«Виновен или нет — спецслужбам это неважно»: как Россия избавляется от «потенциально опасных» граждан

Текст: Екатерина Нерозникова

Фото: Сергей Коньков / ТАСС
Фото: Сергей Коньков / ТАСС

Летом 2017 года Госдума приняла в третьем чтении закон о лишении российского гражданства иностранцев, осужденных за экстремизм и терроризм. Фактически же людей, якобы причастных к деятельности группировок, признанных в РФ террористическими, лишают российского гражданства без всяких специальных законов. Еще легче обстоят дела с теми, кто не имеет паспорта РФ — таких могут отправить на родину за считанные минуты, игнорируя даже запреты ЕСПЧ.

Зохид

Летом 2017 года телеканал НТВ показал захватывающий сюжет о поимке в Тульской области вербовщика в ИГИЛ. Полиция штурмом взяла квартиру, где, по их сведениям, находился центр психологической обработки будущих террористов.

Главным по вербовке оказался ничем не примечательный узбек Зохид Аслонов. У себя в квартире он утаил запрещенную литературу, наркотики и даже оружие — гранату и пистолет. За вербовку, по словам корреспондентов НТВ, Аслонов получал деньги — за годы работы сумел скопить целых три тысячи долларов, которые обнаружили ловкие правоохранители.

«Следователям предстоит выяснить, скольких человек подозреваемый успел завербовать и отправить за границу». Стоп, снято.

Вряд ли журналистов НТВ интересовала дальнейшая судьба «опасного вербовщика». Аслонов же лишился не только свободы, но и гражданства России. А обвинение против него лишилось главного пункта — подозрения в вербовке.

Жена и дочь Аслонова. Фото: Екатерина Нерозникова / МБХ медиа
Жена и дочь Аслонова. Фото: Екатерина Нерозникова / МБХ медиа

Зохид Аслонов был осужден на 3,5 года тюремного заключения по статьям за хранение оружия и наркотических веществ. Доказательств его связи с какими-либо запрещенными организациями найдено не было. Аслонов вел спокойную, ничем не выдающуюся жизнь рыночного торговца, проживал с женой и воспитывал детей. Квартиру в городе Узловая Тульской области снимал не первый год. Хозяйка квартиры отзывалась о нем исключительно хорошо. Адвокат Аслонова уверен, что оружие и наркотики были подброшены с целью фабрикации уголовного дела.

Аслонов приехал в Россию в начале 2000-х, и на момент задержания уже 11 лет как имел российское гражданство. Казалось бы, как можно в таком случае лишить человека российского паспорта?

При изучении документов Аслонова было обнаружено, что он якобы скрыл от миграционной службы информацию о наличии у него судимости на территории Узбекистана. Действительно, Аслонов был осужден там за мошенничество, но судимость на момент подачи заявления на гражданство была погашена. В те годы и не требовалось указывать в заявлении погашенные судимости.

Однако спустя 11 лет эту ошибку умудрились найти, и Аслонову аннулировали российское гражданство. Такая теперь практика: если не получается лишить гражданства за терроризм, лишают за подобные ошибки", — рассказывает правозащитник Бахром Хамроев.

Хамроев уверен — за Аслоновым не просто так явилась вооруженная до зубов команда. «Он обращался к нам за помощью — говорил, что ему звонили из Бухары, требовали вернуться на родину, иначе ему не поздоровится. Мы знаем, что если человек зачем-то понадобился узбекским спецслужбам, ни в коем случае нельзя возвращаться. Аслонов никуда не поехал. Теперь он в тюрьме, и неизвестно, что с ним будет, когда он оттуда выйдет — скорее всего, ему придется вернуться в Узбекистан», — поясняет Хамроев.

Зайнура

Молодая женщина в голубом хиджабе смущенно смотрит в пол. Мы первые, кто пришел навестить ее за шесть дней в центре временного содержания иностранных граждан «Почепский». А вот ее дети выглядят воодушевленными — они рады пообщаться с новыми людьми. Магомедику, старшему, уже 12 лет, младшему — Али — десять.

Маму с детьми держат в крошечной комнатке на втором этаже. Чудесным образом там помещаются три кровати, стол, стул, тумбочка и телевизор. Туалет и душ — общие на этаж. Кормят их три раза в день — еду выдают в столовой, а есть нужно в своей комнате. Два раза в день можно выйти погулять в специально оборудованную для этого клетку, примыкающую к зданию со стороны внутреннего двора. Несколько раз дети видели в своей комнате мышей.

Здание находится в густом брянском лесу. Здесь отличный свежий воздух, полно комаров и прочей мошкары. Когда-то тут располагался туберкулезный диспансер. Потом вокруг него вырос двойной забор с колючей проволокой, на окнах появились решетки, в комнаты поставили дополнительные койки. Теперь тут районный центр временного содержания иностранных граждан — преимущественно нелегальных мигрантов.

Женщину в голубом хиджабе зовут Зайнура Сабирова. Она давно стала нежеланным гостем в России.

Дело вовсе не в просроченных документах. Сабирова — жена Азизбека Инамова, осужденного в 2013 году на 11 лет лишения свободы по статье 278 — попытка подрыва конституционного строя. Следствие утверждает, что Инамов был амиром группировки «Хизб ут-Тахрир. «Мемориал» признал Инамова политическим заключенным.

«Хизб ут-Тахрир» — ненасильственная международная исламская организация, получила широкое распространение в бывших советских республиках (Узбекистан, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Россия, Украина, Азербайджан). Общее число ее последователей на территории бывшего союза можно оценить в несколько десятков тысяч человек. В России 14 февраля 2003 года Верховный Суд, рассмотрев в закрытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Генпрокурора РФ, признал террористическими 15 исламских организаций и запретил их деятельность на территории РФ. Одной из запрещенных организаций стала «Хизб ут-Тахрир». В мотивировочной части решения ВС РФ, по мнению«Мемориала», отсутствуют какие-либо данные о террористической деятельности «Хизб ут-Тахрир».

В 2005 году Зайнура Сабирова, узбечка по национальности, приехала в Россию из Таджикистана, чтобы стать женой Инамова. Ей было 19 лет. Один за другим у них родились сыновья. Несмотря на то, что сам Инамов — гражданин России, жена так и осталась гражданкой Таджикистана. Дети же на родине матери никогда не были, оба имеют российские свидетельства о рождении. ФЗ «о гражданстве Российской Федерации» предусматривает в таком случае приобретение детьми гражданства РФ по праву рождения.

Фото: Екатерина Нерозникова / МБХ медиа
Фото: Екатерина Нерозникова / МБХ медиа

За годы жизни в России Зайнура так и не научилась ни говорить, ни понимать, ни тем более писать по-русски. Незнание языка, однако, не помешало суду города Брянска за час вынести решение о депортации Сабировой вместе с детьми в Таджикистан. В документах, которые после суда получила ее адвокат Наталья Дорина, указано, что Сабирова отказывается от переводчика и признает свою вину. Под текстом стоят три слова, написанные Сабировой собственноручно: «Претензий не имю».

За день до суда Сабирова попыталась покинуть Россию — купила билет на поезд до Украины по своему действующему загранпаспорту. Из документов при ней были также свидетельства о рождении детей и отправленное из Украины приглашение от принимающей стороны. Был и просроченный паспорт Таджикистана, который женщина продлить не могла — боялась преследования со стороны таджикских и узбекских спецслужб. Такие, как Сабирова, находятся в неофициальной группе риска — российские правоохранительные органы не любят с ними возиться и запросто передают их узбекским или таджикским спецслужбам. На родине следы таких людей чаще всего теряются.

— Мы с мамой в поезде ехали. Мы спали, когда пришли люди и разбудили маму. Они забрали ее паспорт, а потом вернулись и сказали, что он испорчен, а нам надо сойти. Там еще люди ехали, но у них ничего не проверили, — рассказывает Магомедик.

Сабирову с детьми сняли с поезда в районе четырех утра. Причина — недействительные документы женщины. Одна из страниц загранпаспорта оказалась частично оторванной. Доводы о том, что она не смогла бы сесть на поезд с поврежденным паспортом, никого не заинтересовали. Порванный документ приложен к делу Сабировой и хранится в ЦВСИГ.

— Мы сначала пошли в маленькое здание, потом в большое, а потом нас посадили в машину и повезли. Потом в суд привезли — там мы сидели в зале вместе с мамой. Там был один фсбшник добрый, он увидел, что мы голодные, принес нам поесть. Ну, а потом нас сюда уже повезли, — рассказывает Магомедик.

Руки мальчика полностью покрыты сыпью — очень похоже на псориаз. Недавно пятна появились у него на голове, лице и шее. В ЦВСИГ нет дерматолога — только дежурный медик, который впервые осмотрел ребенка после того, как мы этого потребовали.

На вопрос, почему ребенка не осмотрели сразу по прибытию, она разводит руками — была не ее смена.

Полноценной медицинской помощи в ЦВСИГ нет. Врач объясняет — в ее аптечке есть только элементарные средства для первой медицинской помощи. С едой тоже проблемы — кормят плохо, халяльной пищи и вовсе нет, хотя большинство содержащихся в этом заведении — мусульмане, мигранты из Средней Азии.

— На завтрак едим кашу — манную, овсяную, геркулесовую. На обед в основном дают рыбный суп и второе, но мы его редко едим. Недавно был плов со свининой, а еще свинина с пюре. Нам нельзя такое кушать. У нас тут уже есть два друга, им иногда приносят халяль, и они с нами делятся, — рассказывает Магомедик.

При поступлении всем сообщают, что продержат их в ЦВСИГ не дольше 10 дней, а потом депортируют. На деле же человек может содержаться в подобном центре до 2 лет и 10 дней (максимальный срок содержания под стражей для лиц, совершивших административное нарушение). Часто сюда попадают женщины с детьми — бывали даже с грудными. Персонал рассказывает, что Магомедик и Али — самые взрослые из детей, что побывали здесь.

Условий для содержания детей тут нет — нет ни игровых комнат, ни пеленальных столов, ни тем более обучающего центра. Как быть в случае, если ребенок попал сюда в учебный период, никто не представляет. Обучение для таких детей на время заключения под стражу не практикуется.

Дети не знают, что в Таджикистан им ехать небезопасно, но все равно не хотят туда — дома, в Москве, им было лучше. Там у них осталась кошка Киса — серая, с белой полоской на животе. Магомедик мечтает, как заведет много животных, когда они с мамой наконец окажутся на воле. Он не подозревает, что и его, и младшего брата в России уже считают потенциальными террористами.

На момент публикации материала суд по делу Зайнуры Сабировой завершился. Адвокату не удалось добиться разрешение на добровольный выбор страны отправления для Сабировой и ее детей. Суд принял решение о принудительном выдворении Сабировой с детьми в Таджикистан.

Правозащитники добиваются запрета на выдворение. Отправлен запрос в Европейский суд по правам человека с требованием применить к Сабировой правило 39 регламента ЕСПЧ о запрете государству совершать действия, которые могут привести к причинению непоправимого и одновременно существенного вреда жизни. В случае с Сабировой это депортация в Таджикистан.

Фозилджон

Официально история Фозилджона Шаропова начинается с небольшой ошибки — свое российское гражданство он утратил из-за одной лишней буквы в собственном имени. На самом же деле проблема Шаропова состояла не в том, как написано его имя, а в том, с кем он общался во время своего проживания в Крыму.

Сканы паспортов Шаропова с ошибкой в имени. Фото предоставлено Екатериной Нерозниковой
Сканы паспортов Шаропова с ошибкой в имени. Фото предоставлено Екатериной Нерозниковой

Шаропов родился в Узбекистане, но в 2013 году стал гражданином Украины. Проживал он в Симферополе, и вместе с другими жителями Крыма в 2014-м году неожиданно лишился украинского паспорта и получил взамен российский.

Спустя год Шаропов уже жил в Алтайском крае. Там, в Новосибирске, он женился на россиянке Ольге Полтинниковой, у них родился сын Абдуллах.

Когда Шаропов прошел продлевать временную регистрацию, у него изъяли российский паспорт. Дело в том, что документ был выдан с ошибкой — в графе имя написано Фазилджон, а не Фозилджон, как в предыдущем, украинском паспорте. Казалось бы, все ясно — это ошибка паспортистов, которые после присоединения Крыма не справились с неожиданным потоком документов на новых россиян. Однако паспорт Фозилджона был аннулирован.

«Воспользовавшись его неграмотностью, сотрудники местного УФМС сказали ему, что помогут сделать узбекский паспорт. Шаропов согласился. Так его обманом лишили российского гражданства, на которое он имел полное право и которое в течение года у него было. А с паспортом Узбекистана он стал куда более уязвим», — рассказывает Бахром Хамроев.

Несмотря на брак с гражданкой России и наличие общего ребенка, в мае 2018 года Шаропову аннулировали и разрешение на временное проживание в РФ. В уведомлении, пришедшем из МВД Алтайского края, сообщалось, что Шаропов обязан в течение 15 дней покинуть территорию РФ.

«Эту схему придумали для того, чтобы избавиться от Шаропова и выслать его в Узбекистан. Мы подозреваем, что спецслужбы получили от кого-то информацию о том, что Фозилджон общался в Крыму с членами „Хизб ут-Тахрир“. В отличие от России, Украина не считает их террористической организацией, так что она вела свою деятельность и на территории Крыма. И Шаропов, конечно, мог находиться с ними в некоем контакте. Но обвинить его в принадлежности к террористической организации нельзя — нет доказательств вины, а российские спецслужбы пытаются избавиться от всех, кто хоть как-то связан с ХТ. В случае с Шароповым, скорее всего, было принято решение отдать его на усмотрение Узбекистана», — считает Хамроев.

Потенциально опасны?

Зайнура Сабирова и ее дети могли бы и дальше жить в России, если бы не родственная связь с Азизбеком Инамовым. После его ареста они стали тут изгоями: женщина даже не смогла устроить их в школу. Не смогла она и продлить свою регистрацию по месту жительства. Знакомые боялись даже здороваться с Зайнулой.

Жене и детям Зохида Аслонова пришлось уехать из Узловой. После того, как Зохида по телевизору на всю страну назвали террористом, его семье стало небезопасно находиться не то что в Тульской области, но и вообще в России. Тем не менее, семья не покидала территорию РФ — ведь кроме Узбекистана, где их ожидает встреча со спецслужбами, им ехать некуда.

Правозащитники рассказывают, что между РФ и спецслужбами Таджикистана и Узбекистана существуют договоренности о передаче таких, как Сабирова, Аслонов и Шаропов на родину.

Зачастую на таких людей заводятся уголовные дела в стране их происхождения. Самые популярные статьи для Узбекистана, например — это 159 (покушение на Конституционный строй) и 244−1 (Изготовление или хранение с целью распространения материалов, содержащих идеи религиозного экстремизма, сепаратизма и фундаментализма). Следом в Россию направляют запрос об их экстрадиции, который очень быстро удовлетворяется.

Но заинтересованная в выдаче сторона не всегда может найти повод для возбуждения уголовного дела. Тогда применяется другой, самый легкий способ возврата нужного человека — административное решение о выдворении за нарушение миграционного законодательства, как и произошло с Сабировой, Аслоновым и Шароповым.

«Проблема этих людей заключается лишь в одном — они были каким-либо образом связаны с людьми, которых в России считают потенциальными террористами. Это абсолютно не означает, что кто-то из них был реально связан с членами запрещенных в РФ группировок. В России, как и в Узбекистане и Таджикистане, есть такая практика — во время допросов заставлять людей „стучать“ на кого-нибудь. Так в „черные списки“ спецслужб могут попасть совершенно обычные люди. Их разными способами передают в руки спецслужб заинтересованной страны, где их заставляют признаться в преступлениях, которые они не совершали. А потом также заставляют называть еще чьи-то имена. Так что „черные списки“ увеличиваются бесконечно», — поясняет Бахром Хамроев.

Его правозащитная организация «Ёрдам» («Помощь») постоянно сталкивается с такими случаями. Чаще всего практикуется фабрикация уголовных дел о причастности к запрещенным экстремистским организациям, как следствие — заключение на территории России или экстрадиция на родину, где людей помещают в тюрьмы на долгие сроки.

«Но не всегда легко собрать доказательства вины „потенциального террориста“. Тогда в действие вступает административный кодекс — людей лишают документов и депортируют. А на родине спецслужбы могут делать с ними что угодно. Так Россия просто избавляется от тех, кто ей неугоден. Виновен он в чем-то или нет, злоумышленник он или простой трудяга — спецслужбам это неважно», — уверен правозащитник.

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот:

https://t.me/mbkmediafeedbackbot

Все наши материалы можно читать по адресу:

https://mbk.sobchakprotivvseh.ru/

И в Яндекс.Новостях

Подписывайтесь на наши соцсети:

https://zen.yandex.ru/media/mbkhmedia

https://www.facebook.com/MBKhMedia/

https://vk.com/mbkhmedia

https://twitter.com/MBKhMedia

https://www.youtube.com/c/МБХмедиа

https://t.me/mbkhmedia

https://www.instagram.com/mbk_media/