Власть решила победить российскую нищету приписками и показухой

Главной темой в политических дискуссиях этой недели стала новость о начале подготовке послания Путина Федеральному собранию. Точнее в центре внимания - инфоповоды, которые её окружают. Многочисленные источники в администрации президента и Кремле утверждают, что основным направлением послания будет позитивная повестка. "Люди устали от ракет", - вздыхают компетентные чиновники.

Но где взять этот позитив? Пенсионная реформа, повышение налогов, снижение уровня жизни в целом как-то не дают особых поводов для радости. Однако, власть не растерялась и тут. Раз настоящих успехов нет, их попросту...придумают. И важные шаги в этом направлении уже сделаны.

В частности, недавно главой Росстата стал молодой 37-летний чиновник Павел Малков, близкий к фавориту Путина, главе Минэкономразвития Орешкину. Сменив на этом посту опытного учёного Александра Суринова, он рьяно принялся за работу. И тут же ко всеобщему удивлению выяснилось, что в стране никакого кризиса нет. Падение экономики на 0,6% в 2016 году стало ростом на треть процента. А в 2018 году вместо роста на 1,6% нарисовали рекордные с 2012-го 2,3 процента. Эти-то цифры по всей видимости и представит Путин Федеральному собранию.

"Эй, ребята, очнитесь, какая бедность, какая разруха? Страна переживает подъём", - будут петь нам телепропагандисты. Результат этого липового прорыва предсказуем. Люди будут слушать о росте уровня жизни и прорывных темпах экономики, с удивлением наблюдая при этом свои тощающие кошельки и растущие ценники. Впрочем, парадоксальное всегда поражает, и некоторая часть публики, ещё верящая Кремлю, действительно попробует оглянуться вокруг в поисках позитивного, и, безо всякого сомнения, кто-то из лоялистов его обнаружит. Однако, ненадолго - первый поход в магазин эти чары обычно разрушает. А вместе с ними развеется и то, что осталось от авторитета власти: ну нельзя же так нагло врать! - станут восклицать люди.

Наблюдать всё это грустно - ложь в лицо, потёмкинские деревни - всё это признаки терминального, окончательного разложения. Когда не только нет успехов, но невозможность их достичь становится догмой, укоренившейся не только в обывательских, но и властных умах. Некоторый свет бросает эта ситуация и на психологический фон в Кремле. Сам тот факт, что Путин отдаляет немногих настоящих специалистов, владеющих ситуацией, приближая коллективного Малкова, готового нарисовать любые угодные результаты, говорит о многом. Человек устал, он понимает, что построенная им система не способна обеспечить развитие страны. И потому предпочитает выслушивать одни приятные вести, жить в эдакой стране вечного лета. Тут уже и мем о кремлёвских мечтателях, популярный на рубеже восьмидесятых-девяностых неприменим, страна находится в состоянии куда более сложном, между бессильной апатией и истерикой. Хочется лишь надеяться, что победит апатия, потому что очередной приступ истерики приведёт к новому закручиванию гаек, изживанию последней свободной мысли и к окончательной изоляции.