ОЛЕГ ФЕДОТОВ: «РУБЕЖИ ФАЛЬШИВОЙ ОБОРОНЫ»

121 full read
193 story viewsUnique page visitors
121 read the story to the endThat's 63% of the total page views
4 minutes — average reading time
ОЛЕГ ФЕДОТОВ: «РУБЕЖИ ФАЛЬШИВОЙ ОБОРОНЫ»

О существующей в РФ системе защиты диссертаций и присуждении научных степеней со мной и с вами решил поделиться известный российский учёный-филолог Олег Федотов. И любезно предоставил свою статью (она даётся с небольшими сокращениями), в которой, как подчеркивает Олег Иванович, он рассуждает «о защите диссертации с точки зрения бывалого оппонента».
В название статьи её автор вынес слово «оборона», объяснив это так:
«По-белорусски, впрочем, как и по-польски, защита диссертации обозначается еще более выразительным и внушительным словом “оборона”. И в самом деле, ритуальный спектакль этого научно-квалификационного жанра весьма напоминает военные действия».

ОЛЕГ ФЕДОТОВ: «РУБЕЖИ ФАЛЬШИВОЙ ОБОРОНЫ»
Олег Иванович Федотов – доктор филологических наук, профессор МПГУ, член-корреспондент Международной академии педагогического образования, член Союза писателей СССР, почетный работник высшего профессионального образования

В ряду наболевших проблем, грозно нахлынувших на современную нашу науку и неразрывно связанное с ней образование, стоит проблема аттестации научных кадров. Преподавателей высших учебных заведений никто нигде специально не готовит, ими обыкновенно становятся обладатели научных степеней – кандидаты и доктора наук. Чаще всего им приходится пройти обучение в аспирантуре, написать и защитить как минимум кандидатскую диссертацию, после чего они и получают законное право претендовать на преподавание в том или ином вузе по избранной специальности.

Некоторые из них, не успокоившись на достигнутом, спустя некоторое время готовят более масштабную квалификационную работу – докторскую. Параллельно с аспирантурой функционирует и институт докторантуры, а также другие формы научной инициации на высшем уровне: всякого рода прикрепления к кафедрам, стажировки, пребывание в должности старших научных сотрудников и пр. Но обыкновенно из-за финансовых сложностей в доктора наук выбиваются, что называется, без отрыва от производства, то бишь, учебного процесса, «гармонично сочетая» преподавательскую и научную работу. Что, разумеется, не лучшим образом сказывается на результатах и той, и другой.

О тех мытарствах, которые приходится переживать соискателям кандидатских и докторских степеней, мне уже неоднократно приходилось писать*.

На этот раз речь пойдет о церемонии защиты – конкретно о том, как она протекает в наше время в большинстве Ученых советов.

По большей части, когда отсутствует реальный конфликт интересов, все дружно его имитируют, играя, что называется, в поддавки. Членам совета, а то и гостям сам соискатель или его заботливый научный руководитель предусмотрительно раздают заранее заготовленные вопросы под уже заготовленные ответы. Оппоненты, в основном, хвалят работу, разбавляя похвалы двумя-тремя незначительными замечаниями, нейтрализуя их к тому же сакраментальной фразой, что они-де носят дискуссионный характер и высокий научный уровень работы отнюдь не снижают...

Исключения из этого правила достаточно редко, но случаются. Сталкиваются, допустим, представители разных противоборствующих направлений, течений, школ, решающие научные проблемы разными способами. Вот тут-то и разгораются страсти, разыгрываются настоящие сражения, после чего счетной комиссии приходится с особой тщательностью считать голоса. Такие боевые защиты далеки от притворства и благостного умиления, царящих на описанных выше рутинных спектаклях. Менее всего напоминают они показную демонстрацию успехов, но и чрезмерное ожесточение не очень-то их красит. Самое, однако, неприглядное впечатление производят защиты по сговору. Бывают, к сожалению, и такие.

Традиционно у нас в стране научные руководители исповедуют патерналистскую позицию по отношению к их подопечным. У каждого, конечно, свои индивидуальные подходы и методы общения и приобщения учеников к научному творчеству. Почти не осталось наставников, бросающих вверенных им учеников в волны большой науки, как щенков на середину реки: «– Выплывай!»

К тому же им приходится учитывать, как трудно дается наука нынешним аспирантам, вынужденным совмещать научные штудии с подработкой на стороне.

ОЛЕГ ФЕДОТОВ: «РУБЕЖИ ФАЛЬШИВОЙ ОБОРОНЫ»

Здесь также напрашивается сравнение с противоположной стратегией, которой придерживаются, скажем, наши японские и немецкие коллеги. На защите магистерских диссертаций в Японии больше всех каверзных вопросов своим ученикам задают именно их научные руководители, кровно заинтересованные в высоком уровне научной квалификации своих питомцев.

Такая же картина наблюдается в немецких университетах. Например, в Берлинском свободном университете соискатель ученой степени доктора философии проходит примерно такую процедуру: во-первых, вместо зачета, как у нас (да/ нет), он получает как бы экзаменационную оценку, играющую важную роль в его дальнейшей научной карьере; во-вторых, научный руководитель исполняет несколько другую роль, нежели у нас; он берет на себя функции одновременно и консультанта, и строгого критика, выставляя в итоге наиболее объективную оценку финальной версии диссертационного исследования. Работа оценивается по трем принятым разрядам: summa cum laude (отлично), magna cum laude (хорошо) и cum laude (удовлетворительно).

Автореферат и обязательные публикации по теме диссертации не предусмотрены. Помимо научного руководителя в процедуре защиты участвует 2-й рецензент, а также еще три члена комиссии из своего университета. Таким образом набирается пять экспертов. Каждый член комиссии загодя получает полный текст диссертации. Научный руководитель и второй рецензент пишут отзывы и предлагают каждый свою оценку. Остальные члены комиссии перед защитой читают и отзывы, и диссертацию. Перед защитой комиссия совещается за закрытыми дверями. На защите аспирант получает 30 минут для оглашения основных тезисов диссертации, члены комиссии и присутствующие задают ему вопросы, после чего комиссия вновь совещается за закрытыми дверями и выносит оценку за защиту, а также выводит среднее арифметическое из оценок научного руководителя, рецензента и оценки за защиту. Заметим, все делается не анонимно, а гласно, под контролем других коллег. В финале подводится и публично оглашается итоговая оценка. Но это еще не значит, что аспирант обрел степень «доктора философии». Он получает промежуточное свидетельство, поскольку в дальнейшем ему надлежит опубликовать свою диссертацию, при необходимости доработав ее, или в виде книги, что предпочтительно, или, паллиативно, на сайте университетской библиотеки. Только после публикации диссертации аспирант официально получает ученую степень**.

ОЛЕГ ФЕДОТОВ: «РУБЕЖИ ФАЛЬШИВОЙ ОБОРОНЫ»

У нас – все ровным счетом наоборот. Мы и соответствующую ведущую организацию, и удобных оппонентов подберем. И даже, при случае, попросим выступить в этой роли своих коллег, желательно единомышленников. Постараемся до блеска ошлифовать автореферат, пристроить в авторитетные издания нужное количество статей (некоторые даже написанные в соавторстве) и, разумеется, никакими каверзными вопросами своих аспирантов или докторантов мучить не станем. Правильно ли это?

Обсуждать диссертационную работу должны исключительно узкие специалисты, досконально разбирающиеся в вынесенной на обсуждение научной проблеме и уверенные в том, что ее автор пришел к полученным результатам самостоятельно, что объективно могут подтвердить серия предшествующих диссертационному труду публикаций и выступлений на научных конференциях, а также, разумеется, коллеги, участвовавшие в ее апробации. А это значит, советы (или комиссии) должны формироваться не по территориально-ведомственному принципу (кафедра, университет, институт), а на основе той или иной области знания – так, чтобы любая тема выносимой на защиту диссертационной работы была внятной каждому эксперту. Поэтому, очевидным образом, необходимо создавать базы данных, ассоциирующие специалистов по всем областям знания независимо от места их проживания, т. е. они могут жить и работать в разных городах и даже странах.

Всю систему научной аттестации, как очевидно каждому, необходимо решительным образом реформировать. Громоздкие ученые советы по защите диссертаций можно безболезненно упразднить. Вместо них в Министерстве науки и высшего образования следует организовать единое Управление аттестации научных кадров, в центре которого разместить детально разветвленную базу данных всех ныне действующих специалистов по всем отраслям знания. Прошедшие апробацию в научных коллективах и рекомендованные к защите диссертации, размещенные в интернете, поступают в Управление, где беспристрастный компьютер выбирает для оценки оптимальное количество экспертов-оппонентов, получающих за свою работу достойное вознаграждение. Они и составляют комиссию для защиты. Объявляется день публичной защиты, которая в исключительных случаях может проходить и дистанционно. Соискатель получает вопросы и замечания, отвечает на них в режиме онлайн. В дискуссии могут участвовать и другие заинтересованные лица (естественно, без права решающего голоса). Происходит процедура голосования и выносится вердикт. Для магистрантов и аспирантов можно позаимствовать у немецких коллег обязательную последующую публикацию (хотя бы в интернете) результатов исследования. Все!

Никаких давно изживших себя советов, никаких председателей, их заместителей и ученых секретарей, никаких многочасовых сидений или заочных голосований членов диссертационного совета, доверяющих свой голос коллегам, если заседание совпадает со временем их учебных занятий, никаких танталовых мук при оформлении пред- и после-защитных документов, никаких дополнительных расходов на переезды защищающихся, оппонентов, дополнительно кооптированных членов, на благодарственные банкеты, наконец!

И конечно, надо упорядочить систему апробации диссертационного исследования в сопровождающих его публикациях и устных выступлениях на научных форумах. Первым делом надлежит добиться безусловного суверенитета наших отечественных наукометрических баз данных. То есть отказаться от разорительных и унижающих наше национальное достоинство западных приоритетов, учредив в каждой области знаний оптимальное число авторитетных изданий, приравняв их статус к тому же Scopus’у. Нельзя терпеть торгашеского цинизма целой оравы посредников, наживающихся на естественном стремлении научных работников повысить свою квалификацию. Публикация научных статей должна быть если уж не гонорарной, то, во всяком случае, совершенно бесплатной.

ОЛЕГ ФЕДОТОВ: «РУБЕЖИ ФАЛЬШИВОЙ ОБОРОНЫ»

Принятые президентом и правительством постановления о повышении интеллектуального уровня нашей страны предполагают и соответствующие финансовые вложения. Точно также участие наших ученых в конференциях внутри страны и особенно за рубежом не может оставаться лишь делом их личной инициативы и финансовых возможностей. Даже при советской власти государство находило средства для оплаты научных командировок!

Если со временем профессиональная честь станет для нас естественным и непреложным свойством души, если к науке мы станем относиться не как к вульгарной кормушке, а как к высокому интеллектуальному творчеству, пусть и обеспечивающему нам некоторый приемлемый уровень жизненного благополучия, тогда сами собой исчезнут неблаговидные попытки научной фальсификации, плагиата и тому подобных жульнических махинаций, требующих неусыпного контроля; тогда усовершенствованная модель научной инициации оставит не у дел еще одно рудиментарное учреждение – пресловутое пугало, укрывающееся под аббревиатурой ВАК.

Ученые степени и звания должны присваивать друг другу не чиновники, а исключительно высокие профессионалы!

Олег Федотов

*) Компетенции как фантомы, или Доколе мы будем внедрять в школы иностранный second hand? // Литературная газета. №21 (6554). 1-7 июня 2016. С. 20; O компетенциях, стандартах, ЕГЭ и реформах в российской системе образования // Учитель в системе современного антропологического знания: Материалы XII научно-практической конференции. Ставрополь, 2016. С. 396-403; Профессура на обочине, или Scopus, оскопление науки и... национальная гордость // Юность. №2. 2018. С. 9-12; Ученого учить – только портить! // Юность. №5. С. 15-18.

**) За полученные сведения сердечно благодарю преподавателя Берлинского свободного университета Светлану Ефимову