Джобс как великий комбинатор

30.12.2017
Бендер - пародия на американскую мечту о том, что каждый человек может добиться наивысших результатов, если приложит старание, трудолюбие и проявит инициативу.

Джобс, Бендер, Зингер

История Стива Дж. затрагивает душевные струны каждого: и обывателя, и бунтаря.

Добропорядочному семьянину в биографии Джобса понравится библейский сюжет возвращения блудного сына в отчий дом: маргинал возвращается в корпоративную цивилизацию, босой и немытый хиппи приходит к жизни процветающего топ-менеджера.

Симпатизирующему смеси наглости и идейности в биографии Джобса понравится древнегреческий сюжет "победителей не судят" из приговора фиванского суда.

В отличие от англосаксов, для русских Джобс – не Фицуильям Дарси, американская версия, а Остап Бендер, которому деньги не принесли счастья. Гневливо-депрессивная разновидность великого комбинатора, с душевным надрывом.

Жизненный путь и жизненный финал потомка выходцев из Сирии и "турецкоподданного" имеет свои точки пересечения. Стив Джобс – предприимчивый эгоист, чьи затеи делают его долларовым миллиардером. Русский Остап-Сулейман-Берта-Мария Бендер-бей (Бендер-Задунайский) – предприимчивый аферист, чьи замыслы делают его миллионером.

Бендер - пародия на американскую мечту о том, что каждый человек может добиться наивысших результатов, если приложит старание, трудолюбие и проявит инициативу.

Если американская мечта – реализовать свои таланты и нажить много денег, то русская - нажить много денег, раздать всё людям и уйти в монастырь.

То, что русские снисходительно прощают Бендеру, они ставят в упрёк "жулику" Джобсу.

Почему?

Джобс одержим идеей влиять на других и создаёт "искажение восприятия", подчиняя себе. У Остапа Бендера, литературного антигероя советского времени, нет жажды власти, а вместо довлеющей над жизнью идеи - мечта о Рио-де-Жанейро. Он хочет быть богатым и здоровым подальше от идеологии социалистического общества и коллективизма. Правда, у него это не получается - в книге Остапа Бендера грабят по пути к мечте о свободе и личном богатстве.

Будь бизнесмен Джобс безыдейным комбинатором, как Зингер, его айфон стал бы русским ментефактом и частью национальной культуры. То, что удалось богатому американцу Зингеру и его швейным машинкам в России в XIX веке, не получилось у сверхбогатого Джобса в XXI.

Впрочем, ещё не всё потеряно.

Можете не сомневаться, если Apple Inc. "раскулачат" исками от покупателей айфонов на триллион (7б), симпатии народа немедленно качнутся в другую сторону и о детище Джобса, как об Остапе Бендере, будут помнить только хорошее.

Вы читаете эссе в жанре provocative thinking История Стива Дж. Переосмысление.

Начало в постах: Что может сказать про Джобса русский психолог? и Стив Джобс глазами искушённого читателя