Сталин и расстрел пилота-алкоголика

29.03.2018

Все новые статьи МемуаристЪ ВКонтакте: подписаться!

В марте 1942 года товарищ Сталин с представителями Ставки был в полевом штабе Западного фронта. Штаб располагался в укрепленном блиндаже, до линии фронта было меньше десяти километров. В этот раз вождь с генералами, против обыкновения, прилетели на фронт на тяжелом бомбардировщике ТБ-3.

Во время доклада Жукова о состоянии обороны и силах противника, снаружи раздался грохот, громкий треск и отборная ругань. Вернувшийся адъютант сообщил крайне странную историю.

На полевой аэродром совершил посадку легкий истребитель, со всего маху врезался прямо в самолет Сталина. Можно бы подумать, что самолет подбит, а пилот ранен, потому и совершил столь грубую посадку. Но нет, пилот оказался невредим, не считая пары синяков, зато совершенно, в дупель пьян.

Вождь приказал подать негодяя сюда. В блиндаж ввели под руки шатающегося, краснолицего бойца в советской летной форме. Боец орал какую-то песню отчего-то на польском языке. Увидав вождя, солдат вырвался, вытянулся по стойке смирно и будто бы даже протрезвев, браво выпалил:

- Товарищ Сталин! Лейтенант Тяпкин боевой вылет закончил! Подбито три танка!

Тут силы изменили бредящему бойцу, ну какие подбитые танки на самолете, в самом-то деле?! Ноги его подкосились и с невнятным "Пся крев!" он свалился на пол.

Быть бы лейтенанту Тяпкину расстрелянным за такие дела, но его спасло ровно одно. Говорил летчик чистую правду, что не замедлил подтвердить командир эскадрильи, названивающий в это время в штаб с заполошным докладом.

Выяснилось следующее. Федор Тяпкин еще со времен летного училища был очень талантливым летчиком. Самолеты слушались его как родного, крутил на спор фигуры высшего пилотажа, подстригал колесами в полете аэродромную траву.

На фронте еще с финской кампании, заслуженный ветеран и участник множества боев. Быть бы ему по заслугам не меньше майора, да и вся грудь была бы в орденах. Но беда в том, что лейтенант Тяпкин был алкоголиком.

В трезвом виде - душа компании, балагур и шутник. Знал множество анекдотов и любил развлекать сослуживцев польскими песнями и непристойными шутками. Откуда взялась в коренном Рязанце такая тяга к польской мове - сказать трудно, но все веселились, а большего было и не нужно.

Но едва на горизонте появлялось "то, что горит" лейтенант совершенно терял волю. Пил много, пил все подряд, даже знаменитый "ликер-шасси" - спиртово-глицериновый антифриз. Сходил с ума и отчебучивал вовсе уж невероятные штуки.

Сегодня Тяпкин - герой, собьет пару-тройку Мессеров в неравном бою. Завтра - глядишь надерется и орет на весь радиоэфир в бою:

- А хто гОдэн для жолнЭжа, гОлым зАдом дАвит Ежа!

Как-то дошло до того, что пилот протащил в кабину объемистую фляжку с трофейным коньяком. Успешно сбил два тяжелых бомбардировщика и тут же, прямо в полете "отметил". На посадку заходил уже крепенько покачиваясь в воздухе. В итоге - разбитый капот самолета и треснувшая стойка шасси.

Все же, несмотря на подобные выходки, Тяпкина терпели. Уж больно хорош был чертяка в бою. Мало кто мог приблизиться к его летному мастерству. И уж точно никто не бросался так как он в отчаянные и безнадежные атаки в одиночку, без ведомого на фашистский строй "Рам" или увешанных пулеметами "Хенкелей". Что еще более удивительно, всегда возвращался победителем.

В этот раз на прифронтовом аэродроме подскока, где базировалась эскадрилья Тяпкина, случилась беда. К аэродрому неведомо откуда прорвался немецкий танковый взвод. Противотанковых орудий или каких-то серьезных средств обороны у летчиков просто не было. От танков должны были прикрыть соседи, ну неоткуда было взяться там танкам. Ан нет, вот они, грохочут и ползут к летному полю.

Комэск понял, что подготовить к вылету и поднять самолеты в воздух он уже не успевает - только зря положит людей. Закусив губу, дает команду на отход. Личный состав рванул в сторону леса, под прикрытие деревьев, чтобы там занять оборону.

Тяпкин в этот момент "наотдыхавшись" трофейным ликером валялся в землянке почти в беспамятстве. Его пнули, прокричали на ухо, что нужно бежать, немцы идут! Тяпкин, не особо-то придя в себя, проорал в ответ:

- Иджь до пэкла! Нехай цалуют мене в дупен! - рванул в другую сторону, к аэродрому.

По пути схватил за рукав одного из пробегавших техников и потащил за собой. Приказ офицера в бою - закон, даже пьяного. Техник засеменил за невменяемым летчиком.

Вскочив в подготовленный к вылету истребитель комэска ЛаГГ-3, под крыльями которого уже были подвешены для штурмовки восемь реактивных снарядов, летчик привычно проорал:

- Контакт - Есть Контакт - От винта!

Завертелся винт и машина тяжело порулила прямо навстречу германским танкам. К этому моменту фашисты уже докатили до аэродрома, выстроились плотной тройкой и приготовились гусеницами давить выставленные на полосе советские ястребки. Увидав мчащийся на них отчаянный истребитель, немецкие танкисты замерли.

Можно представить как они смеялись над "глупым русским". Ну в самом деле, что мог сделать легкий фанерный самолетик с малокалиберным пулеметом могучей броне танков? Но смеялись они не долго.

Из-под крыльев советского истребителя с воем протянулись восемь дымных реактивных следов. Прямо в лоб немецким танкам. РС-132, тогдашняя ракета, родная сестра снарядов "Катюши" - штука при хорошем попадании страшная. Калибр вдвое больше легендарной противотанковой пушки ЗИС-3. Взрывная сила соответствующая.

Левому танку накренило покореженную взрывом башню, два других занялись жарким пламенем. А Тяпкин в это время домчал до взлетки, поднялся в воздух и распевая в пьяном бреду польские частушки полетел в штаб фронта. Видимо, чтобы "доложить об атаке на аэродром". На взлетной полосе штаба он и встретился со сталинским самолетом.

Сталин выслушал по ВЧ историю комэска и снова потребовал к себе слегка пришедшего в себя летчика:

- Отвечайте прямо. Пьете, товарищ Тяпкин?

- Пью, товарищ Сталин, - покаянно признался тот.

- Что же делать с Вами? Как большевик большевику... дадите зарок до Победы не пить?

- Дам, товарищ Сталин. Щоб мне ни чОрта, ни пОкрышки!

Нужно сказать, слово, данное товарищу Сталину, летчик Тяпкин сдержал. С этого момента не брал больше в рот ни капли.

За спасение аэродрома лейтенант награжден Орденом Красной Звезды. А за повреждение Сталинского самолета в счет будущего денежного довольствия с него взыскано пятьсот рублей. Чтобы сильно не зазнавался.

Товарищи! Ставьте лайки и подпишитесь на канал!
Под знаменем Ленина-Сталина вперед к Победе!
Читать далее: Вердикт Сталина защитникам Москвы...