Стоматологический ад

30.03.2018

До детской стоматологической поликлиники мы с дочками дошли довольно легко, гуляли. А вот дальше началось. 

В нас встретила очередь из восьми человек, которую мы стояли  сорок минут. За это время запас терпения моих девочек закончился.

Но самое страшное  ждало нас потом.

Вику направили к дежурному врачу. К которому оказалось две очереди - с острой болью и по записи. 

Скажите, зачем устраивать такой дурдом?? неужели нельзя посадить на прием по записи отдельного врача?? 

Это ведь единственная бесплатная детская стоматология на весь большой  район и, конечно, в ней всегда много детей с острой болью, поэтому дежурный врач перегружен уже этими  пациентами, а к нему еще и  по записи приходят ( каждые 15 мин)!!

В маленьком, душном коридоре сидели, стояли, бегали, кричали, ругались, капризничали и даже подрались, порядка 14-16 детей, еще было столько же взрослых. Последние тоже ругались и между собой, и на детей. 

Все это великолепие дополняли детские крики из кабинета врача, злые окрики стоматолога и попытки, находящегося там родителя, защитить своего ребенка.

Такого кошмара не выдерживала даже взрослая психика, а что говорить про детей. Младшая моя постоянно плакала. 

Это продолжалось бесконечно долго, время как будто остановилось.

Через два с половиной часа этого ада, мы зашли в кабинет. Марина (младшая) на тот момент вздрагивала на моих руках в нервном полусне. 

Дальше - хуже.

Моя Вика, хорошо относившаяся к зубным врачам, ведь ее всегда встречали вежливо и  не делали больно, спокойно села в кресло и открыла рот.

Врач взяла свою острую кирку и со всей дури воткнула ее в больной зуб. Ребенок дернулся и закричал. Младшая моментально проснулась и начала вторить старшей. 

Их крик перекрывал рев врача, кричавшей уже на меня, чтобы я успокоила детей и вообще вышла из кабинете.

Вика вцепилась в мою руку мертвой хваткой и умоляла: " Мамочка, не уходи". 

Я не знаю, как у меня получилось уговорить Вику начать лечение, но она перестала плакать, а Маришку я приложила к груди, прямо в кабинете, она уснула, вся измученная. 

Врач начала сверлить зуб, покрикивая на дочку, резко дергая и кидая инструменты.

Я видела как трясется на кресле моя дочь, как сильно впивается своими ноготками в свои же ладошки, чтобы эта боль перекрыла зубную (у нее до сих пор на ладонях красные следы остались).

Но я ничего не могла сделать. Я бессильна защитить моего ребенка от злости и усталости дежурного врача бесплатной поликлиники. У меня нет денег сводить дочь в нормальные условия лечения зубов. 

Мне пришлось наблюдать за экзикуцией моего ребенка. Вспоминая, аналогичные ситуации из моего детства.

Моя робкая просьба не рвать ребенку губы, закончилась криком врача на меня

Наконец, врач вытащила свои инструменты изо рта дочери и сказала: "Все".

И в этот момент Вика закричала. Так пронзительно и громко, что шум в коридоре на минуту стих.

Дочь кричала от унижения и боли, от напряжения последних трех часов ожидания и лечения, от напряжения последних дней, связанных с уходом папы. 

И крик ее был таким надрывным, что даже доктор испуганно спросила, все ли у нее нормально? 

Дочь соскочила с кресла, вцепилась в меня и плакала.

Младшая, конечно, проснулась и тоже начала плакать.

Слёзы потекли и у меня. От собственного бессилия и безысходности, от того, что я не могу защитить свою дочь от этого ужаса, не могу заплатить несчастные 2000 руб, чтобы пятилетнего ребенка лечила вежливая, доброжелательная врач. У меня перехватило дыхание от безысходности и боли.

Слёзы текли всю дорогу обратно. 

Не помню, как мы добрались до дома. 

Мы сразу рухнули в кровать. Вместе. Девочки уткнулись в меня и уснули. 

А я еще долго смотрела в потолок, в абсолютном бессилии и опусташении. У меня не осталось ничего внутри.

Я начала осознавать, как тяжело мне будет растить девочек одной. В мире, где без денег ты человек второго сорта, и на тебя можно кричать, унижать, делать больно.

После сна, дочкам стало легче, они даже улыбались и играли.

А у меня такая пустота на душе, как будто там  огромная, бездонная дыра, которая больше меня самой.

Поддержите меня, пожалуйста. 

Мне придется справляться с этим адом беспросветности одной.