«Ты что, не видишь, где он служил? Здесь их ни одного не будет». Как начальник полиции Курской области мстит бывшим коллегам

29.03.2018

Текст: Наталья Коротожкина

Фото: Мария Дмитриенко / ТАСС
Фото: Мария Дмитриенко / ТАСС

В конце 1990-х годов начальник уголовного розыска Курской области Виктор Сидоров проходил подозреваемым по делу об убийстве советника министра по атомной энергетике Владимира Хохлова. Тогда сотрудников местного уголовного розыска и УБОП вызвали для проведения обыска в его доме и на рабочем месте. Теперь Сидоров, чудом восстановившийся в полиции через 10 лет после увольнения и возглавивший полицию области, мстит своим бывшим коллегам.

Мы поговорили с бывшими полицейскими и их родственниками: Дмитрием Дымовым и его супругой Мариной, супругой бывшего сотрудника уголовного розыска и бывшего вице-мэра Курска Николая Зайцева Еленой и Дмитрием Павловым (фамилия изменена в целях конфиденциальности. — МБХ медиа).

«Убоповцы не знали, для чего их вызвали сопровождать»

В декабре 1997 года в Москве был убит советник министра по атомной энергетике, замдиректора Курской АЭС по коммерческим вопросам Владимир Хохлов. 1999 году Московский уголовный розыск и прокуратура Москвы при поддержке местного УБОП провели в Курске обыск по этому делу — он прошел в доме и на рабочем месте начальника уголовного розыска Курской области Виктора Сидорова, подозреваемого в организации убийства Хохлова.

Виктор Сидоров
Виктор Сидоров

«Мы, убоповцы, не были особо в курсе, что происходит, для чего нас вызвали сопровождать. Знали только, что Сидоров каким-то образом проходил по этим делам об убийствах. Обыски были у него дома, на рабочем месте, по месту жительства сына и вообще везде в уголовном розыске», — вспоминает бывший оперативник Дмитрий Павлов.

Доказать его причастность к преступлению не удалось, но при обыске были найдены незаконно хранившиеся боеприпасы и оригиналы анонимных писем, которые рассылались по разным инстанциям, на имя начальника Сидорова — руководителя УВД по Курской области Алексея Волкова.

«Сидорова подальше от скандала отправили в Чечню в составе курского отряда милиции. Там он — я это знаю со слов медиков — сымитировал сердечный приступ», — говорит Павлов. В связи с перенесенным инфарктом Сидорову была назначена инвалидность. В 2003 году его уволили из МВД по состоянию здоровья — Волков лично подписал характеристику, в которой говорилось о его профнепригодности.

«Через 10 лет человека восстановили! Нонсенс!»

Уволенный из уголовного розыска Сидоров, по словам бывших полицейских, следующие десять лет занимался бизнесом, связанным с автомобильными дилерскими центрами.

«Родственник его жены Дегтярев владеет центрами BMW, Renault, Citroen в Курске, Белгороде и Орле. Те десять лет, что он не был в полиции, Сидоров занимался обналичкой денег для этого родственника. Потом за взятку один из салонов ушел кому-то из руководства МВД в Орле, и в 2013 году Сидорова восстановили в органах. Мой орловский коллега, тоже начальник ЦПЭ, сказал, что он у них стал замначальника уголовного розыска. Представляете, через 10 лет человека восстановили! Нонсенс!» — рассказывает Дмитрий Дымов. О возвращении в МВД за «великую взятку» говорит и другой собеседник, Дмитрий Павлов: об этом он тоже узнал от «орловских коллег».

Через два года Сидорова перевели в Курск, где он стал начальником полиции области. По словам Павлова, после этого назначения Сидоров открыто заявил бывшим убоповцам, что их «уничтожит»: «Одних просто уволили, когда была реорганизация, другим сказали „пиши рапорт, до свидания“. Был случай: бывший убоповец работал в таможне и пытался перевестись в УМВД — там нужен был специалист, который знает таможенное дело. Когда Сидорову принесли личное дело, он увидел в нем УБОП, швырнул папку и сказал: „Вы что, не видите, где он служил? Здесь их ни одного не будет“».

«Дело полностью сфабриковано»

Николай Зайцев в конце 1990-х работал в курском уголовном розыске и получил приказ сопровождать московских коллег из МУРа при обыске у Сидорова. «Он проводил обыски в доме у сына Виктора Сидорова, — говорит жена Зайцева Елена. — Сына тоже уволили из милиции, нашли у него какие-то секретные документы, которые у него не должны были находиться. Теперь Сидоров забрал моего мужа и моего сына».

Бывший заммэра Зайцев вместе с сыном уже девять месяцев сидит в СИЗО. В июне 2017 года Николая задержали по подозрению в вымогательстве (часть 3 статьи 163 УК) гаражного кооператива. Потерпевший владелец кооператива рассказал, что заммэра и местный криминальный авторитет «Волобуй» требовали переписать на третье лицо 20 гаражей стоимостью более восьми миллионов рублей и угрожали расправиться с ним, если он этого не сделает.

«Сидоров не стеснялся говорить своим знакомым о том, что наступит время, и мой муж сядет. Конечно, мужу это передавалось, но он слова Сидорова игнорировал, — вспоминает Елена. — Дело полностью сфабриковано. Мы были участниками долевого строительства этого гаражного кооператива. А сделали так, что мой муж стал вымогателем гаражей, за которые мы сами заплатили деньги. Свидетели говорят об этом в суде — их не слушают».

Николай Зайцев. Источник: crimerussia.com
Николай Зайцев. Источник: crimerussia.com

По словам Зайцевой, потерпевший Щелкунов, который рассказал о вымогательстве, был временным управляющим кооператива: «У тех ребят, которые занимались строительством гаражей, были арбитражные суды, поэтому Щелкунова и поставили вести стройку». Она уверяет, что «потерпевшего» заставили дать показания, пригрозив ему сроком: «Он трижды судим, занимается обналом, есть, за что зацепиться. Щелкунов говорит то, что ему скажут или напишут. Муж на одном из продлений сказал: „Щелкунову дали госохрану не потому, чтоб его кто-то не прибил, а потому, чтобы он не изменил показания. Вдруг у человека совесть проснется, или кто-то ему больше заплатит“».

Елена рассказывает, что в суде заранее пишут меру пресечения — судья делает то, что велит Следственный комитет. Следователи «внаглую» ездят по знакомым Зайцевых, которые занимаются бизнесом, и просят их дать показания против Николая. Людям, которые сидят в СИЗО по другим делам, но знают бывшего заммэра, обещают «скостить срок» за показания. «И они их дают, даже если не хотят! — говорит Елена. — На них давят, говорят, мы на вас еще один труп повесим. Один человек рассказал мне, что к нему приходил с угрозами лично Сидоров».

Зайцева точно знает, почему Сидоров мстит ее мужу: «Люди спрашивали у него, зачем он это делает. Сидоров отвечал, что муж мог бы предупредить его об обыске. Но он просто не знает Николая — муж не будет предупреждать преступника. Или ты сотрудник, или ты бандит».

«Один из немногих честных ментов»

Дмитрий Дымов — бывший военный, пришел в курский УБОП в 1993 году. В 2003 году возглавил подразделение УБОП по борьбе с экстремизмом и терроризмом. В 2008 году УБОПы разогнали; на базе его отдела был создан центр «Э», которым он руководил до марта 2017 года, пока не ушел на пенсию.

«У Дмитрия Борисовича было обособленное подразделение, он дольше всех с Сидоровым сражался — об этом вся область знает. Сейчас его тоже Сидоров нагибает очень сильно через сына. Причем Дымов — я ответственно говорю — ни в какие коммерческие предприятия не влезал, один из немногих честных ментов», — говорит Павлов о Дымове.

Сам Дымов соглашается с тем, что в МВД у него был авторитет: «Мой центр „Э“ был на очень хорошем счету — были предотвращенные теракты, весомые дела». По его словам, все изменилось после возвращения Сидорова: «Начали гнобить со страшной силой. У меня люди с 2003 года работали, имели ордена, ни одного взыскания не было. И вдруг за каких-то полтора года нас обвешали проверками и взысканиями с ног до головы. Даже мой главк вмешался — узнавал, что происходит, потому что мое подразделение было одним из лучших». Устав бороться с Сидоровым, Дымов ушел на пенсию, но тот не оставил его в покое.

«После обыска пропали все драгоценности»

Сын Дмитрия Антон Дымов руководит риэлторской конторой. В апреле 2017 года Антон стал представлять по доверенности ООО «Новый Курск» и продавать квартиры в строящемся доме. Бывший генподрядчик ООО «Еврострой» бросил дом на завершающем этапе строительства, и дольщикам пришлось полтора года ждать свои квартиры. Тем не менее, заказчик «Новый Курск» рассчитался с «Евростроем» за выполненные работы. Это не помешало генподрядчику пожаловаться в СК на то, что заказчик не выплатил ему 21 миллион рублей — в доказательство своей правоты «Еврострой» привел акты с видами работ, которые он не выполнял.

В полиции решили, что документы и деньги, предназначенные «Еврострою», должны находиться не только на работе у Антона, но и в доме его родителей в Курске, доме его дедушки в Орле и на работе у Дмитрия Дымова. В составленном опером Ягубовым рапорте на обыск, который показали Антону Дымову, было написано, что он может быть причастен к хищению 21 миллиона рублей, предназначенных для расчета с «Евростроем». «Это при том, что я представляю интересы компании с апреля 2017 года, а „Еврострой“ оспаривает период 2015—2016 года», — объяснял Антон курскому агентству «Секунда».

Когда вторая сторона подала заявление в Следственный комитет, Антон помогал сдать жилье дольщикам — ему удалось найти тех, кто завершит строительство. Дом достроили, но из-за того, что необходимые для сдачи дома документы были изъяты при обыске, жилье не удалось ввести в эксплуатацию до сих пор.

Утром 11 января 2018 года двое полицейских и двое сотрудников Росгвардии пришли в дом Дмитрия Дымова. Следователей с ними не было, постановление на обыск гости показывать отказались, а в качестве основания для проведения следственных действий Дымову также предоставили рапорт Ягубова.

По словам Марины Дымовой, на входе в их дом полицейские подкинули портсигар с 13 патронами от пистолета Макарова, а потом никто ничего не искал. «Они просто хамили и ходили все разбрасывали, — вспоминает Дымова. — Когда я убиралась вечером после обыска, заметила, что пропали все мои драгоценности — они были спрятаны у меня в пакетике в нижнем белье».

Двое из тех, кто проводил обыск, шепнули хозяйке, что их инструктировал лично Сидоров. Она уверена, что обыск в доме устроили для того, чтобы ее муж потерял работу: «У нас в Курске никто в этом не сомневается, потому что мы не первые».

Версию Марины поддерживает Дмитрий Павлов. После УБОПа он ушел работать в коммерческую структуру. По его словам, Сидоров связывался с его руководителями в Москве и пытался убедить их в том, что Павлова нужно уволить. «Его послали подальше со своими местечковыми разборками, — говорит бывший убоповец. — А чтобы не было никаких коллизий, меня перевели в соседний регион».

При обыске на работе у Дымова изъяли служебный ноутбук, его не возвращают уже больше двух месяцев. При этом ни Антона, ни Дмитрия Дымовых до сих пор не допросили в качестве свидетелей.

«Я писал жалобы президенту, полпреду президента в ЦФО, в Генпрокуратуру, в СК Бастрыкину, в Главное управление собственной безопасности МВД, — рассказывает Дмитрий Дымов. — Единственный отклик получил от ГУСБ. Приезжал сотрудник, сказал, что дело политическое и я не первый, кто к ним обращается, но это как решит руководство. Все остальные обращения вернулись на места, хотя я просил не отправлять их назад в Курск».

Все наши материалы можно читать по адресу:

https://mbk.sobchakprotivvseh.ru/

Подписывайтесь на наши соцсети:

https://zen.yandex.ru/media/mbkhmedia

https://www.facebook.com/MBKhMedia/

https://vk.com/mbkhmedia

https://twitter.com/MBKhMedia

https://www.youtube.com/c/МБХмедиа

https://t.me/mbkhmedia

https://www.instagram.com/mbk_media/