📙 Недобритая щека танкового аса Лавриненко

Друзья! Горячий привет! Прославленный советский танкист Лавриненко в 1941 году едва не попал под расстрел. Причём за свой же собственный подвиг. А виной всему стало неожиданное немецкое наступление и желание танкистов хоть раз побриться по-человечески в парикмахерской обороняемого городка.

Потерявшийся танк и немецкий штаб

Октябрь 1941 года Четвертая танковая бригада поставлена на оборону Волоколамского шоссе и далее, чтобы не пропустить фашистов к Москве. Примерно в этих же местах совершат свой подвиг герои Панфиловской дивизии.

До столицы по военным меркам рукой подать - какая-то сотня километров. Танкисты занимают обороны у станции Чисмена, все в сборе, кроме тридцатьчетверки лейтенанта Лавриненко.

Будущий легендарный танковый ас "потерялся". За два дня до этого командующий Катуков "одолжил" экипаж Лавриненко для сопровождения штабной команды пятидесятой армии. Но оттуда еще вчера радировали, что свою задачу танкисты выполнили и отправились нагонять своих.

Появился Лавриненко в бригаде только на следующий день. Да не просто так, а в непотребном виде и с трофеями.

Одна щека - со щетиной, вторая гладкая. А за танком механик-водитель гонит отбитый у немцев автобус со штабной аппаратурой и документами! Пришлось объясняться перед командиром и батальонным комиссаром.

История такая. Выполнив охранение штаба, экипаж Лавриненко бросился нагонять свою бригаду, но, что называется, попал в пробку. В октябре все подступы к столице были перегружены.

Каждая дорога забита отступающими частями, техникой, обозами с продовольствием и боеприпасами. Лавриненко решает "срезать угол" и полями по бездорожью уходит на Серпухов.

В город прибыли уже к темноте, ночью особо на танке по пересечёнке не поездишь, заблудишься, а то и сядешь в какой-нибудь овраг поглубже. Лавриненко решает заночевать в городе. Ну а перед тем - шикануть по военным понятиям, побриться в нормальных условиях - с горячей водой в парикмахерской.

Но судьба внесла свои коррективы. Не успели Лавриненко добрить одну щеку, как в парикмахерскую ворвался комендант города - командующий бригадой Фирсов. На подходе к городу - немцы!

Ночной сюрприз от советских танкистов

Ночь выдалась непростая. После наступления фашистов на одном из участков обороны семнадцатой стрелковой дивизии наши войска не выдержали натиска и были принуждены отойти на дальний рубеж.

Открывшимся направлением немцы немедленно воспользовались. На оставшийся беззащитным город Серпухов выдвинулся целый моторизованный батальон фашистов с несколькими орудиями.

Из одной из деревень, через которую прошли немцы, дозвонились до Серпухова и передали, что в их сторону движется до батальона германцев на мотоциклах. Комбриг Фирсов схватился за голову - отбиваться от батальона просто нечем!

В городе был сформирован из мужчин непризывного возраста отряд самообороны. Но ни дивизионных орудий, ни другого тяжелого вооружения в распоряжении коменданта города просто не было. И тут такая удача - случайно заехавшая в город тридцатьчетверка!

Лавриненко чиниться перед комендантом не стал, вскочил с недобритой щекой и помчался на танке за окраину города. Дорогу экипажу показывал сам комендант.

Выбрали удачное местечко на опушке, с которого отлично простреливалась дорога, по которой должны были пойти фашисты. Танк густо забросали срезанными кустами и в темноте он стал совершенно незаметен.

Успели как раз вовремя - менее, чем через полчаса прямо на наших танкистов вышла мото-колонна фашистов. Оккупанты прекрасно знали от разведки, что Серпухов защищать некому, потому катились на полном ходу без высланных вперед дозоров.

Лавриненко выжидал до последнего, подпуская врага поближе. Когда заговорила пушка тридцатьчетверки эффект был ошеломительным. Стрелял почти в упор, с расстояния в сотню метров!

Первыми же разрывами уничтожило два орудия и перевернуло грузовик с пехотой. Немцы бросились приводить в боевое положение уцелевшую пушку, но Лавриненко шанса врагу не дал - бронированная машина с рёвом вылетела из укрытия и перемолола гусеницами последнее орудие.

Подоспевшие бойцы серпуховского гарнизона окончательно добили деморализованных фашистов. В результате скоротечного боя экипаж Лавриненко захватил и передал гарнизону города на усиление: десяток мотоциклов с колясками, одну оставшуюся целой немецкую пушку и полдюжины минометов.

Кроме того, в руки наших бойцов попали несколько захваченных в плен нацистов. Для серпуховцев это была первая победа над врагами!

После боя речи о ночёвке уже не шло, решили пробиваться к своей бригаде, пока дорогу не перерезали еще какие-нибудь немецкие части. Так и поехали по ночной дороге, уставшие и недобритые.

Штабную машину фашистов решили взять с собой. В ней обнаружились карты и документы немцев, авось пригодятся нашим генералам. Так и прибыл Лавриненко в расположение бригады - с одной бритой щекой и штабным автобусом.

Комиссар поначалу возмущался о нарушении приказа, но полковник Катуков его успокоил. То, что танк задержался - не беда, экипаж делом занимался, врага бил.

За эту недобритую щеку лейтенант Лавриненко был представлен комендантом Серпухова к награде. Но тогда документы до штабов не дошли, не до того было, столицу спасали.

Свой Орден Ленина лейтенант Лавриненко получит только в декабре 1941 года, когда врага под Москвой остановят надежно и приготовятся гнать обратно на Запад. Получит посмертно. Было ему двадцать семь.