Маленькая победа - большая катастрофа: самоуверенность не дала немецкой армии взять Сталинград

Одно из самых плохих чувств на войне - уверенность в собственной победе. Эта уверенность притупляет ощущение риска. Например, уже летом 1942-го года большинству офицеров немецкого Генерального штаба должно было быть понятно, что на юге СССР назревали серьезные неприятности.

Танки войск B уже несколько недель продвигались вглубь страны. Тем не менее, советская армия оказывала ожесточенное сопротивление - больше всего досталось Паулюсу и его шестой танковой армии. Уже в июле ему пришлось остановить движение вперед из-за нехватки боеприпасов и топлива.

Паулюс стремился как можно быстрее достичь Сталинграда - важного города на реке Волге. Фюрер еще весной сообщал по поводу наступления, что этот город следует взять любыми силами.

Вскоре главнокомандующий дал более конкретную задачу - группе войск B, где основными силами были машины и солдаты Паулюса, следовало прорваться к Сталинграду и блокировать сообщение между Доном и Волгой.

Паулюс неоднократно предупреждал посещавшие его инспекции о том, что сил для выполнения такой задачи не хватит. Тем не менее, Гитлер и другие высокопоставленные чиновники настаивали на продолжении наступления. Немцы не собирались давать красноармейцам возможности перегруппироваться или отступить, а поэтому двигались вперед почти непрерывно.

Вскоре шестая армия вышла к Калач-на-Дону, портовому городу. Через некоторое время город взяли в тиски, а в котле оказались крупные объединения советских войск - 1-я танковая, и 62-я армия. В окружении оказались более ста пятидесяти тысяч солдат.

Успех окрылил немцев, и командование отправило в Германию письмо о том, что крупные советские силы окружены или уничтожены. Дорога к Сталинграду оказалась открытой. От Калача до него оставалось не более девяноста километров.

Командир ожидал, что советское командование расположит вокруг города и чуть к северу от него танковые бригады, которые будут контратаковать. Поэтому Паулюс приказал своим солдатам быть готовыми к обороне на северном фланге.

Военные историки и стратеги считают, что ему не следовало резко атаковать город. Об этом же думали и его офицеры. Понимая это, Фридрих Паулюс говорил, что из-за деморализации и сокрушительных ударов по СССР за последние несколько месяцев, у русских солдат не хватит сил для серьезного сопротивления.

По его мнению, ситуация, сложившаяся в Калаче-на-Дону, была тем самым сокрушительным ударом. Но понимал ли командующий шестой армией, что, ведя триста тысяч своих солдат под Сталинград, он ведет их на верную смерть? Путь Паулюса и его солдат закончился в феврале 1943-го года.