Двойные Стандарты Европейского Союза

Что связывает партию Виктора Орбана и Ангелы Меркель? Почему мы часто слышим критику ЕС в адрес Польши, но не Венгрии? И для чего Тереза Мэй открыто поддержала действия польского правительства? 

Тереза Мэй с Матеушем Моравецким, Визит в Польшу 21 декабря 2017
Тереза Мэй с Матеушем Моравецким, Визит в Польшу 21 декабря 2017

Многие слышали о желании Европейской Комиссии наложить на Польшу санкции из-за сильного давления польской власти, — правящей партии «Право и справедливость», — на Судебную власть в стране. Но неужели поляки так не дорожат своим правом голоса в Европарламенте или большими финансовыми вложениями ЕС, что готовы демонстративно принимать не устраивающие Европейскую Комиссию законы через час после начала обсуждений о возможных санкциях? Или, возможно, Варшава просто уверена, что санкции не введут?  

А как на этом фоне выглядит не менее авторитарная Венгрия? Неужели стремительный захват власти правой партией «Фидес» устраивает Европейский Союз? Да, отдельные комментарии с беспокойством были. Но даже одного официального обсуждения возможных карательных мер по отношению к Будапешту не было.

Ответы на эти вопросы кроются в особых отношениях в треугольнике Польша-ЕС-Венгрия. И в обычной прагматичной политике.

Начнём с Венгрии. Все мы прекрасно понимаем, что авторитарная традиция Венгрии длиться куда дольше чем в Польше (с 2010 года). Для подрыва основ европейских ценностей сделано за этот период было достаточно, однако мы почти не видим заявлений с угрозами в адрес Виктору Орбану (премьер-министр Венгрии, лидер с авторитарным уклоном). И тут все дело в особом сотрудничестве. 

Партия Фидес является частью коалиции «Европейской народной партии» в Европарламенте, в которой представлены многие либерально-консервативные партии. Возглавляет коалицию Христианско-демократический союз Ангелы Меркель. 

Фидес давно вносит свой вклад в общее дело коалиции,создавая необходимое большинство для принятия важных законов. В замен венгерская партия получает довольно лояльное отношение к своим инициативам внутри страны. Поэтому отношение между Народной партией и Будапештом можно с уверенностью назвать взаимовыгодным сотрудничеством.

Такой поддержкой не может похвастаться польская партия «Право и справедливость», которая является частью маргинальной коалиции евроскептиков. Единственной крупной силой в ней является «Консервативная партия Великобритании», которая скоро покинет Европейский парламент. Поэтому рассчитывать на поддержку в европейских структурах Польше бессмысленно. 

Однако у Варшавы появился новый союзник. Ситуация начала меняться с запуском в декабре 2017 года процесса по 7 статье Договора о Европейском Союзе, которая позволяет вводить санкции против страны-нарушительницы фундаментальных ценностей ЕС. Это первое использование этого механизма за всю историю Европейского Союза.

На втором этапе данной процедуры неожиданным игроком выступил Виктор Орбан. Отстраняясь от позиции своей партии, он пообещал наложить вето на санкции против Польши. Так как для принятия санкционных мер мер требуется единогласное согласие всех членов ЕС, процесс будет поставлен в тупик. Мотивы авторитарного венгерского президента вполне очевидны: не дать случиться прецеденту, который в какой-то момент может сыграть против него самого. 

Теперь слово остаётся за решением европейских политиков. У них есть выбор пойти против выгодных политических союзов и исключить партию «Фидес» из Народной партии в Европейском парламенте, одновременно начав обвинять в нарушении ценностей ЕС Венгрию. Либо вместо абстрактных идеалов Союза оставаться приверженцами выгодного сотрудничества. 

Подписывайтесь на наш Telegram канал "Отчисленный МГИМОшник": https://t.me/expelled_MGIMO

​​