«ПАПА или Случай после бракосочетания»

(Дети двадцать первого века)

…Была полночь. Млечный путь протянулся сквозь черное южное небо, словно развевающаяся на ветру фата. Вышедшая из-за облака молодая луна освещала идиллическую картину. На остановке общественного транспорта «городка одной маленькой области» мирно дремали он и она. Они были прекрасны.

Молодая, как и положено – в свадебном платье с кринолинами, рюшами и прочей неизбежно сопутствующей ботвой трогательно положила голову ему на колени. Молодой, как и пристало армейцу (в хорошем смысле слова) был уже расхристан «по торсу» и кемарил, разинув рот и откинув голову на оклеенный частными объявлениями фонарный столб.

Редкие проезжающие мимо машины притормаживали и восторженно сигналили свежеиспеченной семье, полагая, небось, что это такое креативное постановочное фото или модный «флэшмоб», но никому и в голову не пришло остановиться и подвезти. А молодых, между тем – просто банально забыли! Как водится, с одной стороны подумали, что их заберут представители другой отныне навеки породнившейся, а по ту сторону барьера резонно решили, что почетную миссию взвалит на себя кто-то, помимо них...

Ну да, так бывает. Веселые, раскрасневшиеся гости после всех обязательных мероприятий и процедур, шумно галдя, ввалятся в помещение, предвкушая уже угощения, напитки и бессчетные «Горько!» А в помещении их встретит человек, уже сосредоточенно танцующий от одной стены к другой, под музыку, звучащую только в одной лишь его голове. И со стороны невесты понимающе покивают, дескать, ну ясно, все понятно, уж кончено, такой может быть со стороны жениха, а со стороны невесты – придут к прямо противоположному выводу касаемо принадлежности и ориентации. А человек – в итоге окажется и вообще сам по себе, и кто он, и откуда вообще там взялся...

Последней каплей стало явление охранника соседнего торгового центра, который оказался давешним сослуживцем новобрачного и который, принеся и отметив, отправился далее по маршруту патрулирования. А молодые так и остались…

Когда русский писатель прибыл на место, возле счастливой пары, пригорюнившись, сидел шестилетний сынок невесты. Писатель порылся в карманах:

- Родион, шоколадку хочешь?

- Хочу, - сказал Родион и тут же с шелестением фольги освоил презент.

- А это что? – спросил писатель.

- Это мама. И Женя, - вздохнул мальчик. А потом, подумав, добавил, - Вернее, теперь уже папа...

«Прекрасно сказано, черт возьми! Ведь в самом деле, устами младенца!» – в восхищении подумал писатель, аккуратно раскладывая новобрачных на заднем сиденье, в то время как Родион прыгнул на переднее и, кажется, тут же мгновенно уснул. «Вернее – теперь уже папа...»