Почему супруги-армяне не называли друг друга по имени и «стыдились» своих детей

Ара Бекарян "Семья (У колыбели)", 1953 г.
Ара Бекарян "Семья (У колыбели)", 1953 г.

Речь в данной статье пойдет про обряд избегания — это разные запреты на общение между супругами, родителями и детьми и т. д. Подобные обряды были у очень многих народов (осетинцев, чеченцев, адыгов, кабардинцев, ингушей и т. д.), но не только у мусульман, как считают некоторые. Эти обычаи характерны патриархальному строю, а таковой был и остается далеко не только у мусульман. С приходом советской власти, архаичные обряды, в том числе избегания, обрели более мягкие формы, а то и вовсе исчезли.

После свадьбы женщина «избегала» родственников мужа, а он — родственников жены. Особенно ярко обычаи выражались именно в отношении женщин. Мы уже писали ранее про «неразговорчивость» молодой жены (можно прочесть здесь). Но она выражалась еще и в особенностях общения с мужем. А именно: она в присутствии других людей, родственников или чужих, не называла его по имени или не говорила «мой муж». Впрочем, такой же запрет на обращение имел и сам муж. Он не называл жену по имени и «моя жена».

Как же они тогда обращались друг к другу? Во-первых, нельзя было никак показывать своих теплых чувств друг к другу. А что касается обращений, то муж обращался к жене - "женщина", а она к нему «март» (человек). В разговорах с другими людьми муж мог назвать супругу, например, дочь того-то (имя) или сестра того-то (имя).

Страдали от этих запретов и дети. В присутствии других людей родители обычно не брали их на руки без большой необходимости, не играли с ними, вели себя довольно холодно. Особенно эта холодность была заметна в отношении отца к детям.

Если мать или отец заходили в дом, где были их родственники мужского пола, в особенности отцы, то они старались быстрее спустить ребенка с рук (если это позволял возраст малыша, конечно же). А когда посторонние спрашивали что-то вроде - «Чей этот малыш?» То они отвечали: «К стыду сказать, наш». Обязательно было сказать именно «наш», не «мой». «Мой» говорить избегали.

Постепенно данный обычай избегания также ушел в прошлое. Я читала советские книги периода середины 20 века, в которых говорилось, что некоторая показная холодность в обращении отцов с детьми еще имеется, но по большей части отцы уже не смущаются при посторонних, если нужно успокоить плачущего ребенка, взять его на руки, приласкать или поиграть с ним.

Если вам был интересен материал, нажимайте палец вверх и подписывайтесь на канал "Восточная сказка"!