Бертран Рассел. Ученый в борьбе против ядерной угрозы. Часть 1

Бертран Артур Уильям Рассел родился 18 мая 1872 г. в старинной английской аристократической семье. Его отец, виконт Эмберли, был третьим сыном Джона Рассела, лидера вигов и британского премьер-министра в 1846-1852 и в 1865-1866 гг.

Жизнь английского ученого и общественного деятеля Бертрана Рассела — это почти вековая история Европы. Родившись в период расцвета Британской империи, в XX в. он стал свидетелем двух страшных мировых войн, революций, распада колониальной системы и дожил до ядерной эпохи.

Бертран Рассел
Бертран Рассел

Рассел известен во всем мире как крупный философ — глава современной ему английской философии субъективного идеализма, основоположник английского неореализма и неопозитивизма, как автор двухтомной «Истории западной философии», как выдающийся логик и математик, а также общественный деятель, один из идеологов и организаторов британского антивоенного движения и Пагуошских конференций ученых всего мира, начало которым в 1955 г. положил знаменитый Манифест Эйнштейна — Рассела. Рассел писал, что с детства видел перед собой две основные жизненные цели: «Я, с одной стороны, хотел выяснить, возможно ли познание, а с другой — сделать все что в моих силах для создания более счастливого мира». И если до 38 лет жизнь Бертрана Рассела была подчинена решению первой задачи, то с годами для него, как он отмечал, «не оставалось больше ничего, что я мог бы сделать для доказательства несомненности математического познания. Затем началась первая мировая война, и все мои мысли сосредоточились на человеческом страдании и безумии».

Рассел оглашает Манифест Рассела — Эйнштейна. Лондон, 9 июля 1955 года. Источник: wikipedia.org
Рассел оглашает Манифест Рассела — Эйнштейна. Лондон, 9 июля 1955 года. Источник: wikipedia.org

1 марта 1954 г. на атолле Бикини в Тихом океане США провели очередные испытания водородной бомбы. Рассел считал, что эта акция явилась преступлением против человечества и продемонстрировала миру весь масштаб нависшей над ним ядерной угрозы. Впоследствии, отвечая на обвинения своих критиков в несоциологичности его трудов по ядерным проблемам, Рассел заявлял: «Раньше я занимался различными социологическими проблемами… но испытания на Бикини 1 марта 1954 г. убедили меня в том, что сейчас нет времени для долгих рассуждений и что для спасения человечества необходимо действовать более решительно и быстро… Ведь если вы увидите, как кто-то бросает горящие спички на складе тротила, вы поспешите остановить его, не дожидаясь выхода в свет планов по широкомасштабной социальной реформе».

Реакцией Рассела на испытания в Тихом океане стало его рождественское радиообращение «Угроза человечеству» в 1954 г. Он получил в ответ на него огромное количество откликов, писем, звонков. Был организован ряд встреч Рассела с представителями британской общественности. «Я наслаждался… встречей со множеством дружелюбных людей — видных фигур в литературной и политической жизни, чьей деятельностью я всегда интересовался, но с кем никогда до той поры не имел шанса обсудить различные вопросы», — вспоминал он. Но, выступая на собраниях в кругу соотечественников, Рассел постепенно начал осознавать, что, во-первых, все это только разговоры, а во-вторых, ядерная угроза слишком серьезна, чтобы проблему такого масштаба обсуждать в сугубо национальных рамках.

Именно тогда он решил составить текст заявления, которое подписали бы известные и уважаемые ученые как из капиталистических, так и из социалистических стран. Подобное заявление, считал он, могло бы стать призывом к будущим решительным действиям. Но прежде чем взяться за составление текста, Рассел решил написать письмо крупнейшему физику XX в. Альберту Эйнштейну, еще в 40-е годы неоднократно выступавшему против применения ядерного оружия, чтобы выяснить, что тот думает о подобном плане. Эйнштейн встретил идею Рассела с энтузиазмом, но ответил, что сам он, к сожалению, вряд ли сможет оказать реальную помощь, так как тяжело болен, однако подписать будущий расселовский текст согласился. Заодно он сообщал имена нескольких известных ученых, которые, по его мнению, тоже поддержат данное предложение. Воодушевленный Рассел составил текст и послал его Эйнштейну. Известие о смерти великого ученого застало Рассела 18 апреля 1955 г. в самолете, во время перелета из Рима в Париж.

Подпись Эйнштейна еще вовсе не означала успеха дела. Большинство других ученых, в частности великий датский физик Нильс Бор, к которым Рассел обращался с просьбой подписать заявление, даже не удостоили его ответом. В июне Рассел все же решил обнародовать текст заявления и обратился за помощью к редактору журнала «Обсервер».

Получивший название «Манифест Эйнштейна — Рассела» был обнародован 9 июля 1955 г. Выступая на открытии пресс-конференции, Рассел говорил: «Ни одна из сторон не может рассчитывать на победу в такой (ядерной) войне… существует реальная угроза гибели человечества от пыли и осадков из радиоактивных облаков. Однако ни общественность, ни правительства государств мира этой опасности в полной мере не осознают. В нашем документе подчеркивается, что один лишь согласованный запрет на ядерное оружие… не станет окончательным решением проблемы, поскольку данные виды оружия все равно будут производиться и использоваться в случае масштабной войны, несмотря на предыдущие соглашения… Единственная надежда для человечества — это покончить с войнами». Призыв к этому и составлял главную цель Манифеста Эйнштейна — Рассела.

Рассел предвидел, что гонку вооружений остановить будет крайне сложно и на каждом новом витке будут появляться все более смертоносные виды оружия. Однако, считал он, согласованные действия ученых — людей, лучше других понимающих последствия ядерной катастрофы, могут немало способствовать выработке нового мышления — как на уровне глав правительств, так и на уровне простых людей всего мира.

В октябре 1956 г. мир потрясли два трагических события: подавление восстания в Венгрии и Суэцкий кризис. Хотя Рассел осознавал неизбежность утраты Британией своих позиций колониальной державы, Суэцкий кризис он воспринял особенно драматично, назвав его одной из причин, по которой было сорвано проведение намеченной на 1957 год конференции ученых в Индии.

Вид на Суэцкий канал
Вид на Суэцкий канал

Второй серьезной проблемой, помешавшей проведению конференции по разоружению, стала нехватка денежных средств. Рассел и его сподвижники не хотели, чтобы конференция была скована догмами какой-либо авторитетной организации. Задача же найти организацию или частное лицо, которые согласились бы финансировать конференцию, не претендуя при этом ни на какое влияние на ее ход и цели, казалась непосильной. Рассел уже совсем было отчаялся, как вдруг получил письмо от своего приятеля Сайруса Итона, американского промышленника, одного из руководителей Кливлендской финансовой группы, который не только готов был предоставить деньги, но и предлагал помочь организовать первую конференцию в своем родном городке Пагуош в Канаде. Еще несколько ученых-энтузиастов взяли на себя организационные вопросы, и в июле 1957 г. конференция начала свою работу.

Сам Рассел не смог принять в ней участия, так как был в то время серьезно болен. На конференцию прибыли 22 ученых различных специальностей из СССР, США, Австрии, Австралии, Великобритании, Канады, Китая, Польши, Франции и Японии. Заседания проводились одновременно на английском и русском языках. Конференция продемонстрировала реальность сотрудничества ученых не только различных научных и политических взглядов, но и принадлежавших к противоположным идеологическим лагерям.

Конференция получила название Пагуошской, а движение сторонников мира, которое она инициировала, стало называться Пагуошским движением. В ходе первой конференции были учреждены три комиссии: по исследованию опасности использования атомной энергии; по контролю за использованием ядерного оружия, сформулировавшая основные цели разоружения, впоследствии детально обсужденные на дальнейших конференциях; по составлению свода общественных обязанностей ученых. «Первая Пагуошская конференция опубликовала заявление, которое было официально поддержано Академией наук Советского Союза, тепло принято в Китае, но значительно менее широко и не сразу оглашено на Западе», — отмечал Рассел.

Продолжение на сайте