Как воюет ИГИЛ. Тактика незаконных вооруженных формирований

18.07.2017

Тактика (греч. taktika – искусство построения войск, от tasso – строю, выстраиваю войска), составная часть военного искусства, охватывающая теорию и практику подготовки и ведения боя соединениями, частями (кораблями) и подразделениями различных видов вооруженных сил, родов войск (сил флота) и специальных войск на суше, в воздухе и на море. Совокупность средств и приемов для достижения намеченной цели[1].

Вооруженное формирование – это крупное военизированное соединение, руководимое авторитетным политическим или военным лидером, созданное для силовой защиты интересов определенной финансово-экономической и политической (религиозной) группировки. Вооруженное формирование, как правило, включает представителей одного или нескольких родственных тейпов (джамаатов).

Опыт пресечения бандитской деятельности исламских экстремистов в Сирийской Арабской республике с участием Воздушно-космических сил (видео двойного удара по боевикам) Министерства обороны Российской Федерации (ВКС РФ) свидетельствует о том, что тактика бандформирований, противостоящих регулярной армии Сирии, претерпела существенные изменения. Обратите внимание на тот спектр российских вооружений, что уже прошел через сирийский конфликт. В настоящее время, наряду с традиционными формами, она включает в себя также широкомасштабные наступательные и оборонительные действия по захвату и удержанию важных стратегических объектов, характеризуется широким спектром бандитских проявлений: от террористических акций до открытых вооруженных выступлений мелкими (15-20 чел.) и крупными (до 500 чел. и более) группами. Вместе с тем, по-прежнему основополагающими принципами тактики бандформирований являются внезапность, решительность, дерзость и кратковременность налетов. Важнейшим фактором, определяющим специфику действий бандформирований, является проведение систематических «беспокоящих» действий, которые вынуждают войска прибегать к оборонительной тактике. Более того, они создают впечатление о способности бандформирований наносить удары в любом месте, подчас совсем неожиданном. «Беспокоящие» и «изматывающие» операции составляют основу действий бандформирований, стремившихся, как правило, уклониться от прямого столкновения с крупными силами регулярной армии Сирии. В основе их действий в данном случае лежит упреждение в открытии огня, который ведется метко и преимущественно с коротких дистанций.

Вертолет Ми-28Н ВКС РФ наносит удар по боевикам ИГИЛ
Вертолет Ми-28Н ВКС РФ наносит удар по боевикам ИГИЛ

Вместе с тем, как показала статистика и данные о действиях террористов в Ираке и Сирии, бандформирования в отдельных случаях при достижении тактического преимущества делают попытки захвата и длительного удержания важного в тактическом плане или в плане жизнеобеспечения объекта. Это свидетельствует о новом этапе развития тактики вооруженного противоборства джихадистов с регулярными войсками Сирии и ставке руководителей бандформирований на долговременное и ожесточенное сопротивление. Несмотря на отступление джихадистов по всем фронтам, они всё еще огрызаются и тактика их снова мимикрирует под конкретную обстановку на фронтах.

Представитель Минобороны РФ генерал-майор Игорь Конашенков на брифинге заявил об изменении сирийскими террористами тактики ведения войны, боевики пытаются маскировать свое оружие и позиции. «Мы фиксируем существенное изменение тактики террористов на всей территории Сирийской Арабской Республики. Бандформирования действуют не так нагло», – рассказал он. По его словам, изменения касаются перемещений групп террористов – они избрали тактику маневренной обороны. Благодаря этому боевики стремятся уменьшить свои потери от бомбардировок российской авиацией и ударов правительственных войск. «Постоянно меняются маршруты доставки оружия и боеприпасов. Причем делается это преимущественно в ночное время со всеми элементами маскировки», – пояснил генерал.

Кроме того, в результате ударов российской авиации, запрещенные в РФ террористическая организация «ИГИЛ» и связанные с ней силы утратили инициативу и вынуждены были по всему фронту перейти к оборонительной тактике. При этом нарушена устойчивость управления бандформированиями.

Штурмовик Су-24 (инфографика) ВКС РФ взлетает с авиабазы Хмеймим, Сирия

Тактика и стратегия поведения группировки ИГИЛ существенно отличается от всех ее предшественников. Сейчас стало очевидно, что боевиков не интересуют малозначимые территории и локальные победы. Основная их цель – захват стратегически важных объектов и объектов жизненно-важной инфраструктуры.

Надо признать, что все ранее существовавшие на территории Ирака группировки и террористические организации даже после 10 лет своей деятельности не могли добиться того, что имело ИГИЛ на пике своего могущества. Кто-то скажет, что руководят и покровительствуют им, отнюдь не из полевого лагеря в иракской пустыне или дома в сирийской Ракке, а из большого здания, что окнами выходит на реку Потомак. Быть может вы и правы…

Джихадисты уходят под землю

В своих земляных норах они находят пути отступления, выходы в чужой тыл для совершения терактов и укрытие от ракетно-бомбовых ударов российских ВКС. Многочисленные подземные коммуникации, лазы, подземные ходы, строящиеся новые тоннели пронизывают сирийскую землю под городами.

Один из тоннелей боевиков в Сирии
Один из тоннелей боевиков в Сирии

При выполнении задачи по гуманитарному разминированию Пальмиры отрядом Международного противоминного центра Вооруженных Сил РФ были обнаружены замаскированные входы в подземелья. Два из них располагались в исторической части города, третий — поблизости, во дворе одной из гостиниц. Гарантии, что из любого из них на поверхность земли не выскочат боевики, не было никакой. В освобожденном городе существовала реальная угроза безопасности.

Кроме того, в районе разминирования круглые сутки стал проводиться геологический мониторинг на предмет выявления новых пустот.

Боевики активно использовали свои ходы во время терактов и боев за Пальмиру (статья о штурме города). Как многие через них внезапно ушли, так могли и вернуться.

Подземные войны ведутся с зарождения цивилизации. Еще в V веке до новой эры стали применять подкоп для обрушения крепостной стены. Земля открывала все новые возможности в тактике ведения войны. Подземные пространства стали использоваться для скрытного перемещения, проникновения на территорию противника, совершения диверсий или в качестве надежного щита – от бомбардировок и артобстрелов. Под землей оборудовались подземные склады для хранения оружия и боеприпасов, госпитали и даже тюрьмы. На протяжении всего двадцатого века ни одна война не обходилась без строительства подземных сооружений в военных целях. Первая и Вторая мировая, война в Корее, во Вьетнаме, Афганистане, Чечне, Секторе Газа – везде, в каком бы уголке земли ни проходили боевые действия, в том числе они проходили и в подземельях.

Однако масштаб ведения подземных войн в Сирии – небывалый. Местный грунт вязкий и глинистый, не рассыпается при ведении земляных работ — потолочные своды не нуждаются в опорах. Грунт бывает настолько мягким, что легко поддается даже столовой ложке. Все это позволяет боевикам увеличивать свои ходы с максимальной скоростью — на менее трех-пяти метров за сутки.

Военнослужащие сирийской армии около входа в один из тоннелей террористов
Военнослужащие сирийской армии около входа в один из тоннелей террористов

Размах подземного строительства впечатляет. На освобожденных от исламистских группировок территориях находят тоннели, созданные для передвижения колонн бронетехники и автомобилей повышенной проходимости с установленным на них крупнокалиберным стрелковым вооружением. Внутри эти тоннели напоминают настоящие сооружения для транспортных потоков. Их использование в сочетании со сквозными проломами в стенах зданий позволяет полевым командирам мобильно перемещать ударную силу в плотных застройках городских кварталов.

Подземные лабиринты плотно связывают между собой многие здания, районы и даже близлежащие населенные пункты. Скрытые галереи нередко строились в несколько этажей. После подрыва одного тоннеля часто обнаруживаются и другие.

Работа по прокладке тоннелей боевиками ведется круглосуточно, вниз бесперебойно подается свежий воздух и электричество. При этом боевики максимально маскируют свою деятельность от посторонних глаз и обзора с воздуха. Выкопанный грунт им доставляет самую большую проблему. Механизированным путем он поднимается на поверхность, а дальше, как правило, прячется по подвалам и промышленным объектам. Длина подземных коммуникаций может достигать несколько километров.

Используется дорогостоящая спецтехника, предназначенная для строительства железнодорожных и автомобильных тоннелей, привлекаются инженеры с соответствующим опытом.

Финансовую и техническую поддержку оказывают их «союзники»: Саудовская Аравия, Иордания, Катар, Турция, США, Франция, Бельгия. Об этом говорят и трофеи, полученные в результате проведенных наступательных операций. Так в руки правительственных войск в Харасте попали современная горнопроходческая машина турецкого производства и другая техника.

Одна из таких машин, захваченная иракскими военными под Мосулом
Одна из таких машин, захваченная иракскими военными под Мосулом

Боевики прокладывают тоннели под позиции, пункты управления, блокпосты правительственных войск, крупные объекты городской инфраструктуры, добираются до периметра фундамента, после чего совершают подрывы.

Один из обнаруженных тоннелей в Дамаске был шириной четыре и высотой пять метров, длина его составляла несколько километров. Боевики имели все, что нужно для террористических вылазок и жизнеобеспечения: оружие, боеприпасы, взрывчатку, запасы воды и продуктов питания. Возводя этот стратегический объект, террористы позаботились о своей безопасности, оборудовав ходы системами видеонаблюдения, связи и вентиляции.

Рекордсмен по числу тоннелей – город Хомс. Их почти столько же, сколько улиц в городе. За несколько лет до начала кровавых событий под городом была построена разветвленная сеть водоводов и других подземных коммуникаций, соединяющая городской центр с окраинами. В дальнейшем вместе с древними подземными ходами они были захвачены боевиками и стали использоваться для нападений на посты правоохранительных органов и позиции армейских подразделений.

Во время нанесений ударов российскими ВКС тоннели активно применялись в качестве бомбоубежищ. Специалисты по контртоннельной борьбе сирийской армии шаг за шагом выкуривали джихадистов из «крысиных нор». Еженедельно в таких городах, как Алеппо, Хомс, Хама, Дамаск они уничтожают до десятка тоннелей. Но «крысы» не унимаются. После того, как в сирийской столице, в районе Млеха, вокруг здания одного из управлений войск была замечена активность, специалисты провели подземную разведку местности и обнаружили шесть одновременно строящихся коридоров! Военный объект защитили: вокруг прокопали десятиметровой глубины противотоннельный ров и еще на семь метров вниз узкую траншею, заполнив ее водой.

Подземные укрепления и укрытия боевиков стали одной из целей российской ударной авиации. «Многофункциональным истребителем-бомбардировщиком Су-34 (инфографика) корректируемыми авиабомбами нанесен удар по подземным укрытиям, обнаруженным средствами разведки. Укрытия имели разветвленную сеть выходов в различных частях населенного пункта в провинции Хама», – этой работе ВКС было посвящено одно из сообщений начальника Управления пресс-службы и информации Минобороны РФ генерал-майора Игоря Конашенкова. Во время боевого вылета также были уничтожены два подземных бункера террористов… Увы, возможности авиации в этом не безграничны.

В качестве одного из примеров «успешности» такой тактики можно привести случай, когда боевики террористической группировки «Батальон Тувар аш-Шам» осуществили дерзкий террористический акт в сирийском городе Алеппо. Под здание, где базировались силовики правительственных структур, был подведен подземный туннель и изготовлен мощный заряд, который был приведен в действие. В результате, по некоторым данным, погибло около 15 сирийских военнослужащих. Террористы утверждают, что число погибших составило десятки. Здание разрушено.

Так же в результате совершенной диверсии до основания был разрушен комплекс зданий отеля «Карлтон» в Алеппо. Погибли сотни мирных граждан. Всего за месяц для осуществления теракта был построен тоннель длиной более ста метров. Для сравнения, в районе города Мурек для подрыва обычного блокпоста боевики не поленились и прокопали тоннель в два раза длиннее – около двухсот пятидесяти метров.

Таким образом, тактика использования подземных коммуникаций и рукотворных туннелей является весьма распространенной при боях в городах на территории Сирии. Опасности подвергаются позиции, которые в условиях позиционной войны используются долговременно.

Использование смертников для захвата населенных пунктов.

В населенный пункт проникают несколько боевых групп, которые устраивают крупные террористические акты, в основном используя смертников, которые осуществляют самоподрывы. Как например этот бульдозер в Ираке.

В результате гибнет местное население, еще больше получают ранения. Затем до жителей города или до его элиты доводится мысль о том, что будет гораздо хуже, если не сдаться. Для демонстрации решимости проводятся публичные казни. После этого город, как правило, сдается сам. За всю двухлетнюю историю ИГИЛ только один населенный пункт был взят штурмом: курдский Мосул.

Есть данные и об использовании джихадистами детей для подрывов, последний раз такое было отмечено еще в Боснии, и бродячих собак (наблюдалось в Ираке). Это, с одной стороны, свидетельствует об истощении ресурсов боевиков, с другой переход к новым тактическим схемам может говорить о возвращении к командованию некоторыми частями ИГИЛ бывших иракских военных, обучавшихся по советским схемам.

Боевики применили химическое оружие против правительственных сил в Сирии

Правительственные войска Сирии в ходе первого освобождения Пальмиры (интересная статья о работе российского спецназа в Сирии), заняли господствующие высоты и вошли в населенный пункт. В дальнейшем были освобождены западные кварталы и историческая часть города. Между тем, в ночное время боевики применили против наступающих войск химическое оружие. Так, по правительственным войскам были выпущены семь снарядов, предположительно, отравляющим веществом в них был желтый фосфор. Пострадали семь солдат, получившие ожоги и отравления разной степени тяжести. Известны доказанные случаи применения иприта против местного населения сирийских городов и вооруженных сил Ирака.

Тактика отвлечения

Продолжается давление со стороны джихадистов и примкнувших к ним «умеренных» на разных участках фронта. Тактика, призванная оттянуть на себя правительственные подкрепления. Ударам подвергаются те участки фронта, на котором «Джебхат ан-Нусра» уже давно не проявляла никакой активности, а «давно» – это несколько лет. Речь идет об аэродроме Кувейрис, он длительное время находился в блокаде, но ранее боевики ИГИЛ никогда не пытались атаковать его напрямую. Теперь все иначе, части ИГИЛ и «Джейш аш-Шам» атаковали небольшой населенный пункт Насралла, примыкающий к авиабазе с запада. Они не использовали «джихад-мобили», что само по себе удивительно, а предприняли атаку «по-европейски»: обстреляли блокпост правительственной армии из противотанковых гранатометов, слегка повредили укрепление и обозначили атаку по центру, тогда как основную атаку повели южнее фланга этого блокпоста на окраине Насраллы. Другое дело, что боевики ИГИЛ больше обозначают такие атаки, чем действительно пытаются расширить наступление. И силы их тоже не безграничны.

Наиболее трагичный случай произошел с Пальмирой. Силы сирийской армии увязли в освобождении Алеппо, а от освобожденной Пальмиры «оттянули» войска. Боевики прорвали слабую оборону на этом участке и снова захватили древний сирийский город. Разрушения, которые они оставили после себя в этот раз, оказались более масштабными, чем после первого штурма.

Удивителен в этой ситуации неожиданный переход джихадистов на более понятную военную тактику. Возможно, речь идет об отдельной истории, связанной с жизненным опытом локального командира. Так обычно ведут себя не местные или, скажем, иракцы, а, например, выходцы из Средней Азии или Чечни. Особенно те, кто получил боевой опыт или в составе Советской армии, или в те времена, когда развитой системы подготовки смертников и других элементов, присущей тактике религиозных радикалов, еще не существовало. Меж тем запустить «джихад-мобиль» на блокпост правительственной армии – привычнее, нагляднее и эффективнее, чем по всем правилам и в полном соответствии с военной наукой попытаться обойти его с фланга.

Стоит также отметить, что с тактикой использования смертников правительственные силы уже более-менее научились справляться, но распознать такую угрозу не всегда удается вовремя.

Тактика оборонительная боя

В ходе первого штурма Пальмиры (интересная статья о работе российского спецназа в Сирии) в марте 2016 года сирийские военные столкнулись с хорошо подготовленным укрепрайоном боевиков.

На всех подступах к городу и господствующих высотах были оборудованы долговременные огневые точки, позиции для танков, артиллерии, минометов и крупнокалиберных пулемётов, которые соединялись между собой сетью подземных туннелей для оперативной переброски войск и в качестве укрытий во время артиллерийских обстрелов и авиаударов российской авиации. Кроме того, все подъезды к городу оказались заминированы противотанковыми и противопехотными минами. Складывается такое впечатление, что над планированием и реализацией обороны здесь работали военные специалисты высокого уровня, изучившие военную науку не понаслышке.

С помощью авиационной поддержки ВКС РФ, использующую всю возможную номенклатуру боеприпасов, вплоть до новейших крылатых ракет Х-101. Артиллерийскую поддержку наступающей пехоте оказывают подразделения сирийских военных при «консультативной» помощи российских советников. На земле работают группы Сил специальных операций (читайте о том, как их создавали и как они работают сегодня), непосредственно в режиме реального времени выдающие целеуказание по критически важным целям террористов и оказывающие непосредственную поддержку сирийской армии на важнейших направлениях.

Тактика легализации среди мирного населения и спящих ячеек

Территория подконтрольная боевикам сокращается стремительно быстро, куда же пропадают террористы? Незаконные вооруженные формирования в Сирийской республике при тесном соприкосновении с правительственными войсками прекрасно понимают, что российские ВКС не будут применяться в непосредственной близи от дружественных подразделений, тем самым многие из тех, кто осознал бесперспективность дальнейшей вооруженной борьбы одевают гражданскую одежду, сбривают бороды и вместе с мирными жителями пытаются просочиться на территорию, куда они буквально вчера отправляли мины и газовые баллоны. Тактика легализации среди мирного населения хорошо знакома сотрудникам российских силовых структур по событиям на Северном Кавказе, когда днем казалось бы мирные граждане ночью минируют дороги и нападают на блокпосты. А те, кто немного устал и захотел отдохнуть неожиданно появляются среди фотографий беженцев в городах Европы, но уже без оружия…пока.

Как показали недавние события в Лондоне, «спящая» ячейка или террорист-одиночка, который не ищет путей приобретения оружия или взрывчатки, а берет на кухне нож, садиться в личный автомобиль и едет давить людей и резать полицейских, становятся наиболее актуальной и трудно прогнозируемой угрозой.

Нынешняя эскалация насилия в Сирии и Ираке объясняется тем, что теряя значительные территории под наступлением правительственных войск Сирии и поддержки российских ВКС террористы начинают прибегать к методам, обычным для любой другой террористической организации. Такую точку зрения высказал в беседе с «Известиями» иракский военный политолог, специалист по террористическим группировкам Хишам аль-Хашими.

Проблема состоит в том, что ИГИЛ стало постепенно менять свою тактику. Если раньше это были боевые столкновения непосредственно с армейскими частями, то теперь террористы всё чаще действуют скрытно и делают ставку на, если можно так сказать, классические теракты. Особенно эта тенденция усилилась после операции по освобождению Эль-Фаллуджи. Целью экстремистов становятся прежде всего те районы, где проживают шииты, а также кварталы, в которых расположены правительственные здания, — подчеркнул собеседник «Известий».

Нынешнюю деятельность ИГИЛ и все теракты, которые эта организация совершала и, по всей вероятности, еще будет совершать в мире, надо рассматривать неотрывно от политики Вашингтона. Такое мнение «Известиям» высказал член комитета Госдумы по обороне Вячеслав Тетекин, комментируя последние теракты в Багдаде.

Наиболее «свежий» случай произошел 22 марта 2017 года в правительственном квартале Дамаска, где террористы-смертники на заминированных БМП совершили двойной самоподрыв.

Новая тактика ИГИЛ, которой исламисты, наверняка, не преминут скоро воспользоваться

Одновременно руководители некоторых террористических отрядов меняют тактику. Так, боевики «Исламского государства» и группировки «Джебхат ан-Нусра» договорились противостоять наступлению правительственных войск в провинции Хама сообща. Для получения политической поддержки и финансовой помощи из-за рубежа руководство ряда бандформирований, которые входили в террористическую группировку «Джебхат ан-Нусра», приняло решение об отказе от символики и переходе под знамёна «Харакят Ахрар аш-Шам», которая отнесена Западом к «умеренной оппозиции», — сообщил на брифинге командующий войсками Западного военного округа/

Рядовые боевики ИГИЛ интеллектом мягко говоря, и не блещут, на высшем уровне за ними стоят явно не идиоты. Которые отлично понимают, что долго воевать сразу против двух мировых коалиций Исламское государство вряд ли сумеет. И что на тактическом уровне необходимо срочно, что то менять.

Так как вероятность сотрудничества исламистов-игиловцев с коалицией Россия-Сирия-Ирак-Иран стремится практически к нулю, у ИГИЛ остается лишь один вариант — подстраиваться под США и их союзников. И для этого полевым командирам ИГИЛ нужно будет сделать совсем немногое – всего лишь временно свернуть свои черные знамена и встать под флаги так называемой «умеренной сирийской оппозиции».

Подобный тактический переход позволит игиловским батальонам избежать смертельных для них авиаударов и обеспечит доступ к военной помощи и прикрытию со стороны «западных партнеров».

В целом анализ современной тактики бандформирований позволяет сделать следующие выводы:

В Сирийской республике правительственным войскам противостоит хорошо подготовленный в оперативно-тактическом плане, оснащенный новейшими образцами стрелкового вооружения, жестокий и бескомпромиссный противник, использующий для достижения своих экстремистских целей комплекс диверсионно-террористических методов и элементов тактики общевойскового боя.

Ожесточенность вооруженного противоборства показала, что вторжение бандформирований в Сирию предшествовала длительная и тщательная подготовка, осуществлявшаяся при активной помощи и участии, как специальных служб «союзников», экстремистских международных исламских организаций, так и НВФ, полулегально действующих на территории прилегащих стран.

Неотъемлемым компонентом тактики бандформирований по-прежнему остается терроризм, включающий применение взрывных устройств, убийства, похищение людей, нанесение телесных повреждения, пытки, шантаж и угрозы.

Регулярным войскам Сирийской Арабской республики пришлось столкнуться с умелым и коварным противником, воюющим и по классическим канонам войны, и использующим партизанско-диверсионные методы. И сколько бы ни говорили, что армия предназначена, прежде всего, для борьбы с внешним врагом, реалии последнего десятилетия оказались таковы, что самым распространенным вариантом ее применения стало ведение боевых действий против незаконных вооруженных формирований на «своей» территории с учетом «горного фактора» и строжайших ограничений, позволяющих свести к исключительным случаям разрушения и жертвы среди мирных жителей.

За последние 10 лет, прошедшие со времени вторжения в Ирак, джихадистские группировки, освоив разнообразные приемы ведения войны, доказали свое упорство, способность приспосабливаться к меняющейся ситуации и решимости продолжать борьбу.

Тем не менее, в российском военном ведомстве считают, что говорить о победе над боевиками пока преждевременно. Они продолжают сопротивляться сирийской армии, несмотря на массовое дезертирство и значительные потери в своих рядах. Члены запрещенной в РФ террористической организации ИГИЛ продолжают удерживать позиции на ряде направлений, тем более, что за несколько лет эти позиции были превращены в мощные укрепленные районы обороны с разветвленной сетью подземных ходов и укрытий.

Источник:

[1] Военный энциклопедический словарь / пред. гл. ред. комиссии А.Э. Сердюков. – М.: Воениздат, 2007.-832с.:ил. стр. 710.

Больше интересных материалов на страницах Военного обозревателя