Дочки-матери

10.12.2017

Случается, что у пары рождается ребёнок, не похожий ни на кого из родителей по характеру. В семье он - как инопланетянин. А инопланетян любить трудно.

Ещё труднее - всё детство жить в нелюбви. Я называю это несовпадением.

Что и с чем не совпадает? Излюбленный способ жить свою жизнь у двух разных людей.

Одни родители прячут голову в песок и бегут от мыслей о том, что не справляются с воспитанием, другие глубоко разочарованы в себе, потому что думали, что смогут полюбить любого ребёнка, если он – свой, а ребёнок в семье как инопланетянин, которого любить трудно. Эту нелюбовь с годами всё труднее скрывать, потому что заботиться о нелюбимом ребёнке можно только через силу, и плохо получается. Психотерапия нужна для того, чтобы изменить это.

Мне хотелось бы уйти от огульного зачисления любого несовпадения характеров и ожиданий друг от друга в "эмоциональную травму", "травму развода" или "травму поколений". Не совпадать характером можно с любым родителем. Правда в том, что к родителям с любым характерологическим радикалом выросшие дети предъявляют претензии.

Эмотивная, чуткая, сострадающая мать – к ней предъявляют счёт за то, что "всегда жалела и меня, и того, кто меня обидел, а я так хотела, чтобы она заступилась за меня, чтобы я был ей дороже всех".

Такая мама не может не гармонизировать окружающий её мир. Она хочет, чтобы "всем" было хорошо, уравновесить недостатки достоинствами, критику – похвалой, невнимание – избытком внимания.У неё доминанта не на иерархии, а на " чувстве мы". Поэтому иногда, когда ребёнок поднывает, ей хочется заткнуть ребёнка, чтобы не выбивался из общего "мы", - эмпатический провал в отношениях, который больно ранит ребёнка и помнится десятилетиями.

На эмотивную маму обычно жалуются так. Пришли к ней гости. Они с детьми. Дети играли и родного ребёнка (ушибли, порвали платье и прочее). Приходят двое ревущих детей к маме-хозяйке дома. Мама спрашивает НЕ своего ребёнка, не испугался ли он, убеждает, что ничего страшного, в общем, утешает его первого, ВНИМАНИЕ, потому что она сочувствует ему, ведь он в гостях, а не на своей территории, и ему вдвойне труднее, чем родному, который у себя дома. Железная логика эмотивного поведения.

Более того, если она первого будет утешать родного ребёнка, то гостю будет горько, что на его печали вообще никто внимания не обратил, и это его глубоко ранит, поэтому ему надо подать утешение и сочувствие первому. Обычно все дети завидуют тому, у кого мама эмотив, и хотят себе такую, и только ребёнок мамы-эмотива ненавидит свою родную маму в минуты, когда она утешает его обидчиков, и полученное во вторую очередь от неё утешение уже "не то", как бы отравлено тем, что "так нечестно", ведь "ты моя мама, а не его". Если у эмотивной мамы ребёнок-эмотив, то он даже не жалуется на свои горести родной маме-эмотиву, чтобы её не расстраивать! И потом всю самостоятельную жизнь учится в первую очередь прислушиваться к своим желаниям и чувствам, пытается взращивать здоровый эгоизм. Он по зову сердца в любой момент готов пожертвовать своими интересами ради мира в доме и удовольствия всех.

Гипертимная мать – к ней предъявляют претензии "она всегда любила гостей и компании, и мной занималась постольку-поскольку. С начальной школы все свои проблемы я решал сам, потому что она даже если обещала придти помочь, всегда отвлекалась на что-то другое, и было бесполезно ждать".

Гипертимная мама действует по схеме "переключить" детей на что-то другое. Про неё обычно рассказывают так. Пришли к ней гости. Они с детьми. Дети играли и родного ребёнка (ушибли, порвали платье и прочее). Вылавливают двое ревущих детей гипертимную маму-хозяйку дома. Мама импровизирует (гипертимы в этом сильны) про зайчика, которого надо сейчас же всем идти искать, затевает игру (два эмпатических провала одновременно у двух ревущих детей). Другие дети в восторге подхватывают игру (на двух ревущих внимания никто не обращает вообще). Никто не плачет, значит, все довольны - железная логика гипертимного поведения.

И, если родной ребёнок в тихой ярости от того, что гипертимное веселье, фонтан шуток, прибауток и импровизированных игр в очередной раз отрицает его депрессию и печальные чувства, то ребёнок-гость возвращается домой в сильнейшем недоумении, как так вообще можно, и потом сторонится гипертимной тёти, не зная, что она выкинет вместо того, чтобы подать утешение, как другие знакомые ему взрослые.

Эпилептоидный родитель легко сквернословит и говорит гадости тем, кто слабее или беднее его, а значит, - и своим родным детям. Воспитывает он описанием кар и несчастных случаев, которые последуют за непослушанием, - запугиванием. Хочу дам блага, а хочу -заберу, - наказывает от не отвержением, "я с тобой больше не дружу", а тем, что "снимает с довольствия": не покупает мороженое, запрещает пользоваться неделю планшетом или компьютером.

Дети эмоционально тупых родителей уже в подростковом возрасте понимают, что их родитель по психотипу дрессировщик или тюремщик. Дети-эпилептоиды легко встраиваются в эту иерархическую систему, потому что по своей натуре не настолько тонки, чтобы дрессировкой оскорбляться. Другие по натуре дети убегают от таких родителей – или физически, или как "уход в хобби или работу", спасают себя. И те, и другие из-за воспитания в среде эмоционально тупых людей затрудняются свой детский опыт осмыслить.

Дети, не совпадающие характером с эпилептоидными родителями, ищут и находят тепло в отношениях, привязываются или к учительнице в школе, или к тренеру в спортивной секции, или к другу, - человеку, который может дать опыт уважительных к человеческому достоинству, равных отношений, и с кем можно говорить о том, что тебя расстраивает и почему.

Истероидная мать - "хотела хвастаться своими успехами, везде таскала меня, чтобы потом показывать, ей было всё равно, что важно для меня на самом деле и что у меня в душе".

Тревожная мать - "не давала мне шагу ступить, говорила что и как мне делать, по сто раз переспрашивала, сделал ли я".

Шизоидная мать - "всегда чувствовал себя не таким, как все. Всем как-то интуитивно было понятно, что надо делать, а я не знал, как надо, а как не надо. Маму никогда не интересовало то, что делают "все"".

Паранояльная мать - "у неё для меня было распланировано будущее. Сначала я заканчиваю хорошую школу, потом хороший университет, потом в моей жизни будет то-то. Она всё знала лучше меня и не жалела сил, чтобы реализовать план. Конечно, я благодарен ей, что она сделала из меня человека, но мысль о свободном времени и о том, что общение с друзьями просто так это тоже хорошо, пришла мне в голову только после тридцати лет, когда я жил уже отдельно от неё".

Распланируют будущее, включая выгодную женитьбу, покорение карьерных вершин и отличные заработки, двойственные эпилептоидно-паранояльные натуры. Двойственные эмотивно-паранояльные родители растят детей по-другому. Они настоящие идеалисты, мечтатели. Представление об окружающем мире как о заботливом и эмпатичном к человеку, подстраивающемся под него - это идеалистическое представление. Истовая вера в "естественное родительство" и в то, что от принятия ребёнка в его жизни успех придёт сам собой, - это фирменный знак эмотивно-паранояльных.

Дети могут стать жертвами родительского материализма или жертвами родительского идеализма. Есть ещё жертвы родительского эгоизма и жертвы родительского пофигизма, - это дети, которые выросли с безбрежно истероидными или гипертимными отцом и матерью.

Правда о несовпадении, повторю, состоит в том, что как претензии предъявляют к любым родителям, с любым характерологическим радикалом. Во все времена и во всех цивилизациях.

Из главы "Как пережить свою трагедию" в книге Бермант-Полякова О.В. Арбайтен, Ольга Викторовна! - Издательские решения, 2016. 394 с.