Разговорчики в раю, или Небеса в ожидании вил и сковородок

Текст: Иван Давыдов

Владимир Путин. Фото: Александр Земляниченко / AP / East News
Владимир Путин. Фото: Александр Земляниченко / AP / East News

«Райская» речь Владимира Путина до сих пор не отпускает ни мир, ни Кремль. В понедельник пресс-секретарь президента Российской Федерации Дмитрий Песков выступил со специальным разъяснением: «Там речь шла не о рае, главным образом, и не о том, кто куда попадет. А речь шла о том, что на доктринальном уровне Россия не оставляет за собой право превентивного удара. То есть у нас в доктрине право на первый удар не зафиксировано. Мы не считаем себя вправе наносить первый удар».

Иван Давыдов
Иван Давыдов

Говорит Песков, разумеется, как это ему по должности положено, неправду. Кабы не щеголял словечком «доктринальный» — еще сумел бы выкрутиться, списав все на нерушимую волю всевластного босса. Но щегольнул. А раз уж мы про доктрины — в Военной доктрине РФ (пункт 27) сказано без обиняков: «Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства. Решение о применении ядерного оружия принимается Президентом Российской Федерации». А уж что там президент сочтет «угрозой существованию государства» — только ему ведомо. Ну и, может быть, некоторым обитателям рая. Особо осведомленным.

И если Песков про «доктринальный уровень» говорит неправду, то отчего бы ему и в прочем верить? Отчего бы не счесть нам, что главное в валдайском выступлении президента — как раз про рай? Да и вообще — интереснее про рай рассуждать, чем про военные доктрины.

В раю ведь теперь только и разговоров, что про Россию. Петру, говорят, апостолу на днях приснился странный сон. Будто бы подошел к нему опасного вида мужчина в гигантской фуражке, сплошь вышитой золотом. Строго сказал, что лицензированием ЧОПов ввиду обострения небесной ситуации займется теперь Росгвардия, и что надо еще выяснить, кто это доверил дряхлому старику главный ключ и ответственный пост. А также поинтересовался, нет ли где капусты или хоть шевронов. Узнав, что капусты в раю не выращивают, вздохнул тяжело, и украл яблочко с древа познания добра и зла. После чего удалился, посоветовав напоследок Петру не раздувать капюшон собственной значимости. И еще что-то под нос себе бормотал. То ли «полиграф», то ли «абырвалг».

Вообще, впечатления интеллигента опасный мужчина на апостола не произвел.

Все четыре евангелиста нервничают. Кто-то им рассказал, что труды их, хоть и боговдохновенные, но не без экстремизма, и уж точно подпадают под статью о защите чувств верующих, потому что высокопоставленных верующих, причем не только штатских, очень задевает сама мысль о том, что необходимо любить врагов. Да и фраза о том, будто легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому попасть в царствие небесное, кажется им, как минимум, клеветнической. Тем более, что, как они выяснили из самых достоверных источников, в царствие небесное попасть — раз плюнуть. Одну кнопку нажать.

Особые страхи — у евангелиста Иоанна. «Апокалипсис», оказывается, подпадает теперь под статью 282 УК РФ, так как содержит признаки разжигания ненависти и вражды к социальной группе «бесы». Статья грозная, механизмы правоприменения по ней — отработанные, серьезный повод для страхов имеется.

Все в раю пересматривают запись одного из ток-шоу времен суда над Pussy Riot. Спорят тихонько, шушукаются, хотя вслух обсуждать все-таки опасаются. Там знаменитый продюсер Иосиф Пригожин все кипятился и кричал: кто, мол, придумал эту чушь про необходимость подставлять вторую щеку? Есть риск, что скоро спросит лично и у Того, кто придумал. Мужчина строгий, не отвертишься.

Ангелы горькими слезами плачут. Свежеумершие праведные растолковали, что непременно назначат им теперь вместо Михаила Архангела нового начальника — Дмитрия Олеговича Рогозина. Потому что там, внизу, откуда ожидается прибытие огромной партии мучеников, за все, что летает выше облаков, отвечает Дмитрий Олегович. Дмитрий Олегович, говорят многозначительно, на этом деле собаку утопил. В чем здесь угроза, ангелы не понимают, но пугаются. А еще сильней пугаются, когда рассказывают им, будто все, чем Дмитрий Олегович командует, рано или поздно падает. А такое с некоторыми ангелами уже случалось, правда, давно, но и до сих пор всем памятно, что ничем хорошим это для тех, падших ангелов не кончилось.

А еще говорят все те же райские новички, неплохо разбирающиеся зато в текущих земных делах, что непременно завезут теперь в рай вилы и сковородки. Потому что какой же это рай без вил и сковородок? Как задержанных пытать, как раскрываемость повышать, как вообще порядок поддерживать? Без вил и сковородок прямая дорога к майдану. Одна надежда — что контракт на поставку вил отдадут Ротенбергам. Выйдет, конечно, дорого, зато есть шанс, что вилы в этом случае чудесным образом растворятся по дороге, и сковородки до рая тоже не доедут. Райским старослужащим только гадать остается, что это за заклинание такое — «Ротенберги». Грозное, должно быть, заклинание.

Один лишь царь-страстотерпец Николай Александрович Романов чему-то загадочно улыбается в царские свои усы. Но чему — о том никому рассказывать не хочет.

Но общего настроения это не отменяет — нервно теперь в раю. Да и на земле, по правде сказать, тоже нервно. Настолько, что хочется даже поверить пресс-секретарю президента РФ Дмитрию Пескову. Вот только с чего бы ему вдруг верить. Принципиальный мужчина, последовательный, ни разу не давал повода.

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Подписывайтесь на наши соцсети:

Яндекс.Дзен

Facebook

ВКонтакте

Twitter

Youtube

Телеграм

Инстаграм

Одноклассники