3 мифа о театре эпохи Шекспира

639 full reads
1k story viewsUnique page visitors
639 read the story to the endThat's 62% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Существуют особенно зловредные расхожие мифы. И пусть их сто раз опровергли, они упорно вылезают то там, то тут. Как, скажем, нелепая фраза "закрой глаза и думай об Англии", которую почем зря приписывают королеве Виктории.

В популярных обсуждениях Шекспира, его творчества и театра его времени тоже встречаются такие заблуждения.

Итак, не верьте, если вам говорят, что...


1. В театре шекспировской эпохи место действия обозначалось табличками: "Лес", "Замок", "Комната".

3 мифа о театре эпохи Шекспира

Эта версия была популярна в XIX веке. Современные шекспироведы ей не верят. И как минимум по одной простой причине: елизаветинские театры, где игрались пьесы Шекспира, были общедоступными – туда толпами шли обычные горожане, ремесленники и прочий немудреный люд . А это значит, что большая часть публики банально не умела читать. Так зачем лишний труд с написанием табличек? С обозначением места действия прекрасно справлялся реквизит: куст, намекающий на лес или сад; кровать, которая давала понять, что действие происходит в спальне; королевский трон – ну, тут все совсем просто.

К тому же, сцена была разбита на функциональные зоны: передняя площадка, "павильон", балкончик. По ним можно было понять, вышел ли герой на улицу, зашел ли в помещение, поднялся ли на башню... А ради большей конкретики авторы щедро рассыпали по тексту подсказки для зрителей. Кент, указывая на павильон, говорит Лиру: "Вот и шалаш. Войдите, государь". "Как воздух щиплется: большой мороз" - замечает Гамлет, давая зрителю понять, что вышел из замка. Бенволио сообщает со сцены, что Ромео "побежал сюда и перелез чрез эту стену сада" – вот вам и сад, и окружающая его стена.

2. О мальчиках, исполняющих женские роли, шутили: "Королева бреется"

Джеймс Дэвис в роли Джульетты
Джеймс Дэвис в роли Джульетты
Джеймс Дэвис в роли Джульетты

Эта ошибка, кажется, неистребима (на ее основе недавно даже игрался вопрос в элитарной версии "Что? Где? Когда?").

Может быть, при Шекспире кто-то так и шутил. Таких историй до нас не дошло. Но сама эта фраза – дословно – появилась, когда Шекспир давно умер. И относится она к актеру Эдуарду Кинастону, одному из последних мальчиков, игравших героинь, — в 1660 и 1661 годах.

А источник ее – знаменитые в Англии мемуары актера Колли Сиббера. Эта книга пестрит тем, что мы сейчас называем "актерскими байками". И вот одна из них: якобы как-то Карл II явился на представление трагедии, но спектакль задерживался. И тогда Томас Киллигрю, директор труппы, самолично явился в ложу короля с объяснениями...

...и, справедливо рассудив, что в оправдание оплошности лучше всего сказать правду, честно доложил Его Величеству, что королева не успела побриться. Король, которого добрый нрав побуждал столь же искренне смеяться над чужой шуткой, сколь и самому пошутить, принял такое извинение и терпеливо дожидался, покуда мужественная королева не обрела более женственный вид.
"Апология жизни Колли Сиббера"


В сторону заметим, что ни видеть, ни слышать этой сцены Сиббер не мог, потому что сам тогда еще не родился. А с Кинастоном познакомился, когда тот был уже немолод.

3. Шекспира не ставили после его смерти и вообще забыли на 200 лет.

3 мифа о театре эпохи Шекспира

С 1616 до 1642, то есть после смерти Шекспира и до закрытия театров пуританским Парламентом, стратфордский бард оставался одним из самых популярных драматургов.

Как известно (я тоже об этом писала), театры в Англии простаивали 18 лет (на самом деле чуть поменьше – но официально именно 18), после чего наступила эпоха Реставрации. И угадайте, кого рьяно бросились ставить на обновленной английской сцене?

Да, именно тогда Шекспира принялись переделывать в угоду новой эстетике. Появились декорации, и пришлось уменьшать количество мест действия, чтобы избежать лишних перестановок. В страшную моду вошли оперы и "полуоперы" – и к пьесам стали дописывать дивертисменты и песни. Кроме того, с материка долетали классицистские веяния (полностью они так и не прижились), и появились переработки Шекспира в духе классицизма. "Грубость нравов" смягчалась, из трагедий вычищались "простонародные" комедийные куски. А в финале торжествовала справедливость. Корделию выдавали за Эдгара в присутствии выживших Лира и Глостера; Ромео женился на Джульетте. Существуют даже своеобразные шедевры: весь XVIII и часть XIX века в Англии с успехом шла переработка шекспировских "Антония и Клеопатры" под названием "Все во имя любви". И если под ней еще стояло имя драматурга Драйдена, то довольно многие переделки вполне себе шли под именем Шекспира.

Считать ли эти постановки "не Шекспиром" или "не подлинным Шекспиром"? Знаменитый шекспировед Александр Аникст писал:

Вся сценическая история пьес великого драматурга представляет собой не подчинение театров некоему идеальному представлению о "подлинном" Шекспире - тем более что это представление само менялось с течением времени, - а постоянную борьбу за то, чтобы сделать Шекспира живым для современного зрителя.

И в любом случае, само наличие переделок говорит нам, что Шекспир не был забыт ни на одно десятилетие, когда вообще театр в Англии существовал.

Ну а уже в начале XIX века классицизм наскучил, и актеры-романтики принялись бороться за неадаптированного, "дикого" Шекспира. И победили, вернув на сцену оригинальные тексты большинства пьес.


© Ольга Гурфова

--

<<Следующий пост | Предыдущий пост>>

Удобный путеводитель по моим постам - здесь .

--

Спасибо моим читателям!

Если вам понравилась статья, буду очень благодарна за комментарии, лайки и перепосты. Подписывайтесь на мой канал здесь или в телеграме – и получайте больше историй о театре и кино!