Начнёт ли Россия возрождаться, когда вымрут все "совки"?

Прочёл статью Познера о причинах российского раздрая, которая заканчивается неоригинальным, тысячу раз виденным в либеральной публицистике выводом – дескать, в стране что-то начнёт развиваться, когда вымрут «совки», люди, воспитанные семьюдесятью годами социалистического «рабства», перенёсшие так или иначе парадигмы советского сознания на российскую почву. Материал совершенно неоригинален, повторяет сотни предыдущих текстов такого же рода, и сквозит, кроме того, противоречиями, которые, обобщённо принято называть демшизой. Чего стоит, например, пассаж Познера, в котором он упоминает известную сцену из «Золотого телёнка» Ильфа и Петрова, где Бендер хвастается своим попутчикам-студентам отвоёванным у Корейко миллионом, не встречая их сочувствия. Телемэтр справедливо замечает – дескать, современные студенты отнеслись бы к миллиону совершенно иначе, с подобающим ему в капиталистическим обществе почтением. Однако, буквально предложение спустя, совершенно игнорируя проблеск собственной же здравой мысли, верно высветившей коренную разницу между «демократическим» и советским, упрямо продолжает гнуть старую линию: дескать, нынешние правители выросли при социализме, современным обществом они управлять умеют только по-коммунистически, и потому счастье в стране настанет лишь после смены поколений.

-Постойте! - хочется сказать теледеятелю. - Да неужели же "демократов" в партийных школах обучали схемам распила бюджета? Неужели инструктора горкомов КПСС в скромных костюмчиках фабрики имени Клары Цеткин прививали им вкус к "Вдове Клико", "Ролексам" и "Картье"? Где вообще в советской действительности нынешние олигархи и министры-капиталисты могли наблюдать те нравы и детали буржуазного быта, что они c такой неугасимой любовью воплощают в собственной повседневной реальности?

Нет, товарищи, проблемы страны либералы ищут отнюдь не там, где они располагаются на самом деле. Ведь не в том беда, что правящая верхушка проникнута советским духом, а в том, что его в ней, напротив, очень мало. Ошибка делается уже тогда, когда ментальную родословную нынешних бонз пытаются вести от Павки Корчагина и матроса Железняка. На деле это то же самое, что отождествить Корейко или самого Остапа Бендера с инженером Треуховым из уже упомянутого «Золотого телёнка». Да, подпольный советский миллионер с великим комбинатором происходят из той же социальной системы, в которой существует и инженер, но гражданство, пожалуй, единственное, что у них есть общего. Если те двое – грабят и жульничают, то Треухов, не щадя сил и здоровья прокладывает трамвайные пути. Пока те наживаются на послевоенных бедах страны, спекулируя лекарствами и хлебом, шаря по карманам простодушных граждан, Треухов по колено в грязи следит за тем, чтобы ни одна шпала не испортилась, ни один костыль не оказался вбит неровно, чтобы народное добро, создаваемое такими же, как сам он честными, работящими людьми, не пропало даром.

Эта культурная дихотомия советского общества ярко подчёркивалась теми же Ильфом и Петровым: «В большом мире изобретен дизель-мотор, написаны "Мертвые души", построена Днепровская гидростанция и совершен перелет вокруг света, - писали они. - В маленьком мире изобретен кричащий пузырь "уйди-уйди", написана песенка "Кирпичики" и построены брюки фасона "полпред". В большом мире людьми двигает стремление облагодетельствовать человечество. Маленький мир далек от таких высоких материй. У его обитателей стремление одно -- как-нибудь прожить, не испытывая чувства голода».

Без особого труда можно судить о том, какая именно часть советской действительности породила нашу милую элиту. Ближе эти ребята отнюдь не к комсомольцам, строившим БАМ и не к отчаянно сражавшимся за каждую пядь земли покорителям целины, а к буржуазным недобиткам, некогда презираемым каждым честным советским тружеником. Действительно, с великими учёными и режиссёрами у нас соседствовали мещанчики, знавшие где купить джинсы дешевле, умевшие сбыть доллары, добыть иностранные вещи, словом, "умевшие жить", как говорили тогда. В советской культуре этот архетип запечатлён во множестве лиц. Это Дима Семицветов в исполнении Миронова из "Берегись автомобиля", Самохвалов из "Служебного романа", персонажи фильма "Гараж", те же Бендер сотоварищи. Как ни прискорбно, но эта презренная прослойка сумела воспользоваться проблемами советской власти, вовремя перехватила инициативу и взяла верх над светлой, творческой частью общества. Результат этого мы наблюдаем повсеместно - особняки, автомобили, яхты наших элитариев, контрастирующие с развалом медицины и образования в стране, не оставляют места для трактовок ни о ценностях людей, укоренившихся сегодня на главных государственных постах, ни об их ментальных предках. Что бы делал, скажем, тот же Бендер, окажись он на высоком посту в двадцатые годы? Строил бы Днепрогэс, возводил Магнитку? Да нет, наворовал бы как можно больше, и укатил в своё Рио-де-Жанейро – разгуливать в белых штанах, разъезжать на лимузинах да соблазнять смуглых красавиц. То есть поступил бы именно так, как нынешние деятели, большей частью прочно обосновавшиеся за кордоном. «Я хочу потреблять, потреблять, потреблять», - гордо заявил недавно друг Путина и бывший глава РЖД Якунин, ныне, по сообщениям СМИ, живущий в благословенной Англии, куда рвётся сердце каждого либерала – и, согласитесь, этот лозунг демократов как нельзя лучше вписался бы и в лексикон великого комбинатора.

Ценности того же маленького, некогда подпольного мира наследует и сам Познер, и вся обширная либеральная тусовка. Посвящая собственное существование неге и комфорту, как некие свиньи, барахтающиеся в тёплой грязи, они не только не видят большой, настоящей, честной жизни, проходящей за частоколом, окружающим скотный двор, но и вовсе отказываются верить в её существование. Самозабвенно ругая нынешних правителей за неумение сделать лужу теплее, а корыто с ботвиньей - глубже, они совершенно не замечают того, до какой степени критикуемые похожи на них самих. А зря - в этом случае пространство для критики значительно сократилось бы. Ведь странно обвинять хрюшку в том, что она не чинит в свинарнике прохудившуюся стену или не проводит туда отопление - её дело жрать да спать - "потреблять, потреблять, потреблять", а хозяйственные работы должен выполнять человек. Но вот с этим-то человеком, представителем большого, советского мира, возведшим всю ту благодать, что реформаторы до сих пор не сумели до конца разворовать, в стране вот уже 30 демократических лет - проблемы, причём чем дальше, тем их больше. И коренная причина бед именно в том, что постепенно уходят в небытие те самые, презираемые познерами всех мастей "совки". Огни большого мира тускнеют, и когда погаснут окончательно, мир маленький окончательно погрузится во мглу. Обитатели его, копошась в темноте, перегрызутся и перехрюкаются, в бесконечных драках разрушив и разломав всё, что было построено до них, но отнюдь не возведут, как мечтается Познеру, каких-нибудь своих, либеральных Парфенонов. Остаётся надеяться, что, оказавшись у разбитого корыта, наконец, осознают глубину собственных заблуждений и если не они, то их дети вернутся к советскому проекту. Но не тщетны ли эти надежды, и, главное, не будет ли поздно?