«Авиационные происшествия — это некая норма»: Александр Гольц том, почему у нас так часто падают самолеты

10.03.2018

Текст: Нина Виноградова

Истребители Су-33 (на первом плане) и МиГ-29К (на втором плане) на палубе крейсера «Адмирал Кузнецов». Фото: Андрей Лузик / пресс-служба Северного флота / ТАСС
Истребители Су-33 (на первом плане) и МиГ-29К (на втором плане) на палубе крейсера «Адмирал Кузнецов». Фото: Андрей Лузик / пресс-служба Северного флота / ТАСС

За последний месяц случилось сразу несколько крупных авиакатастроф, причинами которых стали, по официальной версии, технические неполадки, ошибки экипажа самолета, износ авиаоборудования. Все это происходит на фоне докладов военно-политического руководства страны о постоянной разработке нового вооружения: в послании к Федеральному собранию Владимир Путин представил авиационный ракетный комплекс «Кинжал» и другие достижения оборонного комплекса.

Мы поговорили с военным обозревателем Александром Гольц о причинах участившихся авиакатастроф и состоянии российской авиации в целом.

— 7 марта потерпел крушение вертолет Ми-8 пограничной службы ФСБ, за день до этого упал при заходе на посадку транспортный самолет Ан-26. Как вы думаете, эти события взаимосвязаны?

— Ан-26 самолет очень устойчивый, так сказать, «объезженный». Все военные журналисты когда-нибудь летали на этом самолете, По-видимому, произошли какие-то события: то ли техническая поломка, то ли ошибка экипажа. Это исключительный случай. В данном случае нельзя сказать: «Произошло одновременно — значит, здесь есть связь».

Могила старшего лейтенанта Дениса Сафронова, погибшего при крушении самолета Ан-26 в Сирии 6 марта 2018 года на аэродроме Хмеймим. Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

— В декабре 2016 года, как мы знаем, разбились сразу два самолета с разницей в пару дней, МиГ-29 и Су-33 при заходе на посадку на авианосец «Адмирал Кузнецов». Быть может, все дело в плохой подготовке российских летчиков?

— Если мы говорим о случаях с МиГ-29 и Су-33, то это неподготовленный корабль [авианосец «Адмирал Кузнецов"] был отправлен к берегам Сирии для доставки российской военно-морской помощи. Но нет оснований полагать, что подготовка российских летчиков ухудшилась. Я, по крайней мере, этого не вижу.

 — Как вы оцениваете состояние российской авиации на сегодняшний день? Действительно ли разрабатывается новая авиатехника?

— За последние годы решительным образом улучшилось состояние истребительной авиации, по меньшей мере около 100 новых самолетов заступили на вооружение в российскую авиацию. Но этого не произошло с транспортной авиацией: старое оборудование не модернизируется, нет новых проектов транспортных самолетов. Должен сказать, что это довольно затратное дело, дорогостоящее.

— Было ли вмешательство в Сирии провоцирующим фактором для гибели и Ту-154 в декабре 2016 года, и других катастроф?

— Да, конечно. Не будь этой интервенции, не было бы и этих трагедий. Страшно говорить, но авиационные происшествия — это некая норма.

В 2017 году Россия вошла в тройку стран с самыми крупными военными расходами. 7 марта в Чечне потерпел крушение вертолет погранслужбы Ми-8, погибли по меньшей мере 3 человека. 6 марта в Сирии при посадке на базе Хмеймим разбился российский транспортный самолет Ан-26. Катастрофа унесла жизни 39 человек. В декабре 2016 года потерпели крушение два самолета — Миг-29 и Су-33 — оба разбились при попытке зайти на посадку на палубу авианосца «Адмирал Кузнецов».