Вазари, "Искушение святого Иеронима". Символы и история.

22.06.2018

Спойлер: искушения святого не одолеют, спасибо камню. И кое-кто из-за этого умрет...

Джорджо Вазари, наверное, самый типичный представитель раннего барокко. Волна Ренессанса схлынула, оставив художников с массой "возрожденных" античных сюжетов и героев- и необходимостью примирять любовь к античности с европейской христианской культурой. Неудивительно, что многие (не все) "заблудились", потеряли понимание того, что важно, что существенно в образе - а чем можно и нужно пренебречь.

К тому же, Вазари (1511-1574) рождается в то время, когда изобразительное искусство - это, по сути, ремесло, а не творчество ("vasari" - это вообще не имя, а прозвище от профессии его отца, "горшечник"). От художника требуется максимально угождать заказчику (а это либо монастыри, либо богатые меценаты) и зрителю.

В итоге нам осталось множество полотен того времени: многофигурных, перенасыщенных символикой, героями, сложными жестами и позами. И отдельная "изюминка" Вазари - он (хотя и не только он) регулярно помещает на одно полотно представителей и античного, и христианского мифа. Первых он нежно любит - вторых требуют заказчики: писать "для себя" в то время - непозволительная роскошь. Тем более для Вазари, который вынужден заботиться о пятерых младших братьях и сестрах - после смерти отца он остается старшим мужчиной в семье.

Впрочем, заказчики Вазари (а в основном - это представители фамилии Медичи) - тоже люди своего времени. И ничего против такого смещения эпох и маньеристского стиля они не имеют. Наоборот, "покрасивше" и "поинтереснее" - для них критерий качества работы живописца.

"Искушение святого Иеронима" (1541) - тому отличный и наглядный пример.

Святой Иероним, между прочим, один из четырех самых популярных католических святых, "ангелических докторов" (вместе с Августином, Амвросием и папой Григорием I). История его жизни (в том числе и искушений) - стала предметом для множества картин. И практически всегда с его основными атрибутами: черепом и львом.

Если с черепом все понятно - это классический символ смерти, в христианстве получивший дополнительную отсылку к бренности и мимолетности жизни (а значит, и бессмысленности земных удовольствий - а именно воспоминания о них и искушали святого Иеронима многократно о чем он сам писал)...

Питер Кук ван Альст, начало XVI века. На столе перед святым - классическая "ванита" (если пропустили блок про них - посмотрите на моем канале в прежних публикациях, там есть)
Питер Кук ван Альст, начало XVI века. На столе перед святым - классическая "ванита" (если пропустили блок про них - посмотрите на моем канале в прежних публикациях, там есть)

...то со львом все интересней.

Святой Иероним (из-за сходства имен, скорее всего) перенял у много менее известного греческого святого Герасима и атрибут, и соответствующую ему историю. Краткая версия её такова: чтобы убежать от распущенности нравов языческого общества Иероним удаляется в безлюдные места. Где живет в пещере. Как-то раз в пещеру приходит лев. Иероним, понятно, сначала пугается - а потом понимает: зверь хромает и пришёл за помощью. В передней лапе у него застряла колючка, которую он сам вытащить не мог и решил обратиться к человеку. Движимый милосердными христианскими побуждениями, Иероним удаляет колючку. Лев проникается благодарностью и остается жить с отшельником. Когда тот решает вернуться к людям - следует за ним, охраняет его осла (и даже какое-то время возит дрова для монастыря, где святой живет... правда, в монастыре он жил уже после искушений - но кого волновали такие подробности? со львом - и понятней, и "красивше").

Изначально, впрочем, Иероним удаляется в "пустыню" для подвига не один - его сопровождают еще три товарища. От аскетических упражнений, питания саранчой и отсутствия гигиены, двое умирают, а один принимает решение вернуться домой. Иероним на четыре года остается один. А потом еще четыре живет со львом и борется с плотскими искушениями и воспоминаниями о прежней разгульной жизни в языческом Риме, откуда сбежал.

Именно этот момент борьбы и изображен на картине. С черепом и львом мы разобрались - займемся остальными деталями.

Первая, кто обращает на себя внимание - это Венера слева. Верный себе Вазари помешает на полотно изображение искушений святого в виде представительницы античного мифа.

А мог бы выбрать и другую метафору. Франсиско де Субаран, тема та же. 1639
А мог бы выбрать и другую метафору. Франсиско де Субаран, тема та же. 1639

Конечно, изображает он её в том виде, к которому приучен традицией Возрождения - и с соблюдением любезных ему канонов барокко. На руках Венера держит какого-то маленького амурчика ("основной" - над головой святого) и ведет за руку еще одного (Вазари сам писал, что это - символическая фигура "Резвости"). По мысли художника, Венера "обращена в бегство" концентрацией святого на образе Христа - но выражение её лица, скорее говорит о сожалении: "и этот занимается ерундой, пойдемте дети...". В своем бегстве Венера теряет все свои символы и атрибуты, но лук и стрелы голубки возвращают Амуру (который пока еще пытается поразить святого), а пастушеский посох и знак власти над миром подбирает Резвость: еще пригодятся.

И на Амуре, и на фигуре Христа стоит остановиться подробнее.

Вазари изображает Иеронима, смотрящим не на стандартное распятие - а на воображаемое им зрелище крестных мук Христа (сам Искупитель изображен в виде маленькой, "игрушечной" фигуры - но со всеми обычными анатомическими подробностями, характерными для "настоящего" изображения Распятия). Это, мягко говоря, нестандартное решение - а для того времени, вообще чуть ли не кощунство.

Не менее любопытен и Амур-Эрот, летающий поверху и целящийся из лука в святого. Возрождение (об этом уже была статья) восприняло фигуру Эрота со всеми дополнениями, внесенными более поздними эпохами - римской Античностью и особенно христианской культурой (о связи образа Эрота с образом Смерти - было тут). Никогда в античном искусстве Эрот не изображался а)маленьким мальчиком (всегда юношей) - символ неразумности и игривости и б)слепым или с повязкой на глазах. Представление о "неразборчивости" любви, объясняющее такой образ - это возрожденческое перетолкование образа Эрота-Амура, как символа любви бездуховной, плотской, "не небесной", ведущей к погибели. Бог любви для христиан - демон, поражающий людей своими злокозненными стрелами - и повязка это не символ слепоты, а обозначение отнесенности Эрота к "классу" вредных духовных сущностей, связанных с тьмой и ночью - а значит: со Злом и со Смертью.

На этой фреске Джотто (уже была, да) Амур без затей изображен с птичьими лапами - и с повязкой, конечно. В аллегорическом замке Целомудрия ему места нет - и его изгоняют.
На этой фреске Джотто (уже была, да) Амур без затей изображен с птичьими лапами - и с повязкой, конечно. В аллегорическом замке Целомудрия ему места нет - и его изгоняют.

Если не забывать об этом, рыжий цвет волос (и перьев) у Амура тоже становится легко объясним: рыжий - цвет для средневековой христианской культуры, в первую очередь, ассоциирующийся с Иудой. Обнаженный персонаж с крыльями еще может быть ангелом - но он же, рыжий, да еще с повязкой на глазах - однозначно, демон.

Впрочем, все ухищрения богини Любви и её детей тщетны. Иероним не поддастся и вполне благополучно закончит свое отшельничество. Когда ему будет становиться совсем невмоготу - он будет бить себя в грудь специальным камнем (он на картине тоже есть, в левой руке святого).

Популярный сюжет, кстати. Вот, например - Баттиста да Конельяно, 1510. Лев тоже присутствует.
Популярный сюжет, кстати. Вот, например - Баттиста да Конельяно, 1510. Лев тоже присутствует.

После отшельничества и ряда других приключений (Иеронима, например, никак не хотели постригать в монахи) святой приезжает в Рим. Где устраивается секретарем у только что появившегося первого римского папы - а так же, ведет активную миссионерскую деятельность. Второе, заметим, ему куда больше по вкусу.

Поэтому, он с удовольствием посвящает в тайны аскезы знатных римлянок (слухи про причину именно таких предпочтений ходили разные: но мы им не верим, святой же преодолел все искушения, не так ли?). В том числе, некую Паулу с двумя дочерьми. Они даже соглашаются последовать за ним в очередное паломничество и жизнь в пустыне. И история повторяется: из двух дочерей, одна так увлекается ограничением себя, что умирает.

Лоуренс Альма-Тадема, "Пробуждение Паулы святым Иеронимом", 1898
Лоуренс Альма-Тадема, "Пробуждение Паулы святым Иеронимом", 1898

Мать и вторая, впрочем, не расстраиваются и следуют за святым дальше. Потом на их деньги в Риме построят мужской монастырь и три женских. А Иероним останется в пустыне, где и напишет свои самые знаменитые труды (и первым переведет Библию на латынь, между прочим) - а потом умрет.

Лев, правда, умер намного раньше.

Вот так, а вы думали: все ясно, очередная картина про святого... А тут - и история занимательная, и смерть рядышком.

Если понравилось - нажимайте палец вверх: буду знать, что таких статей лучше делать побольше. А еще лучше - подписывайтесь, впереди еще много интересного.
В частности - про нашу игру в вопросы и ответы мы тоже не забудем. На вопрос отсюда ответ прост: понятно, что Толстому нравилось, а Достоевскому нет. Он даже неоднократно говорил, что из работ Ге невозможно никак понять - как из таких пустяков возникло величайшее мировое религиозное учение (христианство, то бишь).
И новый: с Амуром все понятно. Но почему и Венера рыжая? Только ли из-за того, что она античное божество - а значит, тоже демон для европейской культуры того времени?