Город, которого нет. Минобороны не признает военный городок в Химках

Текст: Виктория Ли

Фото: «МБХ медиа»
Фото: «МБХ медиа»

Подмосковный военный городок Чашниково уже девять лет, как «застрял» между районной администрацией и Министерством обороны — ни одна инстанция не берет под контроль разрушающиеся дома. Пока в освободившиеся квартиры вселяются мигранты, обанкротившийся бывший поставщик коммунальных услуг угрожает отрубить семьи бывших военных от благ цивилизации. Объясняется это тем, что министерство, хотя и очень нуждается в жилом фонде, оформило дома вместе с их обитателями в нежилые здания.

Жилая квартира в нежилом здании

Военный городок Чашниково находится в городском округе Химки Московской области, между городом Лобня и аэропортом Шереметьево. В 1977 году это были военные казармы, которые в 1984 году переоборудовали в три четырехэтажных общежития. В них вселились семьи военных и сотрудников Строительного управления Московского региона Минобороны России (ФГУП СУ МР). Им обещали, что, если они отработают десять лет, то получат квартиры в собственность. Но спустя десять и даже двадцать лет никто ничего, естественно, не получил. Более того, когда в 2009 году ФГУП СУ МР был реструктурирован в одноименное открытое акционерное общество (ОАО), общежития попали под приватизацию как нежилые здания.

Когда государственная организация становится частной, ее жилищный фонд подлежит передаче в муниципалитет, его нельзя приватизировать, объясняет адвокат Анна Коновалова, представляющая интересы своих соседей.

— Военная часть пыталась передать нас в муниципалитет еще в 2002 году, но тот отвечал, что у него нет средств нас содержать. А по закону никто и не должен был спрашивать, готовы они или нет. Вот нас и перевели в нежилой фонд и приватизировали вместе с ОАО.

Ответ Государственной жилищной инспекции Московской области

ОАО СУ МР предоставляла жителям коммунальные услуги, счета за которые сопоставимы с арендными: за квартиру в 59 квадратных метров могли требовать 17−20 тысяч ежемесячно. В 2012 году арбитражный суд признал передачу незаконной, дома в Чашниково снова признали жилищным фондом и вернули Министерству обороны. Многие узнали о приватизации только на суде по коммунальным счетам, около пятнадцати семей успели оформить квартиры в собственность. Анне и ее мужу это удалось в числе первых, они дошли до последней инстанции Верховного суда.

«Сидят молчат, одни отписки»

В 2015 году Министерство обороны спохватилось, что ему на баланс вернули военный городок, и оформило оперативное управление. Теперь стать собственником квартиры можно только с разрешения министерства.

— Получается, что дома якобы обратно стали общежитиями, жилым фондом. Но вот уже 2018 год, а обратно общежитиями на бумаге они не стали. Нет даже акта приема-передачи. В итоге у нас с мужем жилая квартира в нежилом здании.

Бывшие военные и сотрудники Минобороны уже и не надеются на получение квартир, они просят хотя бы вернуть их в жилой фонд, потому что СУ МР обанкротился и скоро некому будет поставлять коммунальные услуги. Уже год за общежитиями ухаживают одни жильцы, крыши протекают и затопляют квартиры, потолки обваливаются.

— Вот так Министерство обороны следит за федеральным имуществом: сидят молчат, одни отписки. Люди обращаются в жилищные инспекции, чтобы устранить весь бардак, а им отвечают: «Вы к нам не относитесь, вы нежилой фонд». Как нежилой, если обращаются жильцы и собственники квартир?

«Кажется, что я живу не в Московской области, а в Узбекской ССР»

Если сначала Минобороны объясняло необходимость в этих общежитиях тем, что нужно заселить сотрудников госпиталя имени Вишневского, то последний год они даже не удосуживаются придумать какую-либо причину. Тем не менее с 2015 года никто так и не вселился, наоборот, половина жильцов съехала. Остальным, это около ста человек, попросту некуда деться.

В освободившихся квартирах с осени живут мигранты из стран Средней Азии. Жильцы не знают, кто именно выдает новым соседям ключи, но говорят, что ими до сих пор заведует СУ МР.

— Кажется, что я живу не в Московской области, а в Узбекской ССР. Они-то тоже люди, тоже хотят где-то жить, но когда такая ситуация, все злятся на всех.

Фото: «МБХ медиа»
Фото: «МБХ медиа»

Анна Алексанян живет в Чашниково всю свою жизнь. В 1996 году ее отцу-военному предоставили квартиру на состав семьи. Когда родители развелись, ее маме пришлось поступить на работу в войсковую часть, чтобы не остаться на улице с маленьким ребенком. Она отработала на министерство больше десяти лет. Теперь мама Анны регулярно ездит на митинги, чтобы рассказывать о судьбе военного городка.

Девушка ведет переписку с Минобороны, прокуратурой, администрацией Химок и другими инстанциями уже несколько лет. За это время у нее накопилась огромная папка отписок с диаметрально противоположными ответами. Она рассказала, что помимо разрухи в городке нет ничего: ни школы, ни поликлиники, ни даже продуктовых магазинов. На деньги жильцов коммерческая компания повесила во всех подъездах почтовые ящики, но до них ничего не доходит, поэтому они так и висят запечатанные. «Мы бы с удовольствием переехали, только, к сожалению, некуда», — объясняет Алексанян.

Фото: «МБХ медиа»
Фото: «МБХ медиа»

600 «вещей»: дети, старики и сокращенные

Пенсионерка Марина Ермакова показывает следы пожара — горел счетчик электроэнергии. Противопожарная система есть, но не работает, говорит женщина.

Она живет здесь уже 15 лет, ее муж работал электромехаником в СУ МР, чинил строительные машины. Затем, когда произошла приватизация, мужа Марины, как и многих сотрудников, сократили: штат нужен был меньше. В Чашниково у них родилась дочь, сейчас она заканчивает школу в Лобне.

Фото: «МБХ медиа»
Фото: «МБХ медиа»

— Живем на птичьих правах. Боремся, чтобы нам дали не то что право собственности, а хотя бы возможность социального найма. Мы не знаем, что будет завтра. Недавно приходили силовики с автоматами, думала, нас выселять, а пришли за нелегалами.

Марина рассказала, что всех периодически уведомляют о выселении, причем даже тех, у кого есть право собственности. Вручают уведомления люди с документами охранной фирмы, на кого работают — неизвестно.

Другая жительница городка Светлана Скобелина говорит, что на суде представители министерства называли общежития складами, говорят, что они не обязаны «нести ответственность за вещи». «На тот момент нас было 600 „вещей“: дети, пенсионеры министерства, сокращенные», — добавляет женщина.

— Когда армия была в тяжелом положении, люди остались здесь строить, а как только армия получила дополнительное финансирование и поднялась, люди стали не нужны. Такова суть нашего государства, к сожалению.

Сейчас вокруг Чашниково промышленные заросли с колючей проволокой по периметру каждого объекта. Местные говорят, что на городок положил глаз Шереметьево: из него бы вышла неплохая погрузочная зона для аэропорта.

Министерство обороны не прояснило, какой все-таки статус у военного городка и его зданий, для каких он целей и собираются ли выселить жильцов — ответа на официальный запрос редакции не последовало.

Все наши материалы можно читать по адресу:

https://mbk.sobchakprotivvseh.ru/

Подписывайтесь на наши соцсети:

https://zen.yandex.ru/media/mbkhmedia

https://www.facebook.com/MBKhMedia/

https://vk.com/mbkhmedia

https://twitter.com/MBKhMedia

https://www.youtube.com/c/МБХмедиа

https://t.me/mbkhmedia

https://www.instagram.com/mbk_media/