Перед лицом смерти (чума в Барселоне)

Мы не знаем, что за страшную болезнь европейцы Средних Веков и Возрождения называли "черной смертью". Известная нам чума сегодня имеет совсем другие симптомы, и поражает людей не так, как описывали тогдашние свидетели. Выделенная учеными в 1894 году чумная палочка приводит к тяжелейшему заболеванию, но оно убивает человека не сразу, а за один-три дня. Улицы европейских городов в период "мора" были завалены трупами тех, кто еще недавно был здоров и мог выйти из дома - болезнь поражала их мгновенно.

Самые разные точки зрения высказывались на этот счет - даже о том, что причиной "черной смерти" были извержения вулканов или злокозненное влияние хвостов комет. Истину, наверное, мы не узнаем никогда - если узнаем вообще).

Но одно мы знаем точно: страшные эпидемии, опустошавшие целые города - действительно приходили на земли Европы. Люди умирали миллионами, в некоторых случаях пустели целые города. Никаких лекарств, понятно, не было - даже природа болезни оставалась непонятной. Симптомы же её были характерны, и сразу же опознавались и больным, и другими: черный язык, опухоли в некоторых местах (бубоны), непрерывный кашель и лихорадка, темная моча и испражнения. Тела умерших быстро чернели и становились похожими на обугленные (отсюда и название "черна смерть")

При появлении первых заболевших, власти и врачи, обычно, делали вид, что никакая эпидемия им не угрожает. Хотя тогда еще можно бы было спастись через введение карантина (в 1896 году в Бомбее, русский врач Владимир Хавкин так победил чуму в Бомбее). Но признавать, что столкнулся с таким грозным противником и "сеять панику" никому не хотелось. Когда же доказательства прихода чумы становились очевидными - было уже поздно.

Кроме опасности заразиться современники отмечали, что было и "более отвратительное и страшное... - взаимное недоверие и чудовищная подозрительность..." Переносчиком мог быть любой - а значит, родители и дети, братья и сестры, мужья и жены становились друг для друга не опорой, а возможным источником гибели. Как писали современники чумы: "...и обеденный стол, и супружеское ложе - начинали считать ловушками, таящими в себе яд".

Но бывало и иное. Один из таких моментов - на картине Ораса Верне.

Наше внимание сразу же приковывает к себе центральная фигура молодой женщины. Даже в преддверии близкой смерти она прекрасна - хотя и заботится уже не о своей внешности, а о грядущем (которое она видит, как Божий суд). И не сразу мы замечаем две фигуры на заднем плане.

Это священник и гробокопатель. Первый уже исполнил свой долг, исповедовал умирающую (стараясь не прикасаться к ней и не дышать с ней одним воздухом). Второму пока нечего делать - она еще жива. Он боится даже вздохнуть и прижимает к носу платок (их смачивали ароматическими маслами в попытке избежать заражения). Скорее всего, он - заключенный местной тюрьмы: именно их заставляли возиться с трупами умерших во время мора. Впрочем, работы ему будет немного - гроб уже сколочен и героиня на него опирается. Врача с ними (и нигде на картине) нет - как уже говорилось, чуму не только не умели лечить, но часто даже и не пытались, считая её проявлением Божьего гнева за какие-то грехи людей.

Еще позже мы замечаем, что героиня держит за руку мертвеца - скорее всего, своего мужа, умершего от той же болезни (и она, наверное, заразилась от него). Его рука уже почернела - один из симптомов "черной смерти". Даже в это время всеобщей подозрительности, героиня не хочет оставлять своего мужа (если приглядеться, можно заметить, что на пальце правой руки она оставила обручальное кольцо, хотя все другие украшения - сняла: они причиняют заболевшему дополнительный дискомфорт)

Такова смерть - даже перед её лицом некоторым удается оставаться людьми и не поддаваться всем бедам, которые она с собой несет...