Центральная Азия: фокус на Туркменистан. Преследования мусульман: проблема «Хизб ут-Тахрир» в России. Итоги года

Центрально-азиатская программа ПЦ «Мемориал» продолжила свою аналитическую деятельность, исследования и публикации наших экспертов позволили привлечь международное внимание к региону. В этом году основным направлением работы стал Туркменистан и протестное движение в стране. Уже почти два десятилетия Туркменистан остается одним из наиболее репрессивных государств мира. В туркменских тюрьмах содержатся сотни политических заключенных, многих из которых власти преследуют по религиозным мотивам. Из-за закрытости страны информацию о каждом таком узнике приходится собирать буквально по крупицам.

А программа «Преследования мусульман» отмечает усиление уголовного преследования сторонников запрещенной в нашей стране международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир»: быстрый рост числа осужденных по соответствующим делам, крайне жестокие приговоры (до 24 лет лишения свободы), обвиняемым инкриминируют участие в «запрещенной террористической организации» (ст. 205.5 УК РФ), а в некоторых делах — также подготовку к захвату власти (ст. 30 и ст. 278 УК РФ) — при отсутствии каких-либо серьезных доказательств их причастности к терроризму, насилию или заговорщической деятельности.

Центральная Азия: фокус на Туркменистан. Преследования мусульман: проблема «Хизб ут-Тахрир» в России. Итоги года

«Повезло, что нам дали 15…». Как туркменских студентов из Санкт-Петербурга ложно обвинили на родине в антиправительственном заговоре

Среди тех, кто стал жертвами политически мотивированных обвинений, — двое туркменских студентов из России Какаджан Халбаев и Кемал Сапаров. По рассказам их знакомых в Санкт-Петербурге, они были арестованы вскоре после возвращения на родину в конце 2017 года и приговорены к 15 годам лишения свободы.

Детали истории до последнего времени оставались неизвестными. Лишь недавно ПЦ «Мемориал» смог получить документы, связанные с делом студентов, а также поговорить с матерью Какаджана, присутствовавшей на судебном процессе. На наш взгляд, даже официальные материалы свидетельствуют о явной необоснованности и несправедливости вынесенного приговора.

Дело Халбаева и Сапарова наглядно демонстрирует действующие псевдоправовые механизмы преследования мусульман в Туркменистане, сопровождающиеся явным нарушением норм международного права. Есть основания полагать, что по такой же схеме в Туркменистане за последние годы были брошены в тюрьмы сотни невинных граждан. Тексты судебных решений, связанных с политическими обвинениями, лишь в исключительных случаях оказываются доступными и для международных организаций и СМИ, и для самих осужденных и их родственников.

Какаджан Халбаев и Кемал Сапаров были обвинены в заговоре с целью насильственного свержения конституционного строя (ч. 1 ст.174 УК), призывах к насильственному изменению конституционного строя, совершенных организованной группой или с использованием СМИ (ч.2 ст.175 УК), возбуждении религиозной вражды, совершенном организованной группой (ч.3 ст.177 УК), организации и участии в преступном сообществе (чч. 1, 2 ст.275 УК).

По версии следствия, все «преступные действия» были совершены ими на территории Санкт-Петербурга. 12 граждан Туркменистана, находившиеся в «северной столице» России в 2015—2016 годах, якобы стали членами религиозных сообществ «Вахаби», «Салафи», «Братья-мусульмане» и «Хизб ут-Тахрир»; встречались в кафе и мечети, обсуждая вопросы религии; совместно с неустановленными следствием гражданами России создали организованную преступную группу; призывали к захвату власти в Туркменистане; разжигали рознь; использовали интернет для своей деятельности; через СМИ регулярно призывали к созданию исламского государства в Туркменистане и т. п.

Однако за всем этим набором грозных юридических оценок практически отсутствуют какие-либо достоверные фактические данные. Нет никакой информации о встречах, которые они проводили и вопросах, которые они якобы обсуждали. Единственное, что было установлено в ходе следствия, что Халбаев и Сапаров встречались и общались с земляками на религиозные и другие темы, а также, вероятно, привезли с собой в Туркменистан скачанные в России аудиофайлы на туркменском языке с лекциями Ровшена Газакова.

По словам представителя туркменской диаспоры в Санкт-Петербурге, 12 подозреваемых по «делу о заговоре» в действительности не были какой-то сплоченной группой, не принадлежали к какому-то религиозному течению, не все из них даже были знакомы друг с другом.

Давление на активистов в Туркменистане

По сообщениям из Туркменистана, власти усиливают давление на гражданских активистов, пытаясь предотвратить распространение критических высказываний в интернете и информации об уличных акциях протеста туркменских мигрантов за рубежом (подробнее). Многие активисты сообщают о попытках запугивания и о давлении на родственников. Например, Г. Р. участвовала в подготовке оппозиционной конференции в Стамбуле 26 октября 2019-го, а в начале июня 2020 года к ее сестре в Туркменабаде пришли работники домоуправления и взяли всю информацию о ней: автобиографию, данные о родителях и всех членах семьи. Примерно в то же время сестра прислала СМС, в котором просила не ставить лайки и не комментировать статьи и публикации в интернете, связанные с ситуацией в Туркменистане. А ее брату сказали, что Г.Р. обвиняют в «измене Родине» и могут привлечь к уголовной ответственности.

По мнению правозащитных организаций, такие попытки давления являются незаконными и противоречат международным обязательствам Туркменистана. И, к сожалению, это лишь небольшая часть из десятков известных случаев преследований, связанных с попытками властей подавить возникшее среди туркмен протестное движение.

Туркменскую активистку Дурсолтан Таганову, освобожденную из депортационного центра в Турции, на родине объявили «мошенницей»

Вечером 12 октября активистка туркменского протестного движения Дурсолтан Таганова, содержавшаяся с июля в депортационном центре Стамбула, была освобождена. Она вышла на свободу спустя несколько часов после публикации совместного заявления 11 правозащитных организаций из разных стран, призвавших турецкие власти не депортировать Таганову в Туркменистан. Это решение вызвало многочисленные отклики среди представителей туркменской диаспоры.

Эволюция протеста в Туркменистане: интервью

В русскоязычных СМИ практически нет информации о протестах в Туркменистане. Руководитель программы «Центральная Азия» Виталий Пономарев рассказал, почему так происходит, как развиваются протесты в Туркменистане, об истории оппозиции и ее перспективах в интервью информагентству «Фергана» (у некоторых провайдеров может быть заблокирован доступ к сайт).

«Большинство сообщений о протестах если и появлялись в туркменоязычном интернете, то в таком формате, который не позволял писать об этом на более серьезном уровне. Многие из них не содержали важных деталей, был не ясен источник, надежность информации. В других случаях сообщения поступали в правозащитные организации с условием: ни в коем случае не называть публично фамилий и других деталей. В результате, хотя масштабное давление на активистов началось еще в мае, лишь в июле мы смогли вынести эту тему на более широкую аудиторию».

50 дней в туркменских тюрьмах: воспоминания бывшей жительницы Ашхабада

Гражданка Туркменистана, находящаяся в России, в интервью ПЦ «Мемориал» рассказала об условиях содержания в ИВС МВД и СИЗО в пос. Яшлык. Рассказчица подверглась уголовному преследованию в 2015 году, но вскоре после суда была амнистирована. Ее рассказ содержит немало интересных деталей и ярко передает обстановку коррупции и беззакония, царящую в Туркменистане, описывает проблемы, с которыми сталкиваются узницы туркменских тюрем. В первой части интервью она рассказывает о следствии, суде и делится воспоминаниями о пребывании в ИВС МВД в Ашхабаде.

Центральная Азия: фокус на Туркменистан. Преследования мусульман: проблема «Хизб ут-Тахрир» в России. Итоги года

Обзорная статья Проблема «Хизб ут-Тахрир» в России

Первая из новой серии аналитических материалов, связанных с проблематикой так называемых «запрещенных исламских организаций».

В последние годы государственные органы и правозащитные организации в России получают многочисленные жалобы, связанные с уголовным преследованием сторонников запрещенной в нашей стране международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир». Происходит быстрый рост числа осужденных по соответствующим делам, суды выносят крайне жестокие приговоры (до 24 лет лишения свободы), обвиняемым инкриминируют участие в «запрещенной террористической организации» (ст. 205.5 УК РФ), а в некоторых делах — также подготовку к захвату власти (ст. 30 и ст. 278 УК РФ) — при отсутствии каких-либо серьезных доказательств их причастности к терроризму, насилию или заговорщической деятельности.

Де-факто вина осужденных состоит лишь в мирном выражении убеждений, в частности, в критике светской модели общества, пропаганде идеи всемирного исламского государства (пророчество о котором имеется в канонических исламских источниках) и его конкретной модели (основные элементы были разработаны в теоретических работах 1950-1970-х годов), обсуждении политической ситуации в России и других странах с исламских позиций. Другие дополнительные обвинения фигурируют лишь в незначительном числе уголовных дел.

В жалобах также обращается внимание на нарушения права на справедливое судебное разбирательство, в частности, на неравноправие сторон в ходе судебных слушаний и отсутствие эффективных механизмов обжалования.

Следует отметить, что пропаганда теократических идей не может не вызывать озабоченности в светской стране. Инициированный властями судебный запрет «Хизб ут-Тахрир» в России серьезно ограничил саму возможность обсуждения темы на различных общественных площадках. Вопрос о том, как общество должно реагировать на деятельность «Хизб ут-Тахрир», в нашей стране никогда серьезно не обсуждался.

Представленный обзор содержит краткое изложение основных проблем, связанных с уголовным преследованием по делам о «Хизб ут-Тахрир» в России в последние годы. Проблемы, затронутые в тексте, неоднократно обсуждались с участием автора, директора Центрально-Азиатской программы ПЦ «Мемориал» Виталия Пономарева, в рамках Рабочей группы по подготовке предложений по совершенствованию законодательства о противодействии экстремистской деятельности, созданной в марте 2019 года при Уполномоченном по правам человека в России.


Ранее:

Итоги года «Ведение дел в ЕСПЧ»

Итоги года «Миграция и право»

Итоги года «Горячие точки»