3231 subscriber

Цорндорфское сражение. «Железные» русские.

116 full reads
138 story viewsUnique page visitors
116 read the story to the endThat's 84% of the total page views
4 minutes — average reading time

«Это железные люди! Их можно перебить, но разбить невозможно!» — такими словами прусский король Фридрих II подвел итог одной из самых кровопролитных битв 18 столетия. В сражении при Цорндорфе — небольшой деревушке в Восточной Пруссии — русские и пруссаки потеряли в общей сложности около 30 тысяч человек. Как проходила самая кровопролитная битва своего времени и к чему привела?

Цорндорфское сражение. «Железные» русские.

Семилетняя война, одним из эпизодов которой и было сражение при Цорндорфе, стала примером того, как армия оказывается в заложниках у политики. И — одновременно — примером того, как мужество становится непреодолимой силой в момент, когда не находится достойного командующего. «Железные люди» в такие минуты сами принимают решение стоять насмерть, тем самым превращая фактическое поражение в настоящую моральную победу.

Вступить в антипрусскую коалицию Россию вынудил заключенный в 1746 году союзный договор с Австрией, а также оборонительный австро-французский договор, к которому Петербург присоединился в 1756 году. Русские войска составили более трети общего числа всех вооруженных сил коалиции.

На смену проштрафившемуся после отступления Апраксину пришел генерал-аншеф Виллим Фермор, сын некогда поступившего на русскую военную службу шотландского дворянина генерал-майора Виллима Фермора. Человеком он слыл суетливым и нерешительным. Именно этой решительности, этой смелости послать людей на верную смерть генерал-аншефу Фермору, видимо, и не хватило в битве под Цорндорфом. И вместо него такое решение приняли его подчиненные.

Виллим Фермор
Виллим Фермор
Виллим Фермор

Фридрих, накануне Семилетней войны считавший русскую армию одной из слабейших в Европе, если и не изменил этого мнения после Гросс-Егерсдорфа, то по крайней мере стал воспринимать русских достаточно всерьез.

Оценив все преимущества позиции на берегу Одера, которую Фермор выбрал для решающего сражения, король сразу увидел то, что упустил русский шотландец. Увы, безупречная позиция русских имела один, но критический недостаток: стоило противнику атаковать не в лоб, а с тыла, как идеальная позиция превращалась в идеальную же ловушку. 

Имея перед фронтом три оврага, Фридрих уплотнил свои боевые порядки, построив войска в 4 линии. Значительно усилив левый фланг, он рассчитывал одним мощным ударом сломить русское войско.

Атаку на русские позиции, слабость которых стала к тому моменту очевидной и Фермору, и его штабу, Фридрих назначил на раннее утро 14 августа 1758 года.

Первый удар принял на себя необстрелянный обсервационный корпус: Фридрих прекрасно понимал, по кому стоит ударить прежде всего. Но, к величайшему его удивлению, новобранцы не только не бросились наутек, но даже не стали сильно подаваться назад, встретив наступающих сначала плотным ружейным огнем, а потом и штыками. 

Когда войска немного передохнули, битва закипела с новой силой. 

Атаке предшествовала почти двухчасовая артиллерийская подготовка. Прусские орудия учинили страшные потери в плотно построенных рядах нашего каре. Свидетели писали, что одно из ядер убило и искалечило сразу 42 русских гренадера (так плотно стояли войска).

После короткой, но жаркой перестрелки завязалась штыковая битва.

Цорндорфское сражение. «Железные» русские.

Неожиданно для немцев русские полки подобрались и с развернутыми знаменами восстановили линию. Фридриху даже пришлось задействовать вторую линию пехоты, которая предназначалась как резерв для будущей атаки.

Русская кавалерия тем временем зашла в тыл к атакующим пруссакам и, изрубив немало пехотинцев, захватила батарею. Пруссаки побежали, гонимые русскими штыками. 

С этого момента бой превратился в почти неконтролируемую кровавую свалку. Покинувший армию русский командующий Фермор (как он утверждал, для перевязки ранения) уже давно не командовал войсками. Череда локальных стычек, атак и отступлений превратилась в одно дерущееся поле.

Солдаты, не видя своих офицеров, сбивались в группы и под руководством первого попавшегося старшего по чину шли в бой все вместе. Бой прекратился только с наступлением ночи.

Обе стороны заявили о своей победе. Тем не менее в душе Фридрих стал серьезно опасаться за свои далеко идущие планы о европейском господстве.

Цорндорфское сражение. «Железные» русские.

В сражении при Цорндорфе русская армия потеряла половину личного состава, прусская — треть. В абсолютных цифрах это выглядит так. В монографии Кони сказано: «В Цорндорфском деле пруссаки имели 31 000 человек, русские — до 50 000; урон первых простирался мертвыми и пленными до 13 000, последних — до 19 000 человек. Пруссаки овладели 85 пушками, 11 знаменами и большей частью нашего обоза. Русскими отбито у них 26 орудий, 8 знамен и два штандарта». По более поздним расчетам историков, в сражении пруссаки потеряли 11 000 человек, русские — 16 000. Но даже более низкие цифры позволяют отнести битву при Цорндорфе к числу самых кровопролитных в 18–19 веках.

Сражение стало одним из символов стойкости русских воинов, что по достоинству оценили и их противники, и сторонние наблюдатели. Причем стойкость эту солдаты проявили не по приказу свыше, а по собственной инициативе. Фактически почти всю битву российское воинство вынуждено было сражаться без всякого управления сверху, поскольку главнокомандующий после первых ударов прусской конницы бежал в тыл и вернулся лишь в сумерках.

Семилетняя война не принесла России громкой славы. И это несмотря на то, что именно в ее ходе русская армия одержала три громких победы.