками!

Этот момент я совсем упустил. А может быть и не знал - в планировании я участия не принимал. Но тем не менее охотно согласился и побежал облачаться в одежду для катания. В тот момент во мне плескалось около 200 грамм крепкого алкоголя.

Тут стоит сделать отступление. Кроме шмоток и защиты для катания, на мне был еще один аксессуар. Тремя неделями ранее в день открытия сезона я получил перелом костей кисти. В результате в новогоднее путешествие отправился с рукой в гипсе. Но это мне не мешало кататься - ноги же в порядке были!

И вот мы идем на склон. На улице горят фонари, кругом полярная ночь. Работники канатной дороги за небольшое вознаграждение и поздравительный стишок согласились для нашей компании включить подъемник. Мы благополучно поднялись к верхней опоре бугеля и я начал встегиваться. Тут друзья снова обращаются ко мне с претензией:

- А ты куда собрался?
- Вниз. Катать. Мы разве не для этого пришли?
- А мы не здесь катать собрались. Выше идем!

В этот момент я начал подозревать, что я и близко с планом не знаком. Но тем не менее прекратил попытку и присоединился к остальной группе. То ли командный дух меня вел, то ли алкогольное опьянение. По-хорошему надо было в тот момент повернуть обратно, но я двинулся вперед и вверх навстречу приключениям.

Первое время идти было не сложно: снег был неглубоким и под ним была устойчивая скальная порода. Но тем не менее пеший подъем в гору требует значительных физических усилий. Минут через пятнадцать-двадцать я начал понемногу трезветь. И вместе с этим приходило осознание, что положение мое незавидное: пьяненький, невыспавшийся и травмированный я шел в конце группы и с трудом поспевал. Но пути назад уже не было - отстать от группы было бы большим риском.

В какой-то момент вверх идти стало совсем сложно и мы продолжили свой путь по более пологой траектории по траверсе. То и дело кто-то соскальзывал и, проехав по склону 10-15 метров вниз, останавливался. Группа дожидалась возвращения выбывшего и затем снова продолжала свой путь. Когда мы уже почти дошли до вершины гребня, настала моя очередь прокатиться. Я оступился, снег под ботинком поехал и в следующее мгновение я уже мчался на попе вниз, пытаясь как-то зацепиться и остановиться. Я с усилием вдавил подошвы в снег и наткнувшись на какой-то камень наконец прекратил движение. Посмотрел наверх: проехал метров двадцать.

От мысли, что придется сейчас ползти верх по склону стало очень тоскливо. Я огляделся по сторонам и попытался найти в свете ночных звезд альтернативный путь. И действительно моему взору предстала тропа, которая шла чуть ниже по склону, чем маршрут группы. На вид она была достаточно широкая и ровная. Я крикнул товарищам, что пойду параллельным курсом и скоро присоединюсь. Мы двинулись.

Идти было легко, но потом снег под ногами стал прибавлять глубину. Я проваливался по колено, затем еще глубже. С очередным шагом я ушел почти по пояс, но так и не ощутил опоры под ногой. Я отполз назад, вытащил ногу из снега и посмотрел на свой след. От увиденного я мгновенно протрезвел!

Это было не углубление, а сквозное отверстие. Я вдруг понял, что все это время шел по снежному козырьку, который надуло ветром. Каким-то чудом вся эта масса держалась на крутом склоне. Любое неосторожное движение могло спровоцировать обвал и сход лавины! Я ломанулся наверх изо всех сил и уже через минуту догнал группу как раз в тот момент, когда мы достигли вершины гребня и вышли на перевал.

Вид открывался фантастический! У подножия темной заснеженной горы мерцал огнями Кировск, в небе горели звезды... А на перевале как будто маяк подмигивал. Но откуда тут маяк?! Я обратил внимание друзей и они подтвердили, что мне не показалось: метрах в 200 от нас были видны вспышки электрической лампы.

Мы подошли ближе и увидели, что прямо на снегу стоит палатка, а источником света были налобные фонари внутри нее. Из палатки вылезли двое парней, облаченных так же, как и мы, в горнолыжную экипировку. Мы, не веря своим глазам, тут же подошли к ним с расспросами:

- Вы что тут делаете?!
- Новый год встречаем! А вы чего?
- И мы тоже! Спускаться собираемся, ищем место для дропа.
- А мы на рассвете спускаться будем.
- Вот вы психи!
- И вам удачи!

На следующий день мы встретились с этими ребятами. В ту ночь они чуть не замерзли в своей палатке и с трудом дождались рассвета. Ведь температура тогда упала до -20. А на перевале из-за ветра это ощущалось еще хуже.

Много времени на разговоры тогда мы не стали тратить. Близилась полночь и к тому же погода портилась: из-за соседнего перевала ползло серое облако снежного заряда. Мы стали срочно искать точку старта. Кругом были сплошные обрывы, а под ними в темноте ничего не видно. В ночи сложно было даже определить, как высоко до приземления: может быть пара метров, а может и все десять. Мы рискнули, сбросили снег с козырька, зажгли фальшфейеры и по одному начали спускаться. На часах в тот момент было около 23:55.

Сложно описать эти ощущения. От адреналина кружилась голова: дикий ужас и бешенное удовольствие одновременно! Сквозь линзу маски ничего не было видно, поэтому ее пришлось снять. Ветер со снегом хлестали по лицу и выцарапывали глаза. На ресницах наростали сосульки. Более эпичного катания у меня не было!

Когда мы спустились, новый год уже наступил. Кто-то достал из рюкзака бутылку шампанского. Из замерзшей бутылки пробка не выстрелила, мы с трудом извлекли ее. Передавая бутылку по кругу, мы глотали мелкие кусочки льда и поздравляли друг друга. Но не с новым счастьем! Мы искренне радовались, что остались целы и живы!