История известных воинственных кличей

Хроника боевого клича (battle cry) существует ещё с древних пор — с тех времен, когда некоторые приверженцы помахать кулаками стали группироваться в войска. Всего единственное слово либо фраза, выкрикнутая в нужный момент, могут осуществить действительно потрясающий результат: объединить соратников, до смерти напугать соперников и, наконец, попросту помочь отличить одних от других в разгар битвы (это было очень важно до создания разных типов форменной одежды).

Джеронимо!

Джеронимо (настоящее имя — Гоятлай) был знаменитым воителем из рода апачей. Собственное прозвище он, скорее всего, приобрел в честь Иеронима — именно к этому святому взывали мексиканцы, завладевшие лагерем Гоятлая в 1851 году и получившие от индейца знатный выговор. В течении второй половины 19 столетия Джеронимо усердно защищал степи Аризоны от американских солдат, справедливо став героем в лице коренных жителей.

В 1939 году кинорежиссер Пол Слоан ещё один раз напомнил людям про поступки смелого индейца, сняв фильм «Джеронимо» с актером Энди Дивайном в главной роли. Через несколько лет кинофильм посмотрели рядовые 501-го воздушно-десантной дивизии, которые располагались в Форт-Беннинге. На следующий день уже после кино показа солдаты должны были осуществлять испытательные прыжки с парашютом, и один из бойцов, юноша по фамилии Эберхард, принял решение выкрикнуть «Джеронимо!» перед тем, как выскочить с летательного аппарата. Идею мгновенно подхватили все его собратья, один за другим повторяя имя Гоятлая во время прыжка.

На сегодняшний день выкрик «Джеронимо!» не только лишь считается официальным лозунгом абсолютно всех американских десантников, но и зачастую применяется в общественной культуре.

Аллаху акбар!

Любой на сегодняшний момент человек предпочтет убежать, едва лишь услышав данный выкрик в людном месте. Однако, невзирая на неоднозначную репутация, само по себе высказывание считается достаточно безобидным: «акбар» — это превосходная степень прилагательного «кабир», что в переводе означает «значимый». Таким образом, «Аллаху акбар» значит «Аллах — великий» либо «Аллах — важнейший».

В спокойной жизни сочетание слов «Аллаху акбар» применяется, если необходимо обозначить собственную радость по поводу какого-либо события (взамен овациям) либо осуществить намаз. Высказывание звучало в прежнем гимне Ливии и находится на флаге Ирана, Ирака и пакистанской области Вазиристан.

Но пасаран!

Фраза «On ne passe pas!», что переводится как «Они не пройдут!», в первый раз прозвучала от французского генерала Робера Нивеля в период конфликта с германской армией при Вердене в 1916 году. Художник Морис Луи Анри Ньюмонт распространял фразу, помещая его на свои пропагандистские баннеры, и уже через некоторое время высказывание стало боевым кличем не только лишь французских, но и румынских военнослужащих.

В 1936 году девиз приобрел вторую жизнь: его применяла в собственном пылком выступлении коммунистка Долорес Ибаррури в период защиты Мадрида. Именно в переводе на испанский — «No pasaran» — высказывание стало знаменито во всем мире и позже использовалось воинами в сражениях Второй Мировой войны и во время гражданских войн в Центральной Америке.

Ура!

Филологи не напрасно едят собственный хлеб. Имеется около десяти теоретических версий возникновения слова «УРА!», однако только 2 из них звучат правдиво.

Учитывая, то что в германском и британском языке имеются крайне похожие кличи (Hurra, Hurrah, Oorah, Hooray и т.д.), большинство экспертов полагают, то что выражение появилось в период существования средневерхненемецкого языка — от слова hurren, значившего «стремительно передвигаться, спешить» (отсюда же возник современный глагол to hurry и германское прилагательное hurtig).

Вторая версия поближе к русской хронике. Согласно словарю Брокгауза и Ефрона, термин был взят славянами в период монголо-татарского ига и образовалось от тюркского ur — «бей!»

Банзай!

Во времена правления китайской династии Тан приобрело обширное распространение фраза, которая примерно звучала как «Ву хуанг ваньсуй» (пускай правитель проживает 10 тысяч лет). Со временем высказывание сократилось до одного слова «ваньсуй», которое и переняли у китайцев соседи из Японии. К IX столетию известное японское произношение сыграло собственное значение, и слово видоизменилось в «банзей» (оно по-прежнему значило «10 тысяч лет» и использовалось только в качестве пожелания долгого существования императора).

В окончании XIX столетия, в период комплекса реформ, получившего название «Реставрирование Мэйдзи», термин обрел нынешнее звучание «банзай» и в первый раз стало применяться не только лишь в отношении правителей. К примеру, приверженцы Движения за права человека перевели «банзай» как «пускай свобода станет вечной».

В начале Второй Мировой войны, когда Японию заполнила волна патриотизма, боевым кличем «банзай» войско, в частности камикадзе, вновь начала выражать поддержку собственному императору.