Рассказ "Восемь объятий для счастья"

1,7k full reads
2,8k story viewsUnique page visitors
1,7k read the story to the endThat's 63% of the total page views
11,5 minutes — average reading time
Фото с сайта proprikol.ru
Фото с сайта proprikol.ru
Фото с сайта proprikol.ru

Последний раз Вероника видела мужа около десяти лет назад во время бракоразводного процесса. Она до сих пор помнит, как он нервничал и все время повторял: «Ты же понимаешь, это мой шанс, моя жизнь». Она все понимала: международная компания предложила ему выгодный контракт в США, ему прямым текстом сказали, что предпочтение отдают холостым сотрудникам, необремененными детьми. Такой шанс дается один раз, Вадим не может его упустить, он готов на все ради получения работы мечты. Это его жизнь, а у Вероники совсем другая жизнь. Она остается одна с двумя детьми-погодками и скромной зарплатой учительницы английского языка в обычной московской школе, потому что из специализированного лицея, где у нее зарплата была почти в два раза выше, ее уволили из-за частых больничных.

На момент развода Андрюшке было шесть, а Насте пять лет. Она и тогда понимала, что муж не сдержит свое обещание помогать материально и все же надеялась, что он продержится хотя бы несколько лет, но спустя всего лишь четыре месяца Вадим перестал выходить на связь. Он не знал, что дети пошли в школу, хорошо учились, занимались спортом и творчеством. Не знал, что Вероника взяла ипотеку, потому что разнополым детям и ей было сложно жить в однокомнатной квартире, доставшейся ей по наследству от бабушки. Она снова как до рождения детей занялась репетиторством, чтобы выплачивать кредит за квартиру, платить за секции и кружки, ездить с детьми раз в год в отпуск на море. Вероника была обычной женщиной среднего возраста, с детьми, кредитами и проблемами, работала все в той же школе, что и десять лет назад. Она много раз представляла их встречу и, конечно, ей бы хотелось как в кино стать директором комбината или супер успешной бизнес-леди, или кинозвездой, но нет, она простая российская женщина, замученная бытом, с уставшим взглядом, морщинками и первыми седыми волосками, которые она закрашивает дома сама, но в отличие от героинь рекламных роликов у нее нет той шикарной шевелюры, от которой мужчины не могут оторвать глаз. Ей не делают комплименты и не провожают взглядом, да и сама она старается реже смотреть на себя в зеркало.

Зато ее бывший муж Вадим, успешный компьютерный дизайнер, может похвастаться своими профессиональными достижениями, в том числе работой с самим Джеймсом Кэмероном. Да, ее бывший муж Вадик работал с известным режиссером, делал компьютерную графику для его фильмов. И сейчас он впервые за десять лет приехал в Россию, поселился в самом дорогом отеле с видом на Кремль, а она едет на метро, потому что парковка в центре Москвы стоит бешенных денег, а она еще не знает как долго продлится их встреча. В планах, конечно, просто зайти, влепить пощечину и выйти. Но так хочется ему рассказать о детях, об их успехах. Хоть у них есть успехи! Андрюшка выиграл грант на свой проект по защите окружающей среды, а Настю приняли в школу олимпийского резерва по теннису.

- Отлично выглядишь! Все-таки не зря говорят, что русские женщины самые красивые, - Вадим встретил ее возле ресепшна. Ее бывший муж выглядел как настоящий джентельмен, он был копией Хью Гранта, а десять лет назад это был обычный очкарик-компьютерщик. Даже судья во время развода спросила, что она в нем нашла. Вадим приобнял Веронику за талию, - Пойдем, я заказал ужин в номер и красное полусухое, как ты любишь.

- Приятного отдыха, - сказала девушка на ресепшне, улыбнувшись дежурной вежливой улыбкой.

- Спасибо, - ответил Вадим.

И только Вероника не находила слов, а когда зашла в номер люкс дар речи и вовсе пропал. Единственная фраза, которая пролетела у нее в голове была из фильма «Мама, не горюй»: «Живут же люди! Один я как хрен на блюде».

Она оглядела номер и стол, накрытый изысканными блюдами, молча подошла и села на стул. Официант налил ей в бокал красного вина. Истинная леди должна сделать маленький глоток, но Вероника никогда не была леди, скорее она была «я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик», поэтому выпила залпом.

- Можете идти, дальше я сам, - вежливо сказал Вадим официанту и всунул в руку чаевые. Может, у нее и пропал дар речи, но с глазами было все в порядке. Она готова отдать зуб на отсечение (лучше левую шестерку, которую уже давно пора удалить), что точно видела 100 евро. Сто евро! Чаевых! Живет в люксе с видом на Кремль! Стоимость номера в сутки равна двум месяцам ее кредита по ипотеке! Мир сошел с ума! Мир несправедлив! А к Веронике Соловьевой мир всегда был жесток и поворачивался филейным местом.

Вадим подошел к ней, подлил вина и обнял ее, она его оттолкнула.

- А как же восемь объятий? Ты же всегда говорила, что человеку для счастья нужно восемь объятий в день.

- Человеку – да. А ты кто? - она взяла со стола бутылку вина, налила бокал до краев, выпила залпом и налила еще. – Хорошо живешь, Вадик. Ладно, обо мне, а о детях ты все эти годы тоже не вспоминал?

- Прекрати. Я думал о вас каждый день. Я даже подписался на тебя в Фейсбуке.

- Как мило! Сейчас расплачусь, - Вероника ерничала, жестом указала налить еще, - Хорошее вино, давно такое не пила.

- Сейчас закажу еще бутылочку.

- Три, - она с насмешкой посмотрела на бывшего мужа, - Или ты отвык от России? Забыл как звучит русская поговорка: «Пошли дурака за бутылкой, он одну и купит», - она рассмеялась, ее некогда заливистый смех, сейчас был похож на крик раненой птицы.

Ну как так?! Вот ее подруга Ленка, тоже развелась и осталась с двумя детьми. И что сделал муж? Правильно: просто спился, потерял работу. А этот же расцвел как майская роза, денег куры не клюют. Зачем он ее позвал? Зачем она ответила на его звонок? Зачем приехала сюда? У нее даже денег нет на психолога, чтобы поднять свою теперь уже окончательно упавшую самооценку. Она у нее и раньше была ниже плинтуса, а теперь ее и вовсе загнали под плинтус и заколотили гвоздями.

- Эх, как же я соскучился по России, темпераменту русских женщин! Гулять так гулять! - весело произнес Вадим. Он заказал ящик коллекционного вина, сотрудники отеля немного удивились, но при этом очень обрадовались выручке.

Через час Вадим с Вероникой уже весело болтали, вспоминая молодость, рождение детей, недосыпы, как маленькая Настя описала единственный ноутбук и он вышел из строя, как Андрей разрисовал эскизы. Как они на последние деньги купили пива на разлив и уложив детей спать, пили на кухне из чайных кружек. Были ли они тогда счастливы, была ли у них семья или это просто идеализация воспоминаний по ушедшей молодости? Сейчас они просто были пьяными и вспоминали прошлое.

- Знаешь, я купил дом в пригороде Лондона, хочу пригласить детей в гости.

- Ты что сейчас в Англии живешь? - Вероника даже как-то протрезвела.

- Да, недавно подписал контракт на пять лет. А еще я женился на англичанке. У нас есть ребенок. Джордж, ему два года. Надеюсь, ты не против, если Андрей и Настя познакомятся с братом.

- Надо их спросить, - Вероника вдруг стала задумчивой.

-Беатрис, - он запнулся, - Беатрис - это моя жена, приглашает их к нам.

Вероника налила себе воды, в горле пересохло. Она столько лет мечтала поехать в Англию, но денег на поездку не было. И вот ее мечта может осуществиться, благодаря бывшему мужу. – А знаешь что? Поехали ко мне, спросим детей.

- Это удобно? Уже поздно?

- Вадим, у тебе с головой все в порядке? Ты в России, я сама тебя позвала. Что за вопросы? Всего-то одиннадцать вечера, пробок уже нет, доедем быстро.

- Можно я тебя обниму? - он подошел и обнял бывшую жену, - Это сегодня восьмое объятье для счастья.

Вероника открыла ключом квартиру и включила свет в коридоре.

- Дети, не делайте вид, что спите! – она говорила громко, - Быстро бежим, обнимаем маму. Я привела гостя и радостную новость.

Двое подростков медленно вышли из своих комнат, посмотрели на маму и мужчину, который пытался спрятаться за ее хрупкой фигурой, но она вытолкнула его вперед.

- Дети, помните, что я говорила о вашем отце? - Вероника подавила смешок и глотнула из горла вино: бутылку коллекционного она прихватила с собой, - Так вот, забудьте. Не такой уж он и мерзавец. Очень талантливый человек. Эти каникулы вы проведете в Англии! Где радость? - Вероника произнесла восторженно последние слова, но дети не разделили ее настроение.

- Я записался в группу экологов, - первым начал Андрей, - Буду очищать озера от мусора.

- А меня приняли в тренеры в детский лагерь в Подмосковье обучать ребятишек теннису.

- Так. Ясно. Все проявили характер. – Вероника посмотрела на Вадима, он так и стоял на пороге, чувствовал себя неловко, - А что ты хотел? Думал, бросил их, через десять лет объявился и они кинуться к тебе на шею с криками: «Папочка! Как долго мы тебя ждали!» Ладно, езжай в свой дорогой отель, а нам надо по-семейному поговорить.

Вадим молча развернулся и закрыл за собой дверь. Вероника допила остатки вина, зашла на кухню, поставила табуретку и достала с верхней полки шкафа припрятанную бутылку красного полусухого. Андрей и Настя молча наблюдали за мамой в проеме кухни.

- Налейте себе чай и возьмите конфеты. Сегодня можно на ночь углеводы. Я хочу поговорить.

- Он никто. Он бросил тебя и нас. А теперь объявился и хочет поиграть в семью. Я не играю в такие игры, - Настя говорила резко.

- Поддерживаю, - Андрей обнял сестру и осуждающе посмотрел на мать.

- Да, - Вероника сделала глоток, - Он не был для вас отцом, только биологическим. Он был для меня худшим мужем на свете и, если бы мои финансы позволяли большее, я бы послала его к чертям собачьим, но сейчас он нужен.

- С чего ты взяла, что он нам нужен? – спросил Андрей.

- Мы не хотим лететь в Англию. Нам и здесь хорошо! – Настя прижалась к брату.

- Да, вам он не нужен и вы не хотите провести каникулы в Англии, но можно вас попросить присесть, налить себе, блин, чаю и хоть раз послушать меня и мои желания, - Вероника сказала твердым голосом, несмотря на выпитое количество вина. Дети послушались и молча сели за стол.

- Это длинная история. Хорошо, что вам завтра не в школу, можем говорить до утра, - она налила себе еще вина, выпила и начала рассказ, - Брак с вашим отцом был для меня вторым. Первый раз я вышла замуж сразу после университета. Со студенческих лет я подрабатывала переводчиком, на одном мероприятии познакомилась с очень богатым человеком по имени Александр. Сначала у нас были просто деловые отношения, потом он попросил меня давать уроки английского его четырехлетнему сыну. Коленька был замкнутым мальчиком, отец лишил его матери, просто отобрал ребенка. Она была модель, красавица, тогда модно было богатым иметь спутниц – победительниц конкурсов красоты. Потом она ему надоела, он выгнал ее, а ребенка оставил себе. Зачем он женился на мне? Не знаю. Зачем я вышла за него? Я полюбила Колю, вот как-то приросла к нему душой. Вы мои родные дети, я помню каждый толчок в животе, тяжелые роды, бессонные ночи, но вот только он тоже для меня был моим ребенком, моим первым ребенком. Мы прожили четыре года. Я знала, что у мужа есть любовницы, но нам с Колей было так хорошо вместе. Как будто родственные души встретились. Когда Александр приходил пьяный, а это было часто, мы прятались в шкафу в комнате домработницы, тогда я придумала про восемь объятий счастья. Мы обнимались и становилось легче. Однажды он нас нашел, сильно избил обоих, мы даже не могли вызвать врача, я сама промывала и прижигала нам раны йодом и перекисью водорода – других лекарств в доме не было. Я пыталась оформить официальное усыновление на Колю, но без разрешения законного отца, даже несмотря на то, что я была официальной женой, это было невозможно. Когда Коле исполнилось восемь, муж решил отправить его учиться в престижную английскую школу. Я умоляла, плакала. Коля и так сложный ребенок, а тут еще чужая страна, жизнь вне дома. Просила позволить мне поехать с ним, но Александр решил иначе. Он все спланировал: со мной он развелся, а Колю отправил в Англию – в общем, избавился от нас обоих. От домработницы, хорошая женщина Любовь Валентиновна, я узнала дату отъезда. Я прорвалась через его охрану, чтобы обнять сына в последний раз, меня оттаскивали силой, вывихнули плечо, последнее, что я слышала – это крик Коли:

- Восемь объятий, восемь объятий для счастья. Нам нужно обняться восьмой раз!

Через год я встретила вашего папу, только не спрашивайте зачем я вышла за него замуж. Я столько раз сама задавала себе этот вопрос. Наверное, чтобы родились вы. Самые умные и красивые дети на свете.

- Мам, мы тебе нужны, чтобы найти Колю? – Андрей серьезно посмотрел на мать.

- Вы мне нужны, потому что вы смысл моей жизни! Но мне очень хочется еще встретиться с мальчиком, которого я воспитывала четыре года. Я знаю, что он живет в Англии. Я наблюдаю за ним в Инстаграме. У него там всего семь фотографий, на одной он со спины, остальные – виды Лондона. Помогите мне поехать в Англию, просто хочу его обнять восьмой раз для счастья и наконец успокоится, больше об этом не думать.

- Мам, ему сейчас 26 лет, это взрослый мужик. Ты правда думаешь, что он помнит о тебе? – Настя удивленно посмотрела на мать.

- Милая моя доченька, когда ты подрастешь, поймешь, что возраст всего лишь цифра. У чувств нет срока давности.

- Сама мысль, что ты считаешь кого-то еще, кроме меня, своим сыном, мне не нравится, но помочь готов, - Андрей сказал твердо, как настоящий мужчина. Вероника смотрела на сына и не могла понять, как у нее и Вадима мог родиться такой умный ребенок.

- Я тоже согласна, - Настя обняла маму и брата.

- Сколько сегодня было объятий для счастья? – рассмеялась Вероника.

- Не помню, - Настя поцеловала маму в щеку.

- Тогда начнем отчет заново. Раз, два, три… восемь! Люблю вас больше жизни! А теперь быстро чистить зубы и спать.

Что делают русские люди впервые оказавшись в Европе? Смотрят достопримечательности, узнают историю страны, с интересом разглядывают памятники архитектуры. Вадим пытался быть хорошим гидом для детей и бывшей жены, но у этой троицы были совсем другие планы на эту поездку.

Николая можно было бы назвать мажором: богатый наследник, сынок русского олигарха, он был завидным лондонским женихом и даже отдаленные представительницы королевской семьи вздыхали об этом странном русском. Для них он был неземным: высокий, утонченный, с хорошими манерами, холодный как русская зима, хотя о русском холоде они знали только из новостей. С раннего детства он жил в Англии с чужими людьми. Матери у него не было, а отец навещал не чаще, чем раз в год. Он понимал, что благодаря отцу учится в Оксфорде, самом престижном университете мира, именно отец устроил его на практику в лучшую адвокатскую контору в Лондоне. Для многих жизнь Николая – это мечта, а для него это жизнь без семьи и любви, без доверия к людям, без надежды на счастье.

Начальник сказал, что его хотят нанять адвокатом российские эмигранты. Встреча с бывшими соотечественниками никак Николая не впечатлила, он давно не был в России, но при этом хорошо знал русский язык, читал в оригинале русских классиков и знал наизусть дюжину стихов Есенина. Они договорились встретиться в Кенсингтонских садах. Что ж, желание клиентов – закон. Его охрана, нанятая отцом, знает как вести себя в людных местах. Его даже не удивило, что клиент назначил встречу возле статуи Питера Пена. Его вообще ничего не удивляло. Как истинный английский джентельмен он был ровно в назначенное время, минута в минуту. Спиной к нему возле статуи сказочного героя стояла худощавая женщина, ветер развевал ее волосы, она пыталась придержать прическу рукой. Впервые что-то в его душе щелкнуло, как-то накрыло волной, воспоминания унесли в Россию, что-то до боли знакомое было в этом движении женской руки, пытавшейся собрать, развевающиеся ветром непослушные пряди. Она обернулась.

- Здравствуй, Коля, - Вероника смотрела на своего взрослого приемного сына, родные дети помогли ей найти его редкие фото в сети со светских приемов, но даже если бы они этого не сделали, она все равно бы его узнала.

- Здравствуйте, - сухо поздоровался Коля, - Я ознакомился с вашим делом, могу за него взяться, но будет правильным порекомендовать вам более опытного адвоката.

- Нет никакого дела. Коля, я все это придумала, чтобы увидеться с тобой. Я так долго ждала нашей встречи, - Вероника запнулась на полуслове, взгляд Николая был неподвижным. – О, Господи! Какая же я глупая! Ты меня совсем не помнишь. Ты был маленьким. Прости. Ой, простите, конечно. Что это я на «ты». Извините, что отняла ваше время. Я заплачу за встречу. Пришлите счет. Простите, извините.

Вероника еще раз переступила с ноги на ногу и побежала, как может бежать только русская женщина. Англичанки тоже бегают по парку, но не десятисантиметровых шпильках. Надо же, на встречу к мужу она приехала в повседневном виде, а к пасынку прихорошилась, даже волосы пред отъездом покрасила в салоне, дочка помогла ей выбрать платье, которое сейчас путалось в ногах, но она бежала. От него, от себя, от этих восемнадцати лет разлуки, от воспоминаний об этом мальчике, которые так вжились в сердце, поселились, врезались и ничем их было не выкинуть, даже рождением двоих родных детей. Она бежала, и волосы развевались на ветру, били по лицу – так ей и надо, с чего она решила, что он помнит о ней, придумала себе какую-то связь душ, а ничего этого нет.

Посетители королевского парка наблюдали как красивая женщина на шпильках ставит рекорд по скорости бега. Интересно было и то, что юный английский джентельмен в дорогом костюме (а видели бы вы еще его брендовые ботинки!) бежал за женщиной. Не отставали от них и двое подростков – мальчик и девочка лет 15-16.

- Вероника, постой! - Николай крикнул хриплым голосом, то ли от того, что запыхался, то ли это был хрип души.

Вероника остановилась, медленно обернулась. Он назвал ее по имени. Может, вспомнил? Ах, нет, она снова все придумывает, ее имя стоит в документах, она же представилась клиенткой. Он, наверное, думает, что она не заплатит по счету. Николай остановился напротив нее, он тяжело дышал, ослабил галстук.

- Мама, ты должна мне восьмое объятье, а точнее 52 592 объятия за все эти годы.

Он подошел к Веронике и крепко обнял. В кустах вспыхнула вспышка фотоаппарата, но Николаю все равно было на папарацци, он к ним привык. Самое главное, что сейчас он обнимал ту женщину, которая четыре года была для него мамой в жизни и восемнадцать лет в сердце.

- Ты чего делаешь? Спрячь фотик, - Настя толкнула брата в бок.

- Отстань. Мне надо запечатлеть этот момент. Кажется, у нас появился брат, - Андрей сделал еще один кадр.

Вадим, ежась от холода на лавочке, не понимал, почему он сидит один, а все куда-то разбежались. Просто к этой русской семье он не имеет никакого отношения, он никогда не получит восемь объятий счастья, по крайней мере от Вероники, Андрея и Насти.

Марийка Батлер

Если понравился рассказ, прочтите другие мои рассказы, по некоторым уже сняты фильмы. Буду рада новым подписчикам! Марийка Батлер - мой писательский псевдоним. Настоящее имя Мария Ефремова. Я ген.директор, режиссер и сценарист кинокомпании "Северное сияние"

Рассказ "Я выбираю..."

Рассказ "Девушка на миллион"

Рассказ "Город детства"

Фильмография кинокомпании "Северное сияние"

Почему автора сказки про Питера Пэна обвинили в саморекламе