Партнер больше не нужен: что такое вебкам и почему его смотрят

1 October 2020
800 full reads
4,5 min.
1,2k story viewsUnique page visitors
800 read the story to the endThat's 62% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

Пару дней назад в поисках чего-то на Ютубе меня вынесло на малаховское шоу. Обычно я эти приветы с того света сразу в ужасе закрываю («“Не гляди!” – шепнул какой-то внутренний голос философу»). Но тут тема была такая, что я залипла.

Малахов обсуждал вебкам-бизнес, в своей обычной стилистике. На диванчик посадили пару грустных девочек – вебкам-моделей и напустили на них разнообразную соль земли в виде многодетного отца (борода лопатой), периферийной инстаграмщицы (тема блога – приготовление пирожков) и депутатши с внешностью и речью ткачихи-многостаночницы. Еще какая-то нечисть бесновалась в комментах (зачеркнуто) выступала с мест. Эта оратория звучала примерно так:

  • как не стыдно раздеваться перед камерой, ты проститутка (это какие-то тетеньки в зале);
  • лучше бы пирожков напекла (это блогерша);
  • женское предназначение, бла-бла-бла (это борода лопатой);
  • запретить это безобразие, потому что это безобразие (депутатша)
  • кто тебя после такого на работу возьмет, будешь безработная (это Малахов).

И все хором: какой ужас, ведь в интернете бывают дети, чему хорошему они научатся???

В общем, уровень аргументации понятен.

Девочки вяло отбивались и храбрились.

Для полноты картины дали слово врачу-сексологу и врачу-психотерапевту, но дальше «здрасьте» слушать не стали. Зато выслушали бывшую модель, вернувшуюся на стезю добродетели. Бывшая модель лила слезы раскаяния, распустивши власы и вся словно сошла с полотна Тициана соответствующего содержания, чем очень порадовала зал.

По существу дела не было сказано ни слова, поскольку, как уже говорилось, людей с высшим образованием сразу заткнули, чтобы не мешали весели

Между тем, речь шла об интереснейшем явлении, и сказать тут можно было бы много чего.

Я знала, что такое вебкам уже лет 15, когда все думали, что это название лекарства

У меня учился паренек, который держал вебкам-студию, и про этот бизнес рассказал именно он. Он был продвинутый айтишник, раздобыл и настроил все оборудование и нашел среди знакомых девочек желающих заработать. Половина их заработка доставалась ему – как покрытие издержек и оплата его квалифицированного труда по настройке трафика и выводу денег (онлайн-банкинг существовал тогда еще где-то в узких кругах и обычному юзеру был недоступен). Вебкам-студий тогда в России были единицы, вещание шло, как и сейчас, исключительно на Запад и бизнес процветал.

Ученик мой был своим девочкам как отец родной и очень напирал на то, как хорошо они благодаря ему устроились в жизни. По сравнению с проституцией это был курорт: девочки сидели в безопасном месте, ничего не платили крыше, их никто не бил по голове бутылкой и не заражал хламидиями, а также не отбирал бабло. И вообще, говорил мой ученик, это не проституция, потому что девочек никто не трогает руками.

На них только смотрят как по телевизору. Это скорее шоу, вроде стриптиз-клуба, но лучше, потому что в стриптиз-клубе тебя могут подстеречь у выхода и склонить к сожительству, а здесь тебя вообще нет в природе и неизвестно где искать. Кстати, добавлял он, бойфренды могут быть спокойны, им никто не изменяет. Никто не рискует ни здоровьем, ни семейным покоем, ни бессмертием души, все отлично зарабатывают, это ненапряжный и выгодный фриланс.

Вторую сторону мне довелось выслушать совсем недавно – в прошлом году у меня училась вебкам-модель. Работала она в большой студии с кучей филиалов, и это был никакой не фриланс, а кондовый фуллтайм со сменами по графику, с больничными по справке и с штрафами за опоздания. Контора вложилась в интерьеры, в студии круглосуточно дежурила команда сисадминов, плюс существовали операторы, в обязанности которых входило вести чаты с клиентами за неграмотных моделей, и офис-менеджер, в обязанности которого входило всех строить.

Модель приходила по расписанию и восемь часов тусила перед камерой. Заработок складывался из двух потоков: чаевые (типсы) в общем чате, т. е. что-то вроде поощрения от благодарных зрителей, и приватные чаты, куда модель как бы уединялась с клиентом и где клиент платил за время по минутному тарифу плюс мог отстегнуть модели за сладостные секунды.

Сладостные секунды заключались в том, что модель выполняла пожелания клиента, довольно, прямо скажем, нескромные. Всякий экстрим на солидных вебкам-сайтах запрещен, только классика, но зато она на всю катушку – взаимодействие с секс-игрушками и вообще активная, так сказать, жизненная позиция.

Абсолютным мастхэвом, например, является так называемый лаш – вибратор, который засовывается во внутренний мир модели и активизируется клиентом посредством специального онлайн-движка. Цель клиента – поверить, что он довел красавицу до оргазма буквально через океан. Цель модели – заставить клиента в это поверить.

По словам моей ученицы, работа – это выматывающая и нудная, и до обидного малооплачиваемая с учетом нервных затрат. В каждой студии есть местная легенда, сколотившая себе клуб поклонников и не вылезающая из приватов с трехзначным недельным результатом в долларах. Но в среднем случае модель – это робкая и неумелая студентка с периферии, по многу часов в прямом эфире ждущая хоть каких-то поступлений, на которые ей предстоит выживать в чужом городе. Жадные зрители платить не торопятся, а свое моральное удовлетворение норовят получить даром, осыпая модель либо комплиментами, либо упреками и проклятиями, смотря что их возбуждает.

Вебкам-стриминг – это вершина многолетнего развития интернет-технологий и коммуникативных практик

Он стал возможен только тогда, когда скорость передачи данных сделалась достаточной для онлайн-трансляции.

В эпоху диалапа, когда фотография на полмегабайта загружалась по полчаса, интимное фото было пределом эротических мечтаний и основным содержимым порносайтов. Позже стало возможно видео, в записанном виде, и наконец онлайн-общение, назовем это так. При этом эротическая составляющая развивалась параллельно со всеми остальными – то же самое происходило на форумах, в соцсетях и в личной переписке: прогресс формата от обмена фотками к записи видеообращений и в конечном итоге к видеозвонкам, вебинарам с двусторонней связью и видеоконференциям с кучей активных участников.

По тому же сценарию, кстати, прогрессировали и компьютерные игры – от условных символов, где все приходилось додумывать, до подробной виртуальной реальности, допиленной до полного правдоподобия. Не говоря уже о розничной торговле, которая высунулась в интернет-пространство по пояс и скоро уйдет туда с ногами, и об индустрии развлечений в диапазоне от научно-популярных лекций до азартных игр, которая не требует больше ни усилий по выходу из комнаты, ни затрат на такси и наряды, полностью помещаясь в недрах мобильного устройства, т. е. практически в кулаке.

Антиутопические видения предыдущих десятилетий сбылись на удивление быстро и с детальной точностью. Бескрылый обыватель, проводивший вечера с банкой пива перед телевизором, нуждался для полного комфорта хоть в какой-то инфраструктуре.

Теперь, чтобы удовлетворять свои невеликие духовные запросы, среднему жителю планеты достаточно спального места размером с посылочный ящик и смартфона в руках, в котором смартфоне протекает вся его культурная и эмоциональная жизнь. Выдать ему базовый доход – и он больше никому не причинит беспокойства. Большую часть населения можно будет вообще не учитывать, она будет пребывать как бы под наркозом, каждый наедине со своими внутренними приключениями и в полной неподвижности, Матрица, часть первая.

Раз уж речь зашла об антиутопиях, то в контексте онлайн-эротики сразу вспоминается сюжет из «Черного зеркала», предпоследний, кажется, сезон. Там простые граждане фуллтайм крутят велотренажеры, вырабатывая ценную энергию. Больше ни на что простые граждане не годны, и обитают они в клетушках каких-то общежитий, где со всех стен идет непрерывная трансляция развлекательного контента, в том числе эротического. Т. е. там то пляшут, то хохмят, то извиваются голые девицы. И вот там одна простая гражданка мечтает петь. И победить в конкурсе, и вырулить в итоге в нормальную жизнь с домом, какой-то свободой и осмысленным занятием, доступную только элите, создающей контент.

Один простой гражданин в нее влюбляется и отдает все свои нажитые непосильным верчением педалей биткоины на то, чтобы протырить ее на этот конкурс. Она побеждает, и ее уводят из мира живых динамомашин в мир элиты.

Влюбленный гражданин радуется, что купил ей ее шанс и что теперь у нее все хорошо. Пока не видит ее у себя в комнатухе на экране, причем она ни фига не поет, а изгибается и стонет. Немного не в ту отрасль угодила девушка, ее сексуальные стати оказались нужны, а ее талант всем по фигу.

Примерно это же происходит с вебкам-моделью – она, может, пишет курсовую по архитектуре Возрождения, а эти тысячи мужиков со всего света платят за то, чтобы посмотреть, как она оргазмирует. Или даже не платят, бесплатно смотрят.

Но это я отвлеклась, а хотела я поговорить про секс в условиях Матрицы. Потому что вебкам – это именно про это.

Lorenz Malka на TexTerra

Другие статьи Малки Лоренц

Рубрика Makka Lorenz Пятничные вопросы