Федеральная система рекрутинга зеков

Фото: Илья Наймушин / Reuters
Фото: Илья Наймушин / Reuters
Дефицит неквалифицированной рабочей силы, возникший из-за сокращения потока мигрантов, компенсируют зеками, которые стоят в разы дешевле вольных россиян. ФСИН разрешат продавать труд заключенных — минимум 11 тысяч человек — предприятиям по всей стране.

Госдума РФ приняла в первом чтении разработанные Советом Федерации поправки в Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК), которые расширяют возможности использования труда заключенных двух категорий — тех, кто осужден к принудительным работам, а также отбывает срок в колониях-поселениях. Такие зеки осуждены по нетяжким статьям или переведены в колонии-поселения из исправительных колоний за хорошее поведение.

Сейчас Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) может направлять граждан на принудительные работы только в госучреждения. А трудоустраивать обитателей колоний-поселений можно только в том регионе, где находится колония. Из-за этих ограничений без дела сидят 11 тысяч осужденных, подсчитали авторы законопроекта. При этом многим предприятиям не хватает рабочих рук на неквалифицированных специальностях.

Совфед предлагает наделить учреждения ФСИН правом заключать контракты на предоставление рабочей силы с коммерческими предприятиями в любом регионе РФ, а не только в тех, где находятся заключенные, и направлять зеков на работу по запросам этих предприятий. Жить такие трудовые мигранты могут в исправительных учреждениях или в общежитиях, которые предоставит ФСИН. А если таких помещений в данном регионе нет — то в общежитиях, которые найдет компания-работодатель. На каждого заключенного должно приходиться не менее 4 м2 жилплощади в общежитии (норматив для вольных россиян — не менее 6 м2). Из зарплаты зеков будут вычитать стоимость жилищно-коммунальных услуг.

Осужденный может также снимать квартиру, комнату или дом — но за свой счет. И жить там один или с семьей. Каждую неделю нужно приходить отмечаться в колонию.

«Трудовая адаптация даст возможность осужденным, не имеющим профессии, приобрести трудовые навыки, благодаря чему у них появится больше возможностей найти работу после освобождения», — считает глава комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников.

Незаконный рекрутинг

Хотя УПК это и запрещает, но в некоторых регионах ФСИН уже несколько лет продает труд заключенных коммерческим компаниям, признают авторы законопроекта. Например, в Республике Коми с 2013 года 300 зеков работают в леспромхозе в 50 км от колонии. Все довольны, уверяют в Совфеде: колония экономит на коммунальных расходах и содержании собственного предприятия (по 5,34 млн рублей в год), а заключенные получают высокую зарплату — до 45 тысяч рублей, в среднем 16 тысяч, в то время как средний трудящийся в обычной колонии зарабатывает по 5,2 тысячи рублей в месяц.

Сенаторы не объясняют, почему государство закрывает глаза на нарушение закона. Сама ФСИН никаких пояснений на эту тему не дает.

Когда летом 2018 года МГ готовила публикации об использовании труда заключенных, территориальные управления ФСИН отрицали, что продают труд заключенных коммерческим компаниям. Архангельский губернатор Игорь Орлов даже назвал эту информацию «бредом».

Однако после выхода статьи члены Общественной наблюдательной комиссии при Архангельском УФСИН обнаружили, что зеки трудятся на терминале «Экономия» Архангельского морского торгового порта (ранее порт принадлежал ГМК «Норникель», а теперь кипрской Santagar Holdings Limited), а также в десятке других компаний.

Информация сенаторов о выгодных условиях труда зеков тоже не соответствует данным МГ. Например, зарплата у зеков в «Экономии» — 810 рублей в день, так прописано в договоре УФСИН с компанией. По договору деньги колония получает на оплату труда 30 человек, а работают в порту только 15. Причем заключенным на счет перечисляется «не менее 25%» зарплаты, то есть около 4 тысяч рублей в месяц. Остальное может быть удержано в счет расходов по содержанию зека и выплат по исполнительным листам.

Официально заключенные в архангельском порту выполняют работы «по очистке прилегающей территории». Но в Российском профсоюзе докеров МГ сообщили, что зеков используют также на погрузке угля.

В итоге портовый терминал экономит не менее 11 млн рублей в месяц, привлекая зеков вместо вольных граждан.

Колониальное рабство

Об использовании рабского труда в колониях не раз говорили активисты и заключенные. Даже сама ФСИН признала, что такое бывает. Например, в декабре 2018 года проверка выявила, что осужденных женщин в исправительной колонии № 14 в Мордовии заставляют шить одежду с семи утра до часу ночи, выполняя «левые» заказы. В этой колонии отбывала наказание участница группы Pussy Riot Надежда Толоконникова, осужденная за панк-молебен «Богородица, Путина прогони». В 2013 году она устраивала голодовку, чтобы привлечь внимание к использованию рабского труда в колонии. Но тогда никакой реакции на ее действия не последовало.

Обычно зеков задействуют на местах, где не требуется специальная квалификация. Спрос на неквалифицированный труд в РФ сокращается: в 2005 году таких рабочих в стране было 7,67 млн (11% от всех официально занятых в экономике), а в 2018-м — 5,9 млн (8%). Однако желающих устроиться на такую работу не много, особенно острый дефицит рабочих в периферийных регионах. Например, в Уссурийске на 109 вакансий разнорабочих нет ни одного активного резюме, в Марий Эл — одно резюме на 54 вакансии, в Костромской области четыре резюме на 56 вакансий (по данным интернет-ресурса «Город работ»).

До девальвации рубля в 2014 году и последовавшего за ней экономического кризиса такую работу выполняли трудовые мигранты из бывших республик СССР. Но с 2015 года их число в РФ сократилось, а россияне отказываются идти на малооплачиваемую тяжелую работу.