Мессершмидт сделал над нами пару витков, и вдруг из него что-то посыпалось. Это были агитлистовки

"Вражеский Мессершмидт появился на темном небе неожиданно для всех.

Его никто не ждал, потому как бой утих только пару часов назад.

Мы, уставшие и изможденные, тут же похватали винтовки и автоматы, ожидая нападения от недремлющего противника.

Однако, Мессершмидт сделал над нами пару витков, и вдруг из него что-то посыпалось.

Мы в недоумении посматривали друг на друга. Что мог замыслить противник?

По тому, как "подарки" от немецких летчиков разлетались по всей округе, мы поняли, что это были какие-то бумажки.

Выяснилось, что Мессершмидт прилетел не с миссией напасть на нас, хотя, по сути, и мог бы атаковать.

Он прилетел со своей пропагандой. Вражеский истребитель "разносил" листовки.

Офицеры, увидев, что немцы после боя пытаются протолкнуть свои идеи среди советских солдат, приказали нам и близко не подходить к листовкам.

- Увижу у кого в руках эту вражескую писанину, приравняю к измене Родине! - строго заявил полковник. - И я не шучу! Трибунал будет вам обеспечен!

Все знали, что полковник Свиридов не шутит. Он никогда не шутил.

Для сбора вражеских листовок была собрана специальная команда.

Она состояла из надежных людей, кто не поддался бы психологическому давлению со стороны фашистов.

Меня хоть и не взяли в такую команду, но пару листовок с немецкой пропагандой мне все-таки удалось увидеть.

Я наткнулся на них случайно возле реки. Они валялись в траве, и наши при сборе их не заметили.

Если быть честным, не знаю, какая уж еще у них была пропаганда и как она могла повлиять на наши умы.

Но та, которая попалась мне, была прямо-таки сказать бредовая и нелепая.

«Справа молот, слева серп, государственный наш герб, хочешь жни, а хочешь куй, все равно получишь ..!

Имея такую листовку можно было с ней беспрепятственно перейти на сторону противника. Разрешалось переходить и без такой бумажки.

Для этого нужно было поднять руки вверх и громко крикнуть: "Штыки в землю!"
Или другая: «Днепр не граница, Киев не столица, месяц отдохнем и на Москву пойдем».
Или: «Свiтове жидiвство — Черчиль жид, Рузвельт жид, Сталiн — жид».
«Прийдемо до влади — жидiв i комунистiв допускати до влади не будемо».

Наши же листовки отличались от немецких. Они были большими и детально объясняли, чем плохо правление Гитлера".

Из воспоминаний Чалова Е.П.