России предстоит пережить новые репрессии. Но она им будет только рада!

Оправдание сталинских репрессий 46-ю процентами россиян вызвало предсказуемую панику у либералов, и сдержанную радость в провластном политическом спектре (сторонники действующей власти часто ошибочно полагают, что подобные настроения общества - карт-бланш им на внезаконные преследования политических оппонентов и недовольных). Пусть не огорчаются одни и не ликуют другие. Общество вовсе не жаждет крови простых людей, каких бы убеждений они ни были, и отнюдь не собирается вручать карающий меч сегодняшней власти - потому что никаким наследником Сталина Путина сотоварищи оно не полагает.

Но репрессии всё-таки будут, однако, им вряд ли обрадуются те, кто потирают сегодня ручки, предвкушая таким образом расправиться с конкурентами по подковёрным играм и набить кармашки их добром.

И в преддверии исторической чистки нам ещё предстоит переоценить саму её концепцию, заново отрефлексировать события 30-40-х годов в СССР.

Всё дело в неверно заданном фокусе. Восприятие репрессий тридцать "демократических" лет проходило в рамках солженицынско-новодворской парадигмы, адаптированной под идеологические нужды действовавшей власти. И в итоге мы составили совершенно неправильный портрет жертв чисток, уклонились от понимания смысла того действа.

Усилиями пропаганды средний репрессированный представляется нам каким-нибудь несчастным учёным или композитором, или бедным колхозником, волею случая попавшим в кровавый маховик. И это также неверно, как при воспоминании о борцах с фашизмом вспоминать, к примеру, одного Штирлица из "Семнадцати мгновений", образ которого невольно возникает в сознании, когда думаешь о тех грозовых годах. На деле это изображение неверно хотя бы статистически - и композиторов и учёных (равно как и советских разведчиков в тылу фашистов) было пренебрежительно мало для того, чтобы по ним судить обо всех, попавших в ГУЛАГи. А кого же сажали? Да большинство чисток (которые упоминаются даже у Ильфа и Петрова) было направлено на очищение государственного аппарата от паразитов, сохранившихся с царской эпохи, от чудовищной коррупции и кумовства, что тащили ещё Российскую империю на дно. Коррупция была самым обычным явлением дореволюционного времени, и также как сейчас пронизывала все управленческие слои. Воровали все и на всём. Великие князья тащили в карман на строительстве Исаакиевского собора, адмиралы пилили на вооружении и оснащении флота (что стало причиной разгрома при Цусиме), мелкие столоначальники вымогали деньги у посетителей, полицмейстеры обирали торговцев и насиловали проституток, приходивших за жёлтыми билетами. Все эти замечательные люди вошли и в советскую бюрократию - просто потому, что заместить их было ещё некем. Как пример, Совнарком, национализируя предприятия, обязывал их администрации и собственников оставаться на местах в течение двух лет, ведя прежнюю деятельность. Новых, социалистических управленцев надо было воспитать, а дело это непростое и, главное, небыстрое. А тем временем старые кадры устанавливали повсюду привычные им законы и правила, что могло рано или поздно пустить державу под откос, сделать её заложницей казнокрадов и жуликов. Вот их-то и мела сталинская метла в первую очередь (что, впрочем, не исключает ошибок и даже преступлений в ходе это процесса).

Ну а что если народная власть вернётся завтра? Будете плакать, если тюремные робы наденут Абрамович и Чубайс, различные чиновники, сегодня разъезжающие на мерседесах и купающиеся в золоте за наш счёт? Думаю, из глаз современников слёз прольётся мало, разве что на плясках по случаю судов и посадок кому-нибудь отдавят ногу...