Мир, который вот-вот исчезнет

— Кусок сахара, лимонная кислота и ничего более, — думал я, держа в руках обычный кислый леденец. Однако, если я и научился чему-то за 5 лет наблюдений в микроскоп, то несомненно самое важно из этого — рассматривать простые вещи. Именно они могут удивить более всего, потому что происходит это по-настоящему неожиданно. Так вышло и в этот раз... конфета лежала на предметном столике микроскопа, а я с привычной ловкостью настраивал фокус.

Из мутно-оранжевой толщи вдруг отчетливо проявились застывшие в карамели пузырьки воздуха, освещенные справа ярким светом лампы.

— Планеты! — подумал я, — но почему в этом «космосе» так светло и жарко?

— Взрыв сверхновой, — подсказало воображение. — Смотри, все вокруг горит и плавится, а на границе ударной волны пузырьки-планеты превращаются в прах.

И каждая «планета» выглядит глазастой, носастой и рогастой. Здесь, как на облачном небосводе, могут привидеться странные существа, застывшие от ужаса и не понимающие как их темный и хололный мир превратился в огненную бурю.

— Как хорошо, что эта трагедия всего лишь игра света и моего воображения, что никакой мир никуда не исчезает, — подумал я, заканчивая наблюдение.

А через минуту в полной тишине без яркого света и сжигающего пламени таяли и исчезали «планеты» и причудливые образы, оставляя после себя во рту лишь кислый вкус лимона.