6514 subscribers

Прогрессор русской математики

3,5k full reads

Стругацкие придумали прогрессоров -- людей, которые внедряются в другую цивилизацию и пытаются ускорить ее прогресс. Можно было бы написать повесть "в другую сторону" -- как на Землю явились прогрессоры и втихую подталкивают нас.

На мой взгляд, в русской математике лучше всего на эту роль подходит Христиан Гольдбах.

Он родился в 1690 году в Кёнигсберге, а в Россию приехал летом 1725 года. 1725 -- это год основания Российской Академии Наук. Хотя об основании Академии Гольдбах знал еще за год до того, поначалу ехать в Россию не собирался. Но внезапно передумал, решился да и поехал. И повод у него был -- устроиться в Российскую Академию Наук. А может быть, это был не повод, а самая настоящая цель.

Уже с дороги, из Риги, Гольдбах отправил письмо Лаврентию Лаврентиевичу Блюментросту, который тогда руководил Академией: Милостивый государь, мол, имею непреодолимое желание присоединиться к ученым мужам Академии и работать на ее благо, не покладая рук.

Все же у Гольдбаха были какие-то сомнения: вдруг его там никто не ждет? Вдруг эти русские кого попало в академию не берут? На всякий случай пообещал в письме Блюментросту, что готов предоставить рекомендации, какие только потребуются; и отправил почтой.

Блюментрост ответил сразу же: мест нет и не будет, господин Гольдбах, не утруждайтесь в дороге, а возвращайтесь назад, откуда прибыли. Насчет того, что мест нет, Блюментрост не совсем искренне написал, потому что места на самом деле были, и академиков еще приглашали, но только все видных ученых, а Гольдбах-то он кто такой, чтобы в Академию его звать?

А и правда, кто такой Гольдбах? Чем он занимался и что из себя представлял?

К тому времени ему уже исполнилось 35 лет, а определенного места в обществе не имелось. Род занятий у него был самый удивительный -- катался биллиардным шаром по Западной Европе, объездил ее всю, разве что до Португалии и Испании не добрался. Куда бы его не занесло, Гольдбах обязательно посещал библиотеки, музеи, университеты, арсеналы, заводил обширные знакомства среди ученых и власть имущих. Почему-то молодого человека без определенного места в жизни всюду принимали и всюду допускали. В Пиллау он осматривал датский 20-пушечный военный корабль (в наше время он бы осматривал эскадренный миноносец – никому не доводилось?), в Берлине --- Королевскую библиотеку, в Дрездене --- арсенал. В Лондоне --- арсенал, парламент и Вестиминстер. В Лионе посетил иезуитскую библиотеку, в Женеве --- арсенал, в Риме --- ватиканскую библиотеку. Его интересует все: весть о изобретении вечного двигателя; теория музыки; вопросы библейской текстологии; форма Земли; биография Кеплера; природа северных сияний; математическая машина Лейбница...

С Лейбницем, кстати, Гольдбах встретился в 1711 году. Гольдбаху был всего 21 год, а Лейбниц уже был членом европейских академий, президентом Берлинского научного общества. Он, однако, ценил знакомство с молодым Гольдбахом, и с тех пор они вели регулярную научную переписку. Встречался Гольдбах и с другими известными учеными --- Ньютоном, Николаем Бернулли, Муавром, Вариньоном. Представьте себя на его месте -- разъезжать по разным европейским столицам и осматривать библиотеки, университеты, вооружение в воинских частях. Встречаться с видными учеными и президентами разных стран. Реально ли это? Почему же для Гольдбаха все так удачно складывалось? Можно высказать разные версии.

А.П.Юшкевич и Ю.Х.Копелевич, написавшие научную биографию Гольдбаха, не считают, что· Гольдбах был богат и мог всего добиться деньгами. А считают они удивительное: что Гольдбах умел располагать к себе людей, был невероятно обаятелен и обходителен. Потому власть имущие позволяли ему делать что заблагорассудится – просто за красивые глаза.

Мне представляется совсем другая штука: скорее всего, был у Гольдбаха тайный влиятельный работодатель, который обеспечивал ему доступ в разные интересные места. Информацию подсобрать или какие деликатные поручения выполнить. Моя версия -- Гольдбах попросту работал джеймсбондом.

Здесь должен быть портрет Гольдбаха, но такого не сохранилось.
Здесь должен быть портрет Гольдбаха, но такого не сохранилось.

Первый президент российской Академии наук, отказавший поначалу Гольдбаху, вскоре узнал, как дела обстояли на самом деле.

Что бы сделал другой человек на месте Гольдбаха, получив отказ? В те времена нельзя было забронировать по интернету придорожную гостиницу, заказать доставку пиццы или по телефону вызвать механика починить колесную ось, если сломается. Путешествовать было долго, хлопотно и небезопасно. А ехать в неизвестную страну, где тебя никто не ждет, -- еще и бессмысленно. Я не Гольдбах, я бы развернулась. А вот он преспокойно поехал себе дальше, и встретившись с ним в Петербурге, Блюментрост внезапно передумал. Как сильные мира сего в других городах и странах, он почему-то принял Гольдбаха. И да, пригласил его на работу в Академию! Притом Гольдбах не желал читать лекции, и это его пожелание учли. В то время как другие профессора-академики должны были вести научные исследования и читать лекции, Гольдбаху дали должность ученого секретаря --- надо было вести протоколы заседаний, готовить издания трудов и вести переписку с учеными. Заодно еще быть историографом академии.

Секретарь из него был так себе. Записей во время заседаний он не вел, а протоколы составлял после, записывая в них только темы докладов -- очень краткие получались протоколы. Зато любимому делу --- переписке с учеными, --- как и до Петербурга, Гольдбах отдавал много времени и сил; только теперь получал за это плату. Именно по рекомендации Гольдбаха в Россию приехали братья Бернулли. Николай скоро умер, Даниил потом вернулся, но зато они перетянули в Россию Эйлера. Позднее Гольдбах с Эйлером много переписывались.

Петр I умер в начале 1725 года, и все шло к тому, что после смерти Екатерины наследовать ей будет Петр Алексеевич --- внук Петра I. Внуку было только 11 лет и ему нужен был наставник. Кого бы взять на это место? Такой человек, обладающий высоким авторитетом в глазах будущего императора, стал бы важной фигурой, даже не имея формального государственного поста.

Как Гольдбах справился с этой должностью и что было дальше -- в следующей статье.

Какие исторические личности, по-вашему, подходят на роль "прогрессора" в русской науке и в особенности математике? Это должны быть незаметные люди. Возможно, сами они ничего особенного не создали, но подтолкнули других.