О величии Эйнштейна

Когда произносится имя, ну например Альберт Эйнштейн, память любого из нас тут же подсказывает: теория относительности и квантовая механика - по вертикали, борьба за мир во всём мире и игра на скрипке - по горизонтали...

Хоть были у этого уникума и другие достижения. Но на склоне лет великий человек со вздыбленными, будто от разряда электрического тока, волосами сделал и такое открытие: «Чем больше моя слава, тем больше я тупею». И, перебрав, видимо мысленно, всех ему лично знакомых прославленных персон, придал частному наблюдению характер научного обобщения: «Несомненно, таково общее правило».

Что-что, а изъясняться ёмко и лаконично Альберт Германович умел как никто. После Фаины Раневской Эйнштейн сегодня второй в интернете по количеству приписываемых ему безымянных острот и афоризмов.

А вспомнилась эта фраза вот почему. Много лет назад мне выпал лотерейный билет прикоснуться к удивительному и невероятному для меня миру телевизионных реалити - шоу.

Новоиспечённый герой голубого экрана и глянца согласился на интервью. Ведь ко всему на свете есть подступы: к городу, крепости, человеку. Но оговорённые заранее по телефону подступы к человеку-звезде прикрывала девушка по его связям с общественностью, голосом и манерами как две капли воды - приснопамятная Эллочка из «Двенадцати стульев». «Минуточку», - сказала Эллочка, уважительно не отрываясь от двери, скрывавшей, вероятно, новомодную знаменитость. И это было единственное слово, которое она произносила время от времени. Так прошёл час. На втором часу моего ожидания на встревоженном лице Эллочки стал отражаться мучительный процесс: о чём говорить с журналистом в отсутствии героя интервью?

Начавшую было сгущаться атмосферу на третьем часу ожидания разрядил образовавшийся из глубины квартиры её босоногий, как и положено ангелу-спасителю, хозяин и одарил нас шальной улыбкой и не очень вменяемым, но лучистым взглядом. Новая краса и гордость телеэкрана поднял вверх указательный палец и произнёс: «Записывайте!» И стал напряжённо вглядываться в действительность. После затянувшейся паузы, сообразив, что не на съёмке передачи, а в ухе нет суфлёра, растерянно и даже доверительно произнёс: «Чё-г я не в форме... Мы тут с друзьями посидели вчера, повспоминали время, когда мы ещё не были великими...» Наглядно подтвердив эйнштейновскую теорию, что всё в этом мире относительно и всякая пылинка ничтожная может стать центром мироздания.