Топ-15 фильмов 2017 года

07.01.2018

Премия «Почётные котики 2017»

Топ-15 игр 2017 года

Дружная команда «Котонавтов» отсмотрела за год неприлично огромное количество фильмов. Выбрать лучшее из них было нелегко, поэтому мы втайне друг от друга составили списки, потом сопоставили их и при помощи простейшего алгоритма вывели Топ-15 2017 года. И очень удивились — первые два места заняли совсем уж неожиданные кандидаты.

Напоминаем, что мы отбираем те ленты, выходившие в российском прокате за последний год. То есть считается даже «Кредо убийцы», который мы побежали смотреть 5 января. И он, как мы помним, оказался плохим, поэтому в расчёт его никто здесь не брал. Чтобы попасть в Топ-15, надо заслужить. Поностальгировать по лучшим фильмам 2016 года можно тут, а мы начинаем с 15 строчки нашего ежегодного рейтинга.

15. Бегущий по лезвию 2049 (Blade Runner 2049)

Антон Пасечник: Наконец-то крутой, красивый, высокобютжетный sci-fi. Первую половину смотрел, затаив дыхание, потому как она была гораздо лучше первого «Бегущего»: и нормальное расследование, и разнообразные декорации, да и темп держался ровный. Но вот потом в фильме появился Хариссон Форд… Против него я ничего не имею, но фильм до этого так хорошо шёл, не привязывая себя ни к чему, что связь с первой частью показалась притянутой за уши и попросту ненужной. Но тем не менее Вильнёву удалось снять жирную фантастику, которая, я надеюсь, тоже станет культовой.

Эдуард Голубев: Новый фильм Дени Вильнёва оказался холодным, безжизненным и непомерно долгим. Но почти весь хронометраж я получал удовольствие. Почему? «Бегущий по лезвию 2049» — НЕОПИСУЕМО КРАСИВОЕ КИНО. И даже капс не сможет передать смысл этого утверждения в полной мере. Поэтому относиться к фильму стоит лишь по критерию приязни для глаз. Если им нравится — картину будет приятно обсудить с друзьями и смаковать теории произошедшего. Ну а если нет — в этом году вышла куча крутого кино, да и посмотреть великий оригинал никто не запрещает.

14. Аритмия

Антон Пасечник: Проблемы в семье, проблемы на работе, проблемы везде. Какой российский фильм не про это (кроме комедий, конечно)? Но «Аритмии» удаётся передать настроение, которое можно описать только одним словом — жиза. И на протяжении фильма герои пытаются, но никак не могут справиться со всеми сложностями, сколько бы раз не приговаривали «ух, ***». Ситуация довольно печальная и бесперспективная. И когда в конце появляется небольшой лучик света, только зритель может решить, заслуживают ли его герои. Мне кажется, да.

Иван Афанасьев: После появления у Юрия Дудя и большого интервью журналу Esquire режиссёр «Аритмии» Борис Хлебников моментально стал в российской культуре фигурой если не культовой, то знаковой точно. Пока Андрей Звягинцев вещал о вселенских смыслах в «Нелюбви», Хлебников просто взял и рассказал, что не так с Россией. «Аритмия» ставит диагноз целой стране, обходясь без обобщений: это кино о том, что русский человек может всё, но ходит по острию ножа и только оказавшись на кончике лезвия пытается сделать всё, что может.

13. Планета обезьян: Война (War for the Planet of the Apes)

Иван Шапкин: На самом деле, «Планета обезьян: Война» — натурально франшиза и картина-нонсенс. Причём показательно, что это второй фильм студии «20 Век Фокс» за год, где массово кладётся известный орган буквально на всё. На привычные парадигмы сюжета, на концепцию распределения экшена по хронометражу и вообще на обычного зрителя. Но это на самом деле очень хороший показатель того, что новая лента Ривза представляет собой не бездушный аттракцион, где вещи просто происходят, а настоящее кинополотно, рассчитанное прежде всего на самую высокую вовлечённость человека перед экраном, и понимание всех культурных кодов, которые заложили в него создатели. А они, очевидно, что со времён предыдущей части, что вообще с зарождения серии, не поменялись ни разу. Один человек, как известно, хорошо, а вот всё человечество в совокупности — совсем нет. И лучше уж по Земле будут ходить разумные приматы, чем двуногие люди, циничные и абсолютно безжалостные как к братьям по разуму, так и к собственному виду. Потому что под это определение они, увы, уже давным-давно не подходят.

Антон Пасечник: Это уже было сказано, но одна из наиболее интересных деталей «обезъяней» трилогии заключается в её связи с «Планетой обезъян» 1968 года. Всё ложится друг на друга идеальным образом. Но даже без этой мелочи вся трилогия остаётся отличной историей, а «Планета обезъян: Война» становится закономерным финалом и наивысшей точкой этой саги.

Цезарь: ОБЕЗЬЯНЫ ВМЕСТЕ СИЛА!

12. Малыш на драйве (Baby Driver)

Иван Шапкин: Настоящий фильм-праздник, где Эдгар Райт на самом деле решил выдать своего любимого режиссерского метода в меньшей манере, чем обычно. Но этого оказалось достаточно для рядовой криминальной комедии. По сути, англичанин очень хотел сделать картину с правильным музыкальным уклоном, где звучащие из колонок Beck, Queen и Danger Mouse не говорили бы о прекрасном вкусе композитора, а становились важнейшим атрибутом сюжета. А дальше, но уже в меньшей степени, нужно было думать об всём остальном: как героях, отталкивающих и притягательных, так и погонях, напряжённых, но не сильно скоротечных. А также о морали и важности понимания того, что даже если очень хочется вдавить педаль газа в пол и раствориться в музыке и дороге, за это придётся в любом случае заплатить. Сколько? Пока не попробуешь, не узнаешь.

Михаил Лазукин: Настолько понравился новый фильм Эдгара Райта, что я его даже пересмотрел спустя некоторое время. И вновь понравилось! А это наводит на мысль, что криминальный экшен «Малыш на драйве» способен стать таким же культовым фильмом, как, например, «Брат» в России. В них сложно с первого раза разглядеть массу мелких деталей и отсылок, а музыка что тут, что там, становится не только двигателем сюжета, но и основным действующим лицом, заряжающим безумным драйвом и энтузиазмом. Но в то же время лёгкость, ироничность и какая-то детская непосредственность делают этот крепкий мужской боевик похожим на мюзикл (хоть никто и не поёт), в чём также есть заслуга тщательно подобранного саундтрека и творческого запала неудержимого режиссёра.

Иван Афанасьев: При всей далёкости от меня идеалов, которые исповедует Эдгар Райт, не радоваться во время просмотра «Малыша на драйве» просто невозможно. И дело даже не в прекрасном саундтреке или гениальных актёрах. Просто в этой простой до неприличия истории про парня, который всего-то и хотел, что слушать музыку да гулять с девочкой, есть огромный пласт жизни. Такой же простой, непосредственной, благодушной, как и сам фильм.

11. Тайна Коко (Coco)

Мария Крутова: Pixar заманивал в кино стандартными трейлерами про мечту, к которой надо стремиться несмотря ни на что. Ничего не подозревающие дети и взрослые приходили и в нагрузку получали слёзодавительную историю о семье и памяти. После череды необязательных сиквелов и неудачных оригиналов («Хороший динозавр», кхм) Pixar наконец снова рассказывает историю с двойным дном. Конечно, «Тайна Коко» не переворачивает представления о том, что вообще можно показывать в мультфильме для детей, как «Вверх» или «ВАЛЛ-И». Но, как «Головоломка», он обращается к концептам, которые трудновато объяснить ребёнку в лоб. В этом плане яркий антураж мексиканского праздника оказался крайне подходящим для того, чтобы поговорить о смерти и о том, что люди не исчезают из этого мира бесследно, пока есть те, кто о них помнят.

P.S. Найдите саундтрек на испанском.

Иван Афанасьев: После «Тайны Коко» мне хочется, чтобы Pixarпосвятили следующий мультфильм теме развода. В наше время, когда все понятия становятся всё более размытыми и относительными, очень важно напоминать (как детям, так и взрослым) о важности базовых ценностей, таких как внимательность к близким, память о потомках и любовь к жизни. Могу сказать, что «Тайну Коко» я обязательно покажу в будущем своим детям — только разве что Джанни Родари умеет так искусно рассказывать ребёнку о смерти, как о неизбежной части жизни.

10. Медвежонок Бригсби (Brigsby Bear)

Иван Шапкин: Субъективно главный и важнейший фильм этого года, который должен оценить любой киноман. За казалось бы обычной историей человеческой адаптации после нескольких лет изоляции, скрывается потрясающий и простой сюжет, близкий и знакомый любому человеку, который посвятил немало времени просмотру самых разных художественных произведений. У каждого из нас есть такая лента, сериал и книга, благодаря которой мы не только узнали кое-что новое о себе, но и нашли единомышленников, чья приверженность схожим взглядам гарантирует, что они останутся с тобой чуть ли не навсегда. А не это ли главное? Кино, способное нас объединять и делать чуть лучше, а не только задавать неудобные вопросы и оставлять неприятное чувство тоски, от которого никуда не деться.

Михаил Лазукин: Общество учит жизни главного героя, гика до мозга костей, но тот отчаянно не хочет взрослеть, желая пребывать в зоне комфорта со своим любимым медведем Бригсби из одноимённого шоу. А кто из нас не стремился во времена ускользающего детства уйти от действительности в мир иллюзий? И в фильме этот эскапизм принимает совершенно особенную форму, потому как терапевтическим актом для героя становится съёмка любительского полного метра. Спасение – в кино! Оно помогает мечтать и не смотря ни на что оставаться верным себе и своим мыслям, а также желаниям, интересам и фантазиям. Ведь именно это и является частью личности. Обидно, что один из самых трогательных фильмов года у нас показывали лишь на фестивалях, потому как хочется, чтобы до него добрались все.

9. Звездные войны: Последние джедаи (Star Wars: Episode VIII — The Last Jedi)

Иван Шапкин: «Последние джедаи» не претендуют на звание идеального номерного эпизода, но они лучше всего воплощают идею того, на что он действительно должен быть похож. И да, канон в нём должен быть послан куда подальше (в идеальном случае сожжён дотла), от намёков на предыдущие фильмы вселенной остается только призрачное дыхание, бесконечная война вызывает только отчаяние и боль, но даже там находятся моменты для уместного юмора и клёвых (прям до мурашек) схваток на световых мечах. Невнятные персонажи вдруг демонстрируют задатки харизмы, а за последний час по крайне мере 2 раза хочется натурально аплодировать от восторга. Хотя и совершенно непонятно, как люди на экране в таких условиях могут говорить о какой-то надежде, а не просто об элементарном выживании. Надеяться может лишь зритель в кинотеатре и только на то, что создателям хватит ума не профукать всё это в дальнейшем. Хотя, видимо, говорить об этом стоит только в тот момент, когда настанет время полноценной трилогии от Райана Джонсона, потому что, есть подозрение, Абрамс экспериментаторством в 9-м эпизоде заниматься не будет.

Антон Пасечник: Лучшей реакцией на новый эпизод для меня стали тучи петиций, которые заполонили Интернет: уберите то, переснимите это, долой Джонсона… Но все претензии в основном какие-то мелочные. А при этом, если отключить свою «фонатскую» ярость, можно смело заявить, что «Последние Джедаи» — это отличная сказка, отличные звёздные войны. Да, создатели пошли на риски, пожонглировали историей и поменяли часть персонажей — но разве не за это же ругали и «Пробуждение силы»?

8. Зови меня своим именем (Call Me by Your Name)

Эдуард Голубев: Семнадцатилетний Элио влюбляется в коллегу отца, тоже мужчину. Если при прочтении первого предложения вы недовольно сморщились — перейдите к следующему фильму. Всем остальным объясню почему картина Лука Гуаданьино находится в этом топе. «Зови меня своим именем» — не очередная гей-драма, которая заберёт ворох престижных наград в будущем году. Они у фильма уже есть, но лишь потому, что он замечательный. Солнечная Италия 1980-х, талантливые артисты в главных ролях и пронзительная история любви вкупе с важным этапом взросления. Всё это показано на экране с такой искренней лёгкостью, что в произведение невозможно не влюбиться. А после титров о фильме, как и о прошедшем лете, остаётся лишь вспоминать и надеяться вернуться.

7. Нелюбовь

Эдуард Голубев: Остросоциальный триллер о потерянном поколении с самым страшным финалом из всех возможных. После скандального «Левиафана» Звягинцев продолжает препарировать общество, теперь как врач, с холодной головой. Абсолютно безжалостное к зрителю, но обязательное к просмотру кино. Сжимаем кулаки и ждём «Оскара». В этот раз вожделенная статуэтка обязана достаться российскому постановщику.

Редакция: Едем за «Оскаром»!

6. мама! (mother!)

Иван Шапкин: После «мамы!» Даррена Аранофски приходится в который раз отмечать, что мы живём в странную эпоху индустрии развлечений. Вопреки тому, что современный зритель по идее не должен уже бояться спойлеров, кино американского режиссёра заставляет каждого как можно меньше распространяться по поводу сюжета, дабы человек в зале сам испытал катарсис. А не сидел бы и подмечал детали, ссылки на которые он нашёл благодаря доброму дяде в Интернете. При этом это одно из самых простых и понятных произведений, которое интересно препарировать во время просмотра, но немного непонятно, как кто-то вдруг мог оказаться к нему так невосприимчив. Разумеется, это никакой не хоррор, а скорее параноидальный сюрреалистический триллер, где в какой-то момент одна реальность накладывается на другую. Причём таким образом, что интерпретировать происходящее будет довольно затруднительно и остается лишь тихо орать от событий на экране, ну или мерзко подхихикивать. В зависимости от собственной испорченности.

Иван Афанасьев: Особо показательный момент, что в жанре фильма Аронофски обычно ставят «ужасы». 2017 год — год хорроров, как верно подметил New York Magazine, и в этом списке «мама!» будет, безусловно, на самом верху, хотя по факту она хоррором ни разу не являясь. Режиссёр другого фильма, которым впечатлительные люди любят стращать самих себя («Реквием по мечте»), обожает троллировать публику, выставляя в гиперболизированной форме самые неприглядные стороны человечества. В своём первом фильме, «Пи», Аронофски руками главного героя пытался найти Бога, и этот поиск не останавливался на протяжении всей его карьеры. Что ж, можно уходить на покой: если Бог и есть в этом мире, то после «мамы!» он вряд ли в нём когда-либо объявится.

5. О теле и душе (Testről és Lélekről)

Михаил Лазукин: Эта венгерская романтическая мелодрама, действие которой происходит на скотобойне, стала призёром Берлинского кинофестиваля. И абсолютно заслуженно! Надо лишь перетерпеть уж очень жёсткие натуралистичные кадры с убийством коров («тело») и раствориться в истории, спокойное и неспешное повествование которой отлично характеризует ту самую «душу». И все глубинные смыслы лежат, в принципе, на поверхности, поскольку за счёт этого контраста, а ещё одинаковых снов с оленями, между двумя одинокими закомплексованными людьми завязываются романтические отношения, ведущие к любви. Любви, напомню ещё раз, на скотобойне!

Иван Афанасьев: Режиссёр призёра Берлинского кинофестиваля Ильдико Эньеди — женщина. И на выбранную тему, далеко не женскую (массовое убийство животных человеком себе во благо), она высказывается с сугубо женской точки зрения. Скотобойня противопоставляется чувствам двух «невротических личностей нашего времени», вынужденно существующих в мире, что сделал их такими. «О теле и душе» — невероятно поэтичное, утончённое, нежное кино, как мама, которая успокаивает ребёнка, впервые в жизни увидевшего, как петуху на ферме отрубают голову.

4. Логан (Logan)

Михаил Лазукин: Лучшая экранизация комикса 2017 года, совершенно новый взгляд на супергеройский жанр. О чём тут ещё говорить? А, ну теперь это Disney, да…

Антон Пасечник: «Логан» сложно воспринимать как супергеройское кино, потому что оно им не является. В засилье костюмированного парада, который не стремится как-то изменяться и не хочет взглянуть на себя по-новому, или, на крайний случай, хотя бы с иронией, «Логан» стал настоящим глотком свежего воздуха. И останется, скорее всего, единственным — ведь нас впереди ждёт первый полноценный комиксовый эвент в кино в лице «Войны бесконечности». А Х-23 теперь диснеевская принцесса, да.

Иван Афанасьев: Немного страшно становится за будущее заново зачатой на студии вселенной «Людей Икс» с момента, как мутанты перешли под тёплое крылышко Диснея. Старый Росомаха с таким упоением похоронил весь жанр супергеройского кино, что после него на месте образовавшейся воронки вырасти что-то может только искусственным путём. И оно, конечно, вырастет, а жаль: из «Логана» получился идеальный поминальный реквием — торжественный, печальный и до жути кроваво-прекрасный.

3. Ла-Ла Ленд (La-La Land)

Михаил Лазукин: С момента выхода «Ла-Ла Ленда» прошёл год, и не знаю, сколько раз за это время я включал саундтрек и погружался в него целиком и полностью, сколько раз подпевал в любимых местах, и каким волшебным образом это постоянно мне поднимало настроение. Именно такое кино, живое и энергичное, способно заставить грустить и в то же время подарить чувство искренней радости и безумного оптимизма, словно бы говоря, чтобы ты всегда верил в себя и шёл по чётко спланированному пути, не смотря по сторонам и не отвлекаясь ни на что.

Алексей Тюренков: Голливуд слишком изголодался по мюзиклам и его в итоге получил. Когда-то такие истории выходили часто и никого было не удивить, а тут хорошо забытое старое выстрелило в самое сердце всем зрителям, благодаря качественной работе Дамьена Шазелла. Сити оф стааааааарс…

Иван Шапкин: Именно так выглядит настоящее искусство, которое смотрит на тебя свысока, находясь на одном уровне. Завораживает, не делая ничего сверхъественного, смешит простыми моментами и так же легко выбивает слезу минуту спустя. Какая-то попытка препарировать данное произведение выглядит со стороны максимально глупо, потому что в нём всё работает как часы или, если хотите, как самый совершенный смартфон, выполненный в ретро дизайне. Ожидаемые метафоры и разговоры о том, что это лента о мечте, и что мы почти никогда не знаем, куда нас дорога к ней приведёт, оставим для других людей. Важнее, что «Ла-Ла Лэнд» на самом деле для некоторого числа зрителей оказался высоскоростным поездом, который промчался мимо настолько быстро, что в него не успели запрыгнуть. Однако с определённой уверенностью можно сказать, что на кинематографических «рельсах» в 2017-м году таких «локомотивов» больше не было.

2. История призрака (A Ghost Story)

Михаил Лазукин: Я не мог ничего с собой сделать, слёзы сами собой лились в отдельные моменты фильма. Он смог затронуть такие уголки души, куда не проникало ещё ни одно кино, и ведь ничего не предвещало такого эффекта! И столь сильное эмоциональное воздействие при практически полном отсутствии диалогов, музыки, спецэффектов и даже костюмов делает фильм по-настоящему ценным.

1. Патерсон (Paterson)

Михаил Лазукин: Новый фильм Джима Джармуша, как, собственно, и все остальные, отличается от голливудского мейнстрима неспешностью повествования, а также особой, меланхоличной атмосферой, где нет ни драмы, ни конфликта, ни даже, на первый взгляд, сюжета. Повседневная рефлексия, к которой мы все склонны, трансформируется тут в поэзию, по-особенному характеризуя главного героя —  обычного водителя автобуса в тихом спокойном городке. Но именно в обыденности кроются вдохновение и красота, показанные с позиции полного душевного спокойствия и истинного счастья, когда каждый день похож на другой, но отличается бытовыми мелочами, играющими в фильме колоссальную роль. Достаточно лишь взглянуть на них под другим углом, чтобы достичь гармонии в жизни, которую при таком раскладе ничто не способно омрачить.

Иван Афанасьев: Я не буду отказываться от своих слов о том, что это самый зрелый фильм Джармуша. Кто-то обвинял «Патерсон» в нарочитой простоте, в показном спокойствии интонации, даже в примитивности. Но это всё не так. Предыдущие фильмы режиссёра, включая горячо любимый мною «Таинственный поезд», например, были сложносочинёнными конструкциями, в которых можно копаться бесконечно, разыскивая потайные смыслы, что напихал туда Джармуш. А в «Патерсоне» он наконец-то расслабился и просто рассказал о том, как же на самом деле кайфово жить, когда в твоей жизни нет ничего, кроме поэзии и любви. И после фильма хочется встать и начать жить так же.